Москва без фастфуда

Город
Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Несколько тысяч ларьков по всей Москве оказались вне закона, — в апреле у них закончились договоры аренды. Предпринимателям предложено убрать их и арендовать новые киоски единого образца. Инициатива властей встречает сопротивление со стороны владельцев малого бизнеса.

Первые киоски появились в Москве в восьмидесятых, с началом перестройки. В девяностых это явление уже приняло стихийный характер. Ларьков становилось все больше, в районе некоторых станций метро образовывались мини-рынки, где продавалось все — от сигарет и жвачки до одежды и электроники. Установку палаток город практические не регулировал, поэтому их количество росло с каждым годом в геометрической прогрессии. С приходом Сергея Собянина в 2010 году мэрия Москвы решила навести порядок в уличной торговле, принимая жесткие меры: за несколько дней было демонтировано около 400 торговых палаток, что сильно напугало столичных предпринимателей.

В начале 2015 года за торговые палатки взялись с новой силой. Правительство города планирует установить на улицах киоски единого образца и сдавать их предпринимателям в аренду. Московские власти хотят сократить общее количество нестационарных торговых мест и убрать некоторые виды торговли. Так, например, в Центральном административном округе предложено полностью убрать из ларьков кафе. Иными словами, фастфуда там не будет.

«Буквально на следующей неделе первые предприниматели, выигравшие конкурс, смогут начать работу в полностью оборудованных новых киосках в Центральном административном округе, — рассказал глава департамента торговли и услуг правительства Москвы Алексей Немерюк. — Это эксперимент, в котором участвуют семь киосков, и мы признали его успешным. Мы видим, что спрос на новые киоски у предпринимателей есть, и до конца года планируем установить порядка восьмисот ларьков».

После окончания срока действия договоров предпринимателям предложено убрать свои палатки и арендовать новые киоски единого образца. К концу 2016 года в Москве должны остаться только новые ларьки. Право торговли в них разыгрывается на открытых аукционах, в которых может принять участие любой желающий. Главное — внести депозит в размере минимальной арендной платы за 12 месяцев. После этого предприниматель получает электронный ключ с доступом к системе торгов и может участвовать в аукционе через интернет, из любого места.

«Самая большая проблема в том, что более чем у половины из семи тысяч действующих на данный момент в Москве киосков в апреле закончились договоры аренды, — говорит Сергей Рак, председатель комитета по потребительскому рынку московской организации Опора России. — А 15 апреля был проведен аукцион всего на семь торговых объектов в центральном округе. Предприниматели получили предписание с окончанием срока аренды прекратить торговлю и демонтировать свои торговые палатки.

Если владелец бизнеса этого не сделает, демонтаж будет произведен за счет города, а сам киоск отправят на штрафстоянку. Торговля после истечения срока действия договора будет расцениваться как незаконное предпринимательство со всеми вытекающими последствиями. Пока московские власти на это не пошли, но получается, что на данный момент большинство работающих в Москве нестационарных торговых объектов находится в поле незаконной предпринимательской деятельности».

По словам Немирюка, в тех точках, где в дальнейшем планируется торговля, предприниматели продолжают работать, пока не будут разыграны торги на право торговли в новом киоске. В том случае, если новые торговые точки не планируются, ларьки демонтируются.

«Давление оказывается уже давно, — говорит генеральный директор компании «Маркон» (франчайзинговая сеть закусочных Stardogs) Сергей Федотов. — Еще с лета 2014 года под разными предлогами власти города пытались заставить предпринимателей убирать свои торговые палатки. Причем в случае передачи дел в суд, предпринимателям грозили штрафы до трех миллионов рублей. Мы оказывали юридическую поддержку нашим франчайзи и разбирались по каждому случаю. К счастью, большинство конфликтов решилось в сторону наших партнеров».

«У нас договор закончился 4 мая, — рассказала Галина, продавец цветочного киоска около станции метро «Смоленская». — Не знаю, что будем делать, наверное, закроемся. Вот рядом с нами ларек убрали — у них закончился договор, а киоску с прессой продлили, они хвастались недавно».

В разгар кампании по сокращению количества киосков главный инфекционист Департамента здравоохранения города Москвы Николай Малышев в интервью «Известиям» рассказал о том, что ежегодно более сорока тысяч москвичей заражаются кишечными инфекциями, питаясь фастфудом.

Из семи с лишним тысяч московских киосков фастфудом торгует около пятисот. Если исходить из этих цифр, то получается, что на каждую палатку с хот-догами приходится в среднем 80 кишечных инфекций в год. По мнению Сергея Рака, это надуманная цифра, не имеющая отношения к реальности. Он считает, что это просто очередной инструмент давления и создания соответствующего общественного мнения.

«Мы очень строго отслеживаем любые жалобы на нашу продукцию, — говорит Сергей Федотов — На 20 миллионов проданных в прошлом году хот-догов было менее десяти жалоб именно на качество продукции. Но для нас каждая жалоба важна. По каждому случаю мы разбираемся индивидуально, связываемся с человеком, выясняем детали. Получается так, что во всех случаях люди снимали свои претензии конкретно к нашей продукции, так как не могли внятно объяснить обстоятельства, при которых произошло возможное отравление. Если же выясняется, что виноват наш франчайзи, мы принимаем очень жесткие меры, вплоть до разрыва договора. Я уверен, что такая же система контроля и в других крупных сетях. Так что цифры, приведенные господином Малышевым, кажутся как минимум странными».

Переход на новые киоски с сокращением общего числа торговых мест не пройдет безболезненно. И нельзя забывать, что помимо правительства Москвы и предпринимателей есть и третья заинтересованная сторона — москвичи. Именно им предстоит жить в городе, — покупать мороженое и прессу, искать, чем перекусить и где купить кофе по пути на работу.

Владимир Еркович