«Взрослые в ответе за детские травмы»

Город
Фото: Денис Гришкин / РИА Новости

Как выглядит типичный противник медицины, какие модные прививки предлагают в районных поликлиниках, где искать опытного травматолога и почему ребенка не надо заставлять есть, — МОСЛЕНТА поговорила с педиатрами, детским хирургом и наркологом.

Юлия Иванова, педиатр районной детской поликлиники, стаж 15 лет

Молодые родители стали более агрессивными и всезнающими. Не все, конечно, но особенно папы лет 22-26, которые, не сняв шапку, с порога заявляют: вы обязаны, вы не соблюдаете такие-то нормы. Они приходят к педиатру не за советом, а за справками, за бесплатным питанием и другими льготами. Что я могу им сказать? Обычно я вздыхаю и молчу. Мне кажется, этот контингент воспринимает медицину как сферу обслуживания, потому так себя и ведет.

Есть родители, отрицающие медицину. Их много, но все они однотипные. Я сразу их узнаю: они не моют голову, у них длинные юбки, а сзади болтается муж. Они тоже приходят за льготами и справками, но, думаю, бессознательно хотят показать, какие они умные. Я их слушаю и тоже молчу. Если народ все знает, то общайся — не общайся, доказывай — не доказывай, все равно все будет не так.

За советами приходят люди более взрослые и, как я заметила, более обеспеченные. Вообще, народ возвращается из частных клиник в государственные. Восемь лет назад ко мне ходили человек 10, сейчас — в десятки раз больше. Они говорят: мы верим в районные поликлиники, хотим на консультации к специалистам знаменитых городских больниц.

И действительно, в районной поликлинике все есть. Если говорить, например, о прививках, то последние пару лет у нас с ними нет проблем, в том числе с импортными вакцинами. Очень большой выбор. Несмотря на то, что список прививаемых болезней регулярно увеличивается. Недавно, например, в обязательную программу вошла прививка ротавирусной инфекции, пневмококковых инфекций.

Е
Есть родители, отрицающие медицину. Их много, но все они однотипные. Я сразу их узнаю: они не моют голову, у них длинные юбки, а сзади болтается муж.

Если родители не хотят делать прививки детям, я их не уговариваю. Потом они обвинят эту прививку в любом прыще на попе, и я не смогу доказать, что связи нет. Сама я за прививки, правда, все зависит от ребенка и от прививки. Я заметила: если привить от гриппа часто болеющих детей, обычно они болеют меньше.

Проблемы, с которыми приходят пациенты, с годами не меняются: насморк, кашель, живот болит, сыпь. Советуются, куда поехать. Скоро, например, начнет цвести береза — люди идут узнать, куда увезти ребенка с аллергическим насморком. Я советую — на юг, где березы уже отцвели или вообще не растут.

Структура заболеваний почти не меняется. Раньше была более выраженная сезонность: зимой приходили с соплями, летом — с поносом. Сейчас все вперемешку. Скорее всего, это связано с тем, что люди ездят за границу, зараза перемешивается.

7d31c901f58e8f01ca352cd7c20d34664ae21247

Люди возвращаются из частных поликлиник в государственные и просят направления в обычные городские больницы.

Фото: Роман Балаев / ТАСС

Стало немного больше астматиков. Наверное, это связано с качеством нашего воздуха. Точно стало больше нервных, возбудимых детей, с рождения лет до шести. Потом они приходят в норму, проблемы остаются разве что с вниманием.

Родители иногда обсуждают, что читали в интернете. Особенно популярны у них статьи доктора Комаровского. Иногда я согласна с тем, что говорят, но чаще хихикаю. В интернете можно узнать много невероятного. В прошлом году я заглянула на родительские форумы и увлеклась чтением, как художественной литературой. Часто бывает очень смешно! Например, там всерьез пишут: если будете есть яблоки, то у младенца на грудном вскармливании в животе окажется яблочное пюре. Обычно на этих форумах сидят и дают друг другу советы матери с первым ребенком.

Нонна Бианки, педиатр коммерческого медицинского центра, стаж более 30 лет

Раньше родители больше прислушивались к советам своих мам и бабушек, сейчас чаще ориентируются на то, что вычитали в интернете, и часто следуют рекомендациям, которые дают незнакомые мамы на интернет-форумах. И это понятно, поскольку и рекомендации врачей претерпели большие изменения, даже иногда поменялись на противоположные. Наши мамы, и тем более бабушки, совершенно иначе растили и воспитывали детей.

