Модернизация врачей и чиновников

Город
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Стоит продолжать искать работу или уже сменить профессию, какие специалисты востребованы городом и кем хотят работать сокращенные медработники, кому нужны тренинги и психологические консультации, что происходит в специализированном центре трудоустройства — изучает МОСЛЕНТА.

В большом зале «Содействия» светло и тихо. Мониторы на стенах беззвучно показывают презентации о модернизации системы здравоохранения и выплатах, которые получат сокращенные медики: врачи — 500 тысяч рублей, медсестры — 300, санитарки — 200. За 15 столами посетителей ждут специалисты в белых блузах и шейных платках с сине-зелеными разводами. В основном это бывшие сотрудники городских центров занятости. Они дают консультации: общие, по профориентации, по бесплатным программам переобучения для врачей и медсестер. Еще здесь есть юрист, представитель онлайн-сервиса по поиску работы и иногда — работодатель, то есть кадровик какого-нибудь медцентра.

— Меня сократили 31 декабря, — тихо произносит полная женщина в темных очках, присев за стол №6. — Я работала санитаркой в гинекологии.

— Вы встали на учет в центр занятости по месту регистрации? — ровным, почти механическим голосом спрашивает консультант и, увидев кивок, продолжает: — Вам требуется работа в медицинской сфере?

— Да, но все, что предлагают в центре занятости, с совсем маленькой зарплатой или ехать на четырех видах транспорта, что за 14 тысяч в месяц неудобно, — говорит санитарка, представившаяся Леной. — И у меня вопрос: почему нас выкинули, если спустя три месяца наш отдел кадров набирает людей в новый перинатальный центр?

— Насколько понимаю, в вашем учреждении происходила оптимизация, — с доброжелательной улыбкой отвечает консультант, — а набор на вакантные должности происходит на конкурсной основе.

Повернувшись к компьютеру, она находит единственную подходящую вакансию в Восточном округе, где живет санитарка, с окладом 9775 рублей. Пощелкав мышкой, находит еще пару в центре — за 11-14 тысяч, и даже за 25 — в негосударственной стоматологии на Юго-Западе, а потом еще одну — в госпитале Бурденко.

— Тоже за 14?

— Нет, за пять.

Санитарка громко смеется, а потом вдруг спрашивает:

— Послушайте, а у вас тут есть психолог? У меня такой стресс, можно я сейчас к психологу пойду?

Консультантка распечатывает для Лены с десяток вакансий и уводит из зала: психологи принимают в отдельной комнате.

С
С открытия в декабре 2014 в центр «Содействие» обратились более 2500 из 8000 уволенных медработников. Более 20% из тех, кто сделал это до конца января, уже работают. Правда, неизвестно, помог им в этом центр или собственные связи. Вскоре центр начнет принимать еще и сокращенных госслужащих (их число в этом году должно уменьшиться на 30%).

Продаться подороже

Санитарки составляют всего 5% посетителей. «Трудоустройство младшего медицинского персонала в массовом порядке происходит и без нашей помощи, — объясняет директор «Содействия» Константин Царанов. — Связано это с переводом ряда непрофильных для медицинской организации функций, в частности клининга, на аутсорсинг. В момент высвобождения людей многочисленные клининговые компании предлагают санитаркам трудоустроиться к ним в штат и выполнять привычные для них функции в этой же или в другой медицинской организации».

Fa26a218890502e517296d011ab44e3c7c57ce7e

Константин Царанов, директор центра «Содействие»

Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Часть врачей, по его словам, не нуждаются в помощи центра, потому что сразу уходят на полную ставку в частные или федеральные медцентры, где работали совместителями до увольнения. «Не все понимают, что центр может им помочь, — продолжает Царанов. — Сначала они рассчитывают на собственные силы, пытаются найти работу через знакомых, коллег и друзей. Если не получается, приходят к нам. А в нашей медицинской базе около 30 тысяч вакансий по Центральному федеральному округу. Мы не ограничиваемся только столицей, потому что 30 процентов медицинских работников городской системы здравоохранения не являются жителями Москвы. Наш центр им тоже помогает искать работу, — в частности, в Московскую область в 2014 году трудоустроились более 680 медработников».

