«Решетки у нас, чтобы молодежь не пила под окнами»

Город
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

В библиотеки города записаны более 2,2 миллиона человек. По данным Московского городского библиотечного центра, самые читаемые книги среди горожан — произведения Прилепина, Улицкой, Рубиной и Ремарка. МОСЛЕНТА побывала в Бирюлеве, Гольянове, Бибиреве и в центральном округе и выяснила, кто в наше время ходит в библиотеки.

Национал-патриоты и либералы в Гольянове

Библиотеку номер 72 в Гольянове в темное время суток найти несложно: на ней установлена подсвеченная вывеска «Библиотека», дизайн которой разработало агентство Saatchi&Saatchi. Такие же вывески украшают еще около 130 библиотек в разных районах Москвы.

В библиотеке много пространства и нет людей. На стенах — новые таблички со шрифтом Брайля для слабовидящих. Но таких посетителей, по словам работников библиотеки, здесь давно не видели.

«
«"50 оттенков серого", что самое интересное, читают женщины от 50 лет. Сейчас у нас все издания на руках»

«Пришли бы вы пораньше, застали бы наших пенсионеров», — досадует заведующая.

В «Зал оперативно-социальной информации» читатели приходят за периодикой. «Журналы и газеты читают пенсионеры, за редким исключением. Для них Советский спорт, Аргументы и факты и Комсомольская правда дороги, поэтому они пару раз в неделю приходят и прочитывают все, что им нужно, — рассказывает библиотекарь Юлианна Викторовна. — Есть политизированные пенсионеры — национал-патриоты, которые читают журналы Наш современник и Молодая гвардия. Либеральная интеллигенция читает Звезду, Знамя и Новый мир. Бывшие сотрудники литературного музея по старой памяти читают Вопросы литературы. Советская техническая интеллигенция любит научно-популярные журналы типа Науки и жизни. Пролетарии читают Московский комсомолец и Советский спорт».

В зале художественной литературы на видном месте выставлены мемуары, письма, биографии. «Сериалы обостряют интерес. Вышел фильм про Орлову на телевидении («Орлова и Александров» на Первом — прим. МОСЛЕНТЫ), — сразу начали читать биографии артистов. На Прилепина у нас очередь. 50 оттенков серого, что самое интересное, читают женщины за 50. Сейчас у нас все издания на руках, — говорит библиотекарь Елена Владимировна. — Бывает очень интересная молодежь с необычными запросами — Кафка, Мураками, Керуак. Недавно молодой человек взял роман-комикс Арта Шпигельмана Маус».

Любовь учительницы к детективам и программиста — к Достоевскому

В Центральной библиотеке номер 77 в Бибиреве на улице Коненкова, примыкающей с одной стороны к улице Лескова, а с другой — Пришвина, бывшая школьная учительница Нина Федоровна просматривает книги на стеллаже «Детективы»: «Я уже лет семь хожу сюда. Обычно спрашиваю что-нибудь новенькое. Рубину уже всю перечитала, Улицкую тоже, хотя она мне меньше нравится, Маринину еще. У нее последние книги не столько детективные, сколько житейские. Вы извините, у меня внук один дома, я пойду».

«
«Мне нравится Достоевский: "Идиот", "Братья Карамазовы", "Преступление и наказание". Люблю проникать в глубь человеческой натуры».

В зале с периодикой проходит урок рисования. Мужчина лет 70 сосредоточено срисовывает маслом пейзаж с избушкой в летнем саду. «Он к нам уже три года ходит. Профессионально не рисовал никогда, от природы одаренный», — шепчет главный библиотекарь. Пока расспрашиваю ее, кто приходит полистать «Афишу» и The New Times, в зал заходит молодой человек в кедах Vans.

«Привет, Вась», — прерывает монотонное повествование главный библиотекарь. Васе 22 года, он инженер-программист. Это единственный молодой человек, которого удалось застать в библиотеке. Он окончил колледж по специальности обслуживание техники и компьютерных сетей, после чего пришел работать в библиотеку номер 77. «Работа есть работа», — объясняет Вася свой выбор.

«Мне нравится Достоевский: Идиот, Братья Карамазовы, Преступление и наказание. Люблю проникать в глубь человеческой натуры».

Интерес пенсионеров к «50 оттенков серого» и военных — к творчеству Мединского

В библиотеке имени Данте Алигьери на улице Строителей рядом с метро Университет многолюдно. На втором этаже взрослые занимаются итальянским языком. Большая часть учеников — пенсионеры. По длинным узким коридорам снуют читатели. Молодых людей почти нет. В зале выдачи литературы на первом этаже мужчина лет 30-35 просит библиотекаря найти книгу «Годы войны»: «Скоро 9 мая, нужно подготовиться».

«
«Недавно пришел мужчина, которому далеко за 60, и заявил: "Мне надо прочитать "50 оттенков серого". А у нас этой книги нет. Он ушел, сказал, что сына попросит скачать».

«Обычно литературу о войне у нас читают пенсионеры, — рассказывает Людмила Александровна, которая работает в этой библиотеке 18 лет. — Хотя люди пожилого возраста разное читают. Неудобно об этом говорить, но недавно пришел мужчина, которому далеко за 60, и заявил: Мне надо прочитать50 оттенков серого. А у нас этой книги нет. Он ушел, сказал, что сына попросит скачать. Это особый читатель, он любит поболтать, посудачить, поговорить обо всем что на слуху. Сама я патологически не выношу это произведение. А вот11 минут" Коэльо рекомендую. Это хорошая книга о любви».