Г
Гораздо меньше вреда будет ребенку, который, отказавшись от завтрака, к обеду сильно проголодался.

Раньше, например, считалось, что кормить ребенка надо строго по часам, а сейчас дети с первых дней жизни на свободном вскармливании. Заставлять ребенка есть что бы то ни было не нужно. Это очень портит отношения в семье и приводит к пищевым неврозам, и это бывает чаще, чем кажется на первый взгляд. Гораздо меньше вреда будет ребенку, который, отказавшись от завтрака, к обеду сильно проголодался.

При таком подходе маленькому ребенку сложно навредить. Дошкольники, как правило, не едят, не любят совсем неправильную пищу: что-то очень соленое или пережаренное. Они не возьмут ее с общего стола или попробуют и выплюнут. Другое дело, что некоторых продуктов, например, чипсов, пепси, сладкой газировки, дома быть не должно. Вы никогда не заставите ребенка не пить газировку, если ее пьет папа или мама. Сколько бы вы не говорили, что это вредно.

Лет 10—20 назад очень распространенным диагнозом, с которым сталкивались и мамы, и врачи, был дисбактериоз. Теперь почти прошла мода на этот придуманный в советском и постсоветском пространстве диагноз, которого нет в остальном мире. Если в кишечнике нет патогенной флоры, которая вызывает конкретные заболевания, тогда нам неважно — чуть больше таких бактерий или чуть меньше сяких. Если они справляются со своими обязанностями, так и слава богу.

426ee3b6f1f42964530e657d484c8ec93b3e028b

Больных детей рождается не больше и не меньше, чем раньше. Растет, возможно, лишь число аллергиков.

Фото: Павел Смертин / ТАСС

Прошла мода и на диагноз перинатальная энцефалопатия, который раньше невропатологи ставили каждому второму. Его нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, а главное — он нам ничего не сообщает. Стало меньше детей с диагнозом гидроцефальный синдром, т.е. повышение внутричерепного давления, который часто ставился на неверном основании — всем детям, чья голова чуть больше среднестатистической.

Это не значит, что дети стали рождаться более здоровыми, так же, как и более больными. Наверное, стало больше аллергиков, но я в этом не уверена. Кроме того, фармацевтическая наука настолько продвинулась, что таких ярко выраженных проявлений атопического дерматита, как 20 лет назад, уже не встретишь.

Поллиноз — аллергические реакции на цветение, на пыль — встречается у детей гораздо чаще, по моим наблюдениям, чем раньше. С ним такая же история: благодаря современным способам лечения чаще всего можно добиться ремиссии, заниматься спортом и вести вполне обычную жизнь.

Л
Лекарства, действующие на иммунитет, существуют, но не для обычных, изначально здоровых детей, а для детей, у которых действительно есть иммунные заболевания, например, онкология, СПИД.

Еще я замечаю, что у детей (впрочем, и у взрослых) стало гораздо больше психологических проблем, самых разных, в любом возрасте. Возможно, раньше было принято их скрывать. То есть вполне возможно, они были, но люди не обращались с вопросами к врачам.

Родители, с которыми я какое-то время работаю, обычно не требуют длинного списка лекарств. Они хотят только узнать, нет ли у ребенка чего опасного. Обычным респираторным вирусом, например, нужно просто переболеть. Просто полежать пять дней спокойно дома, облегчая, конечно, состояние. То есть жаропонижающее при высокой температуре принимать надо. А иммуностимуляторы — нет. Лекарства, действующие на иммунитет, существуют, но не для обычных, изначально здоровых детей, а для детей, у которых действительно есть иммунные заболевания, например, онкология, СПИД.

Андрей Кириллов, детский хирург и травматолог в медицинском центре, стаж более 30 лет

Экстремалы были всегда. Раньше к нам поступали, например, «лифтеры», которых затирало между кабиной и стенкой шахты. Тяжелые случаи с обширными скальпированными ранами, множественными переломами. Дети поступали к нам в состоянии шока, иногда с синдромом длительного сдавления. Потом эта мода прошла. Причины травм всегда были разнообразны. Плохо то, что сейчас подростки вывешивают видео своих геройств в youtube. Другие смотрят и повторяют те же глупости.