К столику профориентации подходит жгучая брюнетка в ярко-красной кофте, с красными серьгами-гроздьями до плеч, с красными ногтями и такими же губами. Она садится и говорит с мягким южным акцентом, что до 18 февраля работала детским стоматологом за 53 тысячи рублей, а теперь видит вакансии только на 20 тысяч.

— Но мне за квартиру платить 35! — тряхнув серьгами, вскрикивает она. — Вчера до трех ночи изучала вакансии в интернете. Есть нормальные в частных клиниках, но везде требуют опыт работы с наркозом, а у меня его нет.

— А вы можете временно снизить притязания по зарплате? — предлагает консультант за столом №11. — То есть устроиться на полставки и вложить свои компенсационные деньги в обучение. Пройдя курсы, вы сможете работать с анестезией и будете претендовать на прежнюю зарплату. Ведь вы хотите остаться в профессии?

— Не уверена, — качает головой женщина в красном. — Я, в общем-то, пришла узнать о бесплатных курсах по переобучению.

— Вы не можете на них претендовать, потому что, во-первых, для стоматологов курсов сейчас нет, — объясняет специалистка. — А во-вторых, центр предлагает их только москвичам.

— То есть врачей с временной регистрацией просто выкинули на улицу? — возмущается стоматолог. — Да нас большинство!

— На бесплатные региональные программы вы можете рассчитывать по месту постоянной регистрации, — мягко отвечает специалист. — Но подумайте о другом: зачем вам менять профессию? Представьте, вы переучиваетесь, например, на бухгалтера. Без опыта работы сначала будете на низших должностях с маленькой зарплатой. И ведь у вас в ваши 44 года может оказаться юная начальница с плохим характером. Если вас это не смущает, я сейчас же дам координаты обучающих центров, но не стоит разбрасываться. Детский стоматолог — очень востребованная специальность. Я понимаю, у вас стресс…

— Да еще какой! Сами посмотрите, — женщина вытягивает руки над столом: красные ногти сильно дрожат.

— Сначала нужно успокоиться, — твердо заявляет специалистка, погладив стоматолога по плечу, — потом определить цели и делать шаги в нужном направлении. У коммерческой стоматологии — большие перспективы. Вам просто нужно продать себя подороже.

Не по приказу

Город оплачивает краткосрочные программы переобучения по приоритетным специальностям: в Москве не хватает врачей общей практики, анестезиологов-реаниматологов, рентгенологов и неонатологов. «На врача общей практики за четыре с половиной месяца могут выучиться только терапевты или педиатры, — рассказывает Царанов. — На рентгенолога — хирурги, травматологи, урологи и акушеры-гинекологи. Врачи других специальностей могут получить эти специальности только после двухлетней ординатуры».

252f21b82224afe5845561ed264362dbabd87175

Перед тренингом куратор обзванивает записавшихся: если не набирается 14 человек, обычно тренинг отменяется

Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Попасть на бесплатные курсы быстрее всего можно после консультации представителей департамента здравоохранения в «Содействии». По словам Царанова, больше всего заявок (около 80) — на рентгенологов. Это же направление пользуется популярностью у медсестер.

— Пришла сюда по совету бывшей коллеги, — рассказывает женщина в коричневой куртке, представившаяся Анной Андреевной, в ожидании специалиста по переобучению медсестер. — Она учится на рентген-лаборанта. Но ей всего 33, она хочет получать льготы, надбавки за вредность и пораньше выйти на пенсию. Я уже на пенсии, поэтому хочу узнать о других программах. Но знаете что сейчас меня волнует? Меня уволили из больницы №70 из отделения эндокринологии. Я прихожу сюда — и первое, что мне предлагают, вакансия медсестры в больнице №70 — в моем отделении. Скажите мне, в чем суть такой модернизации?