Сотрудники библиотеки отмечают, что последние события в России повлияли на изменение интересов читателей. «Когда только присоединили Крым, были запросы на книги об истории полуострова. Сейчас литературу про Крым тоже спрашивают, но больше об отдыхе, о достопримечательностях», — рассказали в библиотеке.

Одним из читаемых писателей оказался министр культуры России Владимир Мединский. Его трехтомник читают люди среднего возраста, бывшие военные. «Интересуются биографиями политиков — Чубайса, Горбачева, Ельцина. Про Немцова только однажды спросили, после его смерти. Читательский запрос ведь отражает общий интерес к персонам», — говорит библиотекарь.

Позитивная психология в Бирюлеве

В библиотеке номер 233 в Западном Бирюлеве — решетки на окнах и на входе. «Это чтобы молодежь не собиралась у нас под окнами, не выпивала», — говорит библиотекарь.

«
«К нам приходят и 90-летние, Шекспира спрашивают»

За час оглушительной тишины взять книгу пришла только бывший экскурсовод Татьяна. «Я читаю все. Сейчас интересуюсь эмигрантской литературой. Прочитала Бродского, потом через него вышла на Евгения Рейна, прочитала его Мне скучно без Довлатова и поняла, что мало читала этого автора. Вот пришла, чтобы взять книгу, прочесть. Сдала Проханова — честно говоря, не торкнуло», — рассказала бывший экскурсовод.

«На мой взгляд, в нашу библиотеку ходит не меньше людей, чем 20 лет назад. Русскую канарейку Дины Рубиной спрашивают, Обитель Прилепина, Хроники раздолбая Санаева. Это люди в возрасте от 40 до 60 лет. В день может прийти от 30 до 60 человек по абонементу, — говорит библиотекарь Вера Валерьевна. — Молодежь спрашивает в основном литературу по психологии, на темы Как повысить самооценку, Мое место в мире, Как найти работу, литературу о позитивном мышлении и о взаимоотношении полов. К нам приходят и 90-летние, Шекспира спрашивают».

Людям без московской регистрации библиотека не может выдавать книги. «У нас есть столик, где читатели оставляют ненужные издания. Вот их могут брать и читатели без регистрации. К нам много украинских беженцев приходит», — говорит библиотекарь.

Вундеркинд, чеховеды и забытые писатели

В библиотеке им. Чехова на Страстном бульваре два читальных зала — искусства и общий читальный зал. Большую часть посетителей составляют «трудоспособные люди с высшим образованием». Среди читателей — адвокаты (в одном здании с библиотекой находится Московская коллегия адвокатов — прим. МОСЛЕНТА), риэлторы, актеры, студенты и пенсионеры.

«
«Многие люди приходили просто общаться с библиотекарями. Ушли эти люди — ушли многие талантливые интересные читатели, известные режиссеры и актеры. Библиотекари как врачи, люди к ним ходят годами, уходит библиотекарь, уходит и читатель».

В зале выдачи книг единственный посетитель, пожилой мужчина, жалуется на библиотечную реформу в Москве: «Взялись за медицину сначала, вот и до книг добрались».

«Вывеску нашу видели? Сняли надпись Библиотека им. Чехова и заменили на Библиотеку. Рядом общественные туалеты еще стоят. Это же нонсенс! Неужели нельзя было подальше их поставить?» — жалуется библиотекарь Любовь Евгеньевна.

В зале абонемента немного стеллажей, основная часть изданий — в книгохранилище. Там же на полках стоят списанные издания и книги, которые не интересуют читателей. Людмила Евгеньевна рассказывает, что москвичи не читают арабских, восточных и некоторых европейских читателей. «Генрика Сенкевича почти не берут, Сингрид Унсет, Майн Рида, как ни странно, перестали читать, — говорит она. — Из наших писателей перестали брать Юрия Германа, Одоевского, а «Былое и думы» Герцена всего один раз за полгода спросили».

3dead44e668591ee9ebf533a8f38d72e593f170d

Особая категория читателей — чеховеды. Главный ее представитель — Алевтина Кузичева, историк литературы, автор книги о Чехове в серии ЖЗЛ и участник конференций в Йельском университете. «Она у нас в читальном зале искусства выступает, читает лекции, собирает толпы. А на абонементе берет детективы Агаты Кристи или романы Дэна Брауна. Голове ученого тоже отдыхать надо, — говорит Любовь Евгеньевна. — Недавно приходила женщина с двенадцатилетней дочкой, та посоветовала маме почитать Джейн Остен. Сама она ее всю перечитала. Они к нам часто заходят».

Любовь Евгеньевна — библиотекарь с 27-летним стажем. В библиотеку имени Чехова она пришла десять лет назад. «В целом за 10 лет работы я вижу некоторый отток. Но сейчас читателей все равно больше, чем 4-5 лет назад. Может быть, это объясняется тем, что многие библиотеки закрываются», — говорит библиотекарь.

Сейчас в библиотеке работает вполовину меньше персонала, чем раньше, рассказывает Людмила Евгеньевна: «Многие люди приходили просто пообщаться с библиотекарями. Ушли эти люди — ушли и многие талантливые интересные читатели, известные режиссеры и актеры. Библиотекари — как врачи, люди к ним ходят годами. Уходит библиотекарь — уходит и читатель».