Кто ухаживает за «Мостом Немцова»

Город
Ольга Лехтонен два раза в неделю приносит цветы на место убийства Бориса Немцова
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

На Большом Москворецком мосту то исчезает, то вновь появляется импровизированный мемориал памяти оппозиционера Бориса Немцова. Одни на место гибели политика несут цветы, свечи, записки. Другие все это уничтожают, вывозят, а самого Немцова называют «предателем России». Сейчас активисты организовали круглосуточную охрану места убийства. Ольга Лехтонен одной из первых стала ухаживать за мемориалом. МОСЛЕНТЕ она рассказала о том, кто продолжает приносить на мост цветы и что общего у Бориса Немцова с Виктором Цоем.

Что вы делаете на мосту?

Мы занимаемся чисто хозяйственной работой: собираем мусор, подметаем, убираем лишнее, добавляем новое. Следим, чтобы было красиво и аккуратно. Я горжусь собой: я была в числе первых семерых человек, которые пришли на мост спустя десять дней после убийства. Мы познакомились, убрали увядшие цветы. Я почувствовала, что таким образом у нас получилось выразить свое отношение к Борису и к его убийству. Через неделю мы кинули клич в соцсетях, и на субботник вышло уже 150 человек. Остальное вы знаете: было две крупные попытки разорить мемориал, постоянно происходят мелкие стычки. Сейчас я хожу на мост два раза в неделю.

Я
Я бы сравнила нынешний мемориал со стеной Цоя на Арбате.

Что за люди ходят вместе с вами? Кто, например, эти семь человек, которые первыми пришли?

Самое интересное, что все семь — женщины средних лет. Два человека из движения «Солидарность», сопредседателем которого был Немцов. Остальные ни в какой политической организации не состоят. Я думаю, дело в том, что тема уборки ближе женской натуре. Интересно, что сейчас в обустройстве мемориала участвуют некоторые люди, которые, по их собственному признанию, о Немцове узнали только после его смерти. Стали читать его статьи, смотреть выступления на YouTube, узнали, каким он был человеком.

Е
Есть некая существенная масса населения, которая не хочет никого обманывать, подделывать, фальсифицировать, голосовать по команде, бегать на четвереньках по распоряжению начальства. Я себя к таким отношу.

Почему лично вы занимаетесь этим мемориалом?

Не из-за политики. Просто есть люди, для которых важнее всего чувство собственного достоинства и ощущение внутренней свободы. Наша деятельность — это попытка сказать окружающему миру, что мы существуем. Нам надоело вранье, лицемерие, пропаганда. Простой пример: живет какая-то учительница, ее сначала заставляют работать в участковой избирательной комиссии, потом — подделывать результаты выборов. Есть люди, которые на это соглашаются, а есть те, которые откажутся даже под угрозой увольнения. Много тех, кто не хочет никого обманывать, ничего подделывать, фальсифицировать, голосовать по команде, бегать на четвереньках по распоряжению начальства. Я себя к таким отношу.

То есть мемориал на мосту стал поводом для объединения людей?

Да, безусловно. Мне теперь пишут из разных регионов, — из Удмуртии, Мордовии, Кабардино-Балкарии. Люди спрашивают, чем помочь, хотят переслать денег, заказать цветы. После нападений на мемориал активисты стали ночевать около места убийства — по трое, четверо, пятеро.

П
Поминание места убийства — старинная русская традиция. Первая аналогия, которая приходит мне в голову, это почитание места убийства императора Александра Второго. В Санкт-Петербурге в память об этом трагическом событии поставили всемирно известный, очень красивый собор Спаса на Крови.

А есть какая-то перспектива у этого мемориала? Он же не может вечно там находится, это все же не самое подходящее место...

Изначально мы думали, что публичный траур на мосту продлится 40 дней. Сейчас мемориал, получается, сохраняется более 50 дней. И мы решили, что будем его поддерживать без ограничений по времени, пока есть такая возможность. Понимаете, вандализм только разогревает страсти. И получается обратный эффект: после каждого нападения цветов приносят все больше. Человек, пришедший к мемориалу с добрыми намерениями, оставляет там частичку души. Вы даже не представляете, какие записки оставляют люди. Я во время уборки их иногда читаю и не могу сдержать слез... Есть стихи и рисунки, есть просьбы. Надо понять, что это место для многих людей стало священным.

Совсем близко от места убийства находится мавзолей Ленина. В советское время для людей священным был он. Получается, вы создаете подобное место поклонения?

Я не вижу тут аналогий. Немцов находился в оппозиции, он не был номенклатурным лидером. Вы сами видели, как его хоронили: ни одно официальное лицо не пришло. К тому же на мост никто ходить не заставляет, люди идут по собственному желанию. Мавзолей посещали по разнарядке, он был в плане каждой экскурсионной группы. Я бы сравнила нынешний мемориал со стеной Цоя на Арбате. Я сама поклонник Цоя с 25-летним стажем и хорошо помню ту историю. Сейчас я даже иногда теряюсь — не понимаю, в 2015 году я нахожусь или в 1990-м.

А почему мемориал появился на мосту, а не на кладбище?

На кладбище люди тоже приходят. Например, на 40 дней помянуть Бориса туда пришло много москвичей. Но надо понимать, что кладбище — место более личное, интимное. Немцов все-таки был известным человеком, его убийство не оставило равнодушными даже не знакомых с ним лично людей. К тому же поминание места убийства — известная русская традиция. Первая аналогия, которая приходит в голову, — это почитание места убийства императора Александра Второго, в память о котором в Санкт-Петербурге возвели храм Спаса-на-Крови.

Как, по-вашему, следует увековечить память Немцова? Есть разные идеи: переименовать мост, поставить памятник…

Безусловно, какой-то знак нужен. Цветы приносить вечно невозможно. Памятник, мне кажется, не самая правильная идея. Согласовать и поставить его на мосту сложно. Я думаю, лучшим вариантом была бы маленькая латунная табличка: «Здесь был Борис Ефимович Немцов. Настоящий патриот России». И все.