Медсестра пытливо смотрит мне в глаза. Тут, к счастью, подходит специалистка по переобучению.

— Я бы хотела пройти курсы по социальному уходу, — говорит медсестра.

— Все, что можем сейчас предложить, это переподготовка по специализации участковой медсестры для взрослых и для детских поликлиник, — говорит специалистка. — На лаборанта-рентгенолога можно записаться только в следующем полугодии. Остальные курсы — платные.

Медсестра уходит.

Она не захотела записаться и на бесплатные тренинги: есть однодневные по составлению резюме и поведению на собеседовании, а также двухдневный по компьютерной грамотности. Эти тренинги вообще не очень популярны у медработников: прошли хотя бы один чуть более 200 человек. Зато, возможно, они будут востребованы у чиновников, которые появятся в «Содействии» с середины апреля (им только начали выдавать уведомления о сокращении). Специальных программ переобучения для них не предусмотрено. Так что тренинги — единственное, что будет им доступно в «Содействии», кроме вакансий (сейчас формируется база).

«На сегодня количество вакансий в разы превышает количество обратившихся в Содействие, — комментирует внешний эксперт, депутат Мосгордумы Лариса Картавцева. — Как отмечают сотрудники этого центра, они могут найти вакансию для врачей в любом уголке России. Из 126 врачей, проходящих в настоящее время переобучение, 20 готовятся стать врачами общей практики. Важно, что запись на обучение гарантирует стопроцентное трудоустройство: около 50 процентов обратившихся уже работают на новых местах. На мой взгляд, такая работа центра заслуживает большого уважения».

Анна Андреевна
медсестра
М

Меня уволили из больницы №70 из отделения эндокринологии. Я прихожу сюда, и первое, что мне предлагают, — вакансия медсестры в больнице №70 в моем отделении. Скажите мне, в чем суть такой модернизации?

В соседнем с «Содействием» здании — университете управления правительства Москвы — в аудитории на пятом этаже собираются медработники. Они, поглядывая друг на друга, садятся на стулья, выставленные полукругом перед экраном, на котором горят слова «Как успешно пройти собеседование». В начале двенадцатого координатор Надежда вводит последнюю, девятую участницу и говорит:

— Спасибо, что пришли! К сожалению, сегодня нас очень мало. Я приношу свои извинения и вынуждена сообщить, что тренинг отменяется. У нас есть указание: если не набирается 14 человек, тренинг не проводить.

Люди молчат.

7c60c26fe48d50feaf6f49535e61b45543d7fdaf

Тренинг по компьютерной грамотности длится два дня. Медработники составляют и оформляют свое резюме

Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

— Но из уважения к нам и тренеру давайте все же проведем занятие, — предлагает женщина в розовом.

— К сожалению, есть четкое указание, подписанное в департаменте здравоохранения, — отвечает Надежда. — Такое происходит во второй раз. Мы обзваниваем всех участников накануне, если группа не набирается, отменяем.

— Может, нам написать какое-нибудь прошение? — не сдается женщина в розовом, и соседи начинают поддакивать.

Надежда, быстро взглянув на корреспондента МОСЛЕНТЫ, произносит:

— Хорошо. Я сейчас позвоню директору центра.

И уходит.

— Опять бюрократический подход, как при оптимизации, — говорит женщина в розовом. — Вроде хорошее дело, но выполнять надо не по приказу, а осмысленно, вникая в ситуацию в каждом конкретном случае.

Соседи кивают головами, и тут возвращается Надежда:

— Можно начинать!

Люди с улыбками поворачиваются к тренеру, и она начинает встречу людей в общей кризисной ситуации:

— Меня зовут Ольга. Я медик по профессии. Меня сократили 2 февраля…