«Наш народ не перестает созидать и расцветать»

Город
Фото: Геодакян Артем / ТАСС

К 100-летию геноцида армян открылся Армянский музей Москвы — крупнейший за пределами Армении музей, посвященный культуре этого народа и трагедии 1915 года. МОСЛЕНТА побывала в нем на следующий день после открытия, погуляла по экспозициям с художественным руководителем, нашла интересные артефакты и пообщалась с первыми посетителями.

Теме геноцида посвящено большинство залов — например, «Мемориал» с именами порядка 150 000 тысяч погибших. В память о них когда-нибудь здесь зажгут свечи. 20-метровая видеопанорама «Дантеакан» демонстрирует леденящие душу исторические кадры. Здесь же можно послушать отрывок из поэмы армянского поэта и общественного деятеля Ованеса Шираза «Айоц Дантеакан» и воспоминания уцелевших — по-армянски, но с русскими субтитрами.

Ж
Жизнь продолжается, хотя, конечно, мы не можем взять и забыть про эти ужасающие деяния.

В залах демонстрируются фотосвидетельства трагедии. «Здесь, конечно, ужасающие фотографии, но они еще относительно гуманные, самые страшные мы не повесили, — рассказывает художественный руководитель музея Тигран Арутюнян. — Слышите, кстати, музыка заиграла? (в залах, как только в них заходят люди, начинает звучать музыка армянских композиторов — прим. МОСЛЕНТЫ). Это очень красивая песня, жаль, вы армянского не знаете».

Самое удивительное в музее — это даже не мультимедийные технологии, а эклектичность. Зал о геноциде, например, соседствует с «Бытом Армении», где на большом экране показывают, как готовится лаваш. На вопрос, почему так составлена экспозиция, Тигран Арутюнян отвечает: «Геноцид геноцидом, но наш народ не перестает созидать и расцветать. Жизнь продолжается, хотя, конечно, мы не можем забыть эти ужасающие деяния. Мы сделаем все возможное, чтобы этот факт (геноцид армян — прим. МОСЛЕНТЫ) признали в мире — в первую очередь Турция, которая все отрицает. Понимаете, людей убили только за то, что они христиане». И далее худрук музея рассказывает о планах имперской Турции создать великий Туран — единое государство тюрков. «Они хотели охватить территорию от Дарданелл и Босфора до Каспийского моря. И на их пути была Армения», — рассказывает Тигран Арутюнян, рисуя на листке карту.

557157a7325d6782f83ab1864a14831510bc9668

Россия. Москва. 22 апреля 2015. В музее национальной культуры Армении на территории храмового комплекса Армянской апостольской церкви.

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Всего в музее 11 зон. Все, кроме галереи, находятся в едином пространстве и окружают гигантский интерактивный глобус, на котором в разных точках мира можно увидеть расположение армянских религиозных и культурных центров.

Сватовство, тандыр и колыбельная

Мы в «Быте Армении». На большом экране показывают, как женщины делают популярный и у москвичей лаваш. «Вы видите процесс приготовления лаваша в лучших и исключительно армянских традициях. Такой тандыр, зарытый в землю, есть только у армян. Это делается, чтобы температура не падала», — торопливо рассказывает художественный руководитель музея. У него мало времени, и оба его телефона разрываются от звонков. К нам незаметно пристраивается армянская семья. Вместе мы похожи на экскурсионную группу, единственную в музее.

М
Мы как раз думали, наша вы девочка, или историк, или журналист?

Мы посмотрели ролики о традициях сватовства, ковроделии, послушали колыбельную, понаблюдали за муками творчества армянского писателя. Каждое действо на экране было снято в Армении специально для музея в Москве. Переключать видео можно самому. Сменив картинку «Комната художника» с обнаженной позирующей девушкой на «Урок в армянской школе», я вызвала легкое раздражение у мужчины, завороженно смотревшего в экран.

Галина, Лусине и артефакты

Примерно за час в музей пришли с десяток посетителей. Большую часть времени вместе со мной за Тиграном Арутюняном по музею ходили Галина, Гохаш и Лусине, только переехавшие в Россию. Друг с другом женщины говорят на армянском.

— Мы как раз думали, наша вы девочка, или историк, или журналист... Вы откуда? — обращается ко мне Галина.

— Я здесь живу, — отвечаю.

— На меня это все очень подействовало. Когда я смотрю на это, душа переворачивается. Ну и новшества, конечно, удивили, — продолжила моя собеседница.

Новшества — это, в частности, экспозиция «Артефакты». Значки, документы и другие вещи выставлены в стеклянных витринах, на поверхности которых появляется голографическое описание на трех языках — армянском, русском и английском — и увеличенное изображение ценностей.

Интересный артефакт — набор французских пропагандистских карточек XIX века с карикатурами на османского султана Абдул-Хамида II, прозванного за свои злодеяния Кровавым. На одной из них изображена отрезанная голова халифа, из обрубка торчит извивающаяся змея.

Портреты, дудук и Рубен Григорян

Идем в зал «Портреты», минуя реплику Вавилонской карты. Ученые датируют карту концом VIII — началом VII века до н. э. «Армения на ней есть, между прочим», — напоминает худрук музея. В «Портретах» армянские поэты, художники и писатели — спасшиеся от геноцида и те, которым выжить не удалось. «Эта экспозиция будет постоянно обновляться. Когда на экране появляется портрет человека, например, поэта, будут звучать его стихи», — говорит мой экскурсовод.

В музее работает 3D-кинотеатр и музыкальная библиотека, в которой можно послушать произведения армянских авторов, в том числе исполненные на дудуке.

Наряду с экспонатами стены музея украшают изречения основателя музея, президента строительного холдинга «Руцог-инвест» Рубена Григоряна. Среди них есть такое: «Избавление от хронической генетической болезни (боли и страдания) путем замены этих чувств чувствами силы и мощи развитой экономики, науки, культуры, спорта и военной силы — все это во имя построения справедливого общества, исключающего геноцид».