Кадровая встряска

Город
Фото: ТАСС

Сокращение числа госслужащих в Москве завершается: к 1 июня уволят порядка 3 тысяч человек, в целом штат сократится на 30 процентов. Это самая крупная кадровая встряска в городе с перестроечных времен. МОСЛЕНТА выяснила, как это повлияет на работу городских служб и какая судьба ждет уволенных.

К 1 июня в штате правительства Москвы останется около 20 тысяч человек, сообщила начальник управления кадров и госслужбы правительства Москвы Александра Александрова. В первую очередь с должностями расстанутся работники вспомогательных служб — юридических, кадровых, информационных. Однако сокращения коснутся и руководителей среднего звена. 80 процентов сокращаемых — специалисты разных категорий, 20 процентов — руководители младшего и среднего звена.

Александра Александрова
начальник управления кадров и госслужбы правительства Москвы
П

Полностью сокращение в правительстве Москвы будет закончено к 1 июня. В этот день вступит в силу новое штатное расписание органов исполнительной власти с новой сокращенной численностью. Несмотря на это, люди могу уходить и до этой даты без отработки положенных по законодательству двух месяцев

Московское руководство подчеркивает, что в этом нет ничего аврального: мероприятия проводятся в рамках поэтапной административной реформы, в целях оптимизации бюджетных расходов и повышения эффективности работы городских служб. В конце 2013 года численность государственных и муниципальных служащих, в том числе федерального подчинения, работающих на территории Москвы, составляла 69 тысяч человек, и уже тогда это был самый низкий показатель по регионам России. В среднем по стране на 10 тысяч человек населения приходилось 107,8 чиновника, в Москве — 57,1.

«Полностью сокращение в правительстве Москвы будет закончено к 1 июня, — рассказала Александрова МОСЛЕНТЕ. — В этот день вступит в силу новое штатное расписание органов исполнительной власти с новой сокращенной численностью. Но люди могу уходить и до этой даты, без отработки положенных по законодательству двух месяцев. Часть людей уже сокращено. На сегодня всего из правительства Москвы уволено 2137 человек. Например, в департаменте по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности Москвы уволено 111 человек, в департаменте финансов — 135 человек, в Государственной жилищной инспекции города Москвы — 117 человек, в департаменте образования — 69 человек, в департаменте физической культуры и спорта — 44 человека, в аппарате мэра и правительства Москвы — 52 человека».

В
В мэрии разбирались, где скрываются личные «пожиратели времени» каждого чиновника: не отвлекает ли его что-то от исполнения должностных обязанностей, не слишком ли длинный путь он проделывает от компьютера к сканеру, сколько времени проводит на совещаниях, а сколько на перекурах

С введением электронного документооборота, развитием многофункциональных центров и онлайн-сервисов по предоставлению госуслуг многие чиновники оказываются лишними, их должности могут быть безболезненно исключены из штатного расписания. Не говоря уже о том, что дублирование функций различными структурными подразделениями городских ведомств и прочего рода избыточность — родовая болезнь бюрократии как таковой.

Александрова утверждает, что никого из служащих не уволят наобум, по разнарядке. Каждого работника, функционал которого оказался под вопросом, пристально «мониторили» на протяжении определенного периода времени с помощью различных кадровых технологий, таких как, например, «Фотография рабочего дня». Было важно понять, чем именно сотрудник занимается на рабочем месте, насколько он продуктивен и дисциплинирован и где скрываются его личные «пожиратели времени»: не отвлекает ли его что-то от исполнения должностных обязанностей, не слишком ли длинный путь он проделывает от компьютера к сканеру, сколько времени проводит на совещаниях, а сколько на перекурах.

Статус государственного служащего в современной России довольно высок, поэтому тем, кому недостает компетенции или мотивации, лучше перебраться из органов управления в какие-то другие государственные учреждения, а то и вовсе попробовать себя в частном секторе. Уволенных, конечно, не бросят на произвол судьбы: выплатят четыре месячных оклада, помогут составить резюме и разместить его в интернете, расскажут о том, как правильно себя вести на собеседовании, и даже создадут для них специальную базу вакансий. Этим занимается центр «Содействие», который неплохо показал себя в работе с сокращенными медиками.

Эксперты по-разному оценивают решение городских властей. Ведущий научный сотрудник Института управления социальными процессами НИУ ВШЭ Марина Баскакова сомневается в том, что кто-то может дать внятную оценку проводимой кадровой политике, так как подобные исследования проводятся по госзаказу, а представить себе чиновника, заказывающего исследование о своей ненужности, довольно сложно.

Заведующий научно-исследовательским центром государственного управления МИГСУ РАНХиГС Руслан Корчагин в разговоре с «Мослентой» подчеркнул, что успех такого рода кадровых решений определяется не количеством сокращенных сотрудников и должностей, а перераспределением полномочий госорганов. Коль скоро речь идет о сокращении расходов бюджета, следует проследить, как именно будут перераспределены средства: пойдут ли они на материальное обеспечение других работников государственных учреждений, не имеющих статуса госслужащих, или на оплату услуг тех или иных сторонних организаций.

«Например, есть такой институт как оценка регулирующего воздействия проектов нормативно-правовых актов. Соответственно, в некоторых регионах полный цикл оценки осуществляется самими госслужащими, а в некоторых субъектах федерации часть их задач, допустим, по информационно-аналитическому обеспечению, передается на конкурсной основе внешним подрядчикам», — рассказал эксперт. По словам Корчагина, начальник управления госслужбы и кадров правительства Москвы Александра Александрова — достаточно опытный специалист, и скорее всего ее стратегия связана с решением конкретных задач в сфере кадровой политики.

Главное правило здесь состоит в том, чтобы в погоне за эффективностью и сокращением издержек не поставить под удар результативность, то есть качество работы государственных служб. «Система управления города Москвы на самом деле очень сложная и включает в себя не только государственных, но и муниципальных служащих. Нужно копать глубже, смотреть, какова будет экономия бюджета и как эти средства потом будут перераспределяться», — подчеркивает эксперт.

Корчагин отметил профессионализм команды Собянина в кадровой политике, особенно стратегию омоложения кадров и использование новых кадровых технологий. Например, механизм стажировки студентов, когда они в течение определенного периода перемещаются по разным департаментам, чтобы в итоге принять обоснованное решение, в каком подразделении остаться. Эти стажировки, помимо прочего, стали хорошим средством популяризации госслужбы среди молодых специалистов. Конечно, правительство Москвы имеет преимущество перед другими регионами за счет более конкурентного рынка труда и более высокого уровня материального обеспечения. Это гарантирует отбор лучших кадров, которых перетягивают в том числе из федеральных органов исполнительной власти.

56fe2eaecac8625037e05a46a07fc4bedeada0f3

Участник ярмарки вакансий на международном форуме Карьера

Фото: РИА Новости

Проблема повышения эффективности работы госслужащих стоит не только в России, но и за рубежом. Только упирается вопрос не в сокращения как таковые, а в выстраивание системы мотивации, в KPI (Key Performance Indicators — ключевые показатели эффективности), которые должны быть прописаны в должностных регламентах. По словам Корчагина, в данном случае необходим анализ деятельности госорганов, с пониманием их полномочий, возможно, с оптимизацией определенных видов профессиональной деятельности — к примеру, контрольно-надзорной.

«Грубо говоря, лучше разрабатывать умные нормы, чем потом недостаточно проработанные нормы контролировать. Есть зарубежный опыт, когда за счет оптимизации штатного состава двух контрольно-надзорников меняют на одного регулятора. Но это более сложная аналитическая работа, которая состоит не в том, чтобы просто порезать штаты, а в том, чтобы проанализировать деятельность с самого верха», — отметил эксперт в беседе с «Мослентой».

Заведующая кафедрой правового обеспечения государственной и муниципальной службы МИГСУ РАНХиГС Елена Киреева полагает, что история с сокращениями не лучшим образом сказывается на психоэмоциональном климате в коллективах чиновников. «В такой ситуации люди, подлежащие сокращению, не могут полноценно и успешно выполнять возложенные на них задачи и функции, потому что для них главная проблема — что они будут делать завтра, когда прекратят свои служебные отношения», — говорит эксперт.

По словам Киреевой, сокращение неизбежно приведет к тому, что большая армия квалифицированных специалистов останется без работы и перспектив получить сопоставимую позицию в ближайшем будущем.

Алена Владимирская
основательница рекрутингового агентства PRUFFI
Ч

Чиновников очень охотно берет бизнес, очень их хочет и очень любит. Им предлагают зарплату в три-пять раз больше, а у чиновников на самом деле очень небольшие зарплаты

Вместе с тем эксперт не думает, что качество работы госорганов существенно снизится. Слияния отделов и департаментов, упразднение дублирующих функций должны компенсировать уменьшившуюся численность штата, однако нагрузка на каждого сотрудника, безусловно, возрастет. Киреева не склонна преувеличивать перспективы бывших московских чиновников на рынке труда: «Они могут толкнуться с трудностями не потому, что у них недостаточно квалификации, а просто потому, что уровень безработицы в стране в последнее время серьезно вырос».

Основательница рекрутингового агентства PRUFFI Алена Владимирская, напротив, уверена в том, что проблем с трудоустройством у сокращенных специалистов не будет. «Их очень охотно берет бизнес, очень их хочет и очень любит. Им предлагают зарплату в три-пять раз больше, а у чиновников на самом деле очень небольшие зарплаты».

По словам специалиста в сфере HR, множество сотрудников работают в правительственных структурах по большей части из идеалистических побуждений: «Люди сидели на госслужбе вовсе не потому, что там какие-то взятки и откаты, как мы привыкли думать, а потому, что верили, будто многое могут сделать для города, для страны. И это не громкие слова, они действительно так думали».

Владимирская, как и многие, подчеркивает, что оргштатные мероприятия не являются чем-то самоценным. Задача состоит в передаче функций от чиновников бизнесу и социальной инициативе. «Это то, к чему пришел Запад, то, на чем стоит Америка, то, на чем основано нежно любимое нами сингапурское чудо», — отмечает эксперт.

Fcbd74ea90349a7e20227d920881787b7687a130

Соискательница

Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

Несмотря на то что чиновник — это всегда довольно затратно, сокращения как таковые в перспективе приводят лишь к раздуванию штатов. «Практика показывает: ты сокращаешь, а через полтора года получаешь в полтора раза больше. Это железная закономерность. Все попытки сократить, которые предпринимались в последние годы, приводили к тому, что число чиновников только увеличивалось», — констатирует Владимирская.

Вместе с тем она отмечает, что сейчас московское правительство реализует множество полезных инициатив, таких как стажировки для студентов, открытые конкурсы на замещение должностей и многое другое. На госслужбу приходят молодые люди, выпускники вузов, не завязанные в коррупции, не имеющие опыта работы в старой лужковской системе. Однако для того чтобы стать хорошим чиновником, нужно все-таки получить определенный опыт. «Необходимо повариться в этой среде, — она своеобразная, там особые законы, особенно то, что связано с бюджетами. Там особый порядок проведения тендеров. Смотреть на город с точки зрения урбанистики, девелопмента и прочего — это большой навык», — подчеркивает эксперт.

Антон Котенев