Дети есть дети, спрыгнуть с крыши гаража для них всегда заманчиво. Но я считаю, что именно взрослые всегда в ответе за детские травмы. Когда ребенок начинает ползать по дому, я всегда советую продумать систему безопасности. Чтобы ему нечего было засунуть в розетку. Чтобы он не смог облиться кипятком, дернув за скатерть или за шнур электрочайника. Не смог заползти на подоконник с открытым окном. Или добраться до кислот и щелочей, ядов.

B0b893f44a5e8deba1f8a440fdbf2125d6f6b8e9

Сегодня в Москве можно получить медицинскую помощь любого уровня. Но в серьезных случаях лучше обращаться в городские больницы с богатой практикой.

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Когда ребенок взрослеет, нельзя, конечно, запрещать ему лазать по деревьям. Иначе он не вырастет нормальным взрослым. Но можно научить его переходить дорогу четко по правилам. Воспитывать день за днем так, чтобы его шокировала идея покататься на крыше поезда в метро. Только так можно снизить риск травм.

Сегодня в Москве можно получить медицинскую помощь любого уровня — есть и специалисты, и технологии. Только обращаться в серьезных случаях я рекомендую в городские больницы с богатой практикой консервативного и оперативного лечения. Даже после «модернизации и оптимизации» там все еще остались опытные специалисты, и, думаю, они никуда не денутся. Специалистов надо искать там, где развивается медицина, где проводятся исследования, где работают кафедры медвузов. Правда, не стоит рассчитывать на бесплатную медицину. Перечень услуг по ОМС уже уменьшился и дальше, думаю, будет только прогрессивно уменьшаться.

Елена Розова, психиатр-нарколог в государственной больнице, стаж 17 лет

За время моей работы поменялся профиль психоактивных веществ, которые употребляют попадающие к нам подростки 14 —17 лет. В начале 2000-х у нас было много больных с героиновой, опийной наркоманией. В последние годы главная проблема — спайсы, то есть синтетические каннабиноиды. Их часто рекламируют как легальные психоактивные вещества, поэтому многие пациенты считают: не запретили — значит, безопасно. А зависимость от спайсов развивается очень быстро — достаточно употребить считанные разы. И часто, как и «соли» (психостимуляторы), они вызывают психозы.

Г
Главная задача родителей и врача — мотивировать на трезвость.

В последнее время к нам часто приходят и потребители каннабиса. Они реально испытывают абстинентный синдром, который может длиться неделями. Причем встречаются довольно тяжелые расстройства после курения травы, например, панические атаки или апатоабулические расстройства, когда уже ничего не хочется и ничего не нравится. Станет ли подросток наркоманом, во многом зависит от родителей. Если на площадке молодые мамы пьют пиво и курят в сторонке, дым на детей не попадает и, вроде, явного вреда для них нет, но дети запоминают и копируют рисунок поведения взрослых, в первую очередь своих родителей. С детьми надо разговаривать и чем-то увлекать их, в семье должно быть что-то объединяющее, чтобы не терять эмоциональную связь, когда у подростка появятся свои интересы. Вы знаете, как бывает жалко родителей, когда они приходят с ребенком, у которого уже развилась зависимость, и понимают, что проморгали его. Они пытаются что-то сделать, но момент упущен.

Со временем появляются новые лекарственные препараты, растет осведомленность родителей о признаках наркомании, о том, что делать и куда обращаться, как в домашних условиях использовать тесты на наркотики. Сейчас все информация есть в интернете. Как рассказывал один пациент, он проснулся утром в плохом состоянии, забил в поисковике свои симптомы, и ему тут же выскочил сайт наркологической клиники, где подробно описано состояние при той или иной химической зависимости. А вот прогноз заболевания (вылечится подросток или нет) зависит от тех же причин, что и раньше: от окружения, доступности психоактивных веществ, наследственности, сопутствующих заболеваний (например, травм головы), сдерживающих факторов, помощи близких.

Главная задача родителей и врача — мотивировать на трезвость. И тогда подростки в буквальном смысле могут перерасти свою болезнь. Часто, пролежав три недели в больнице, подросток не может влезть в джинсы и обувь, в которой пришел, потому что без наркотиков и алкоголя быстро растет. А спустя еще пару месяцев в этих молодых людях бывает и не узнать ребенка, который еще недавно плакал у тебя на глазах.

Единственное, что не изменилось за эти годы, так это желание родителей скрыть проблемы, которые возникли с ребенком, попытки консультировать его у кого угодно, только не у врача психиатра-нарколога.

Читайте также