Зачем барон Клодт водил домой коней

Город
Фото: Алексей Бойцов / РИА Новости

5 июня исполняется 210 лет со дня рождения выдающегося российского скульптора барона Петра Клодта фон Юргенсбурга, автора знаменитой квадриги Аполлона, символа Большого театра. Если измерять величие скульптора количеством его работ, которые приобрели по настоящему символический смысл, то Клодту, пожалуй, в России нет равных. Его творения еще при жизни стали визитными карточками как минимум трех городов, причем самых больших в Российской империи.

Для москвича Клодт — это квадрига Аполлона на фронтоне Большого театра. Для питерца он — создатель скульптурной композиции на Аничковом мосту, такой же знаковой для Санкт-Петербурга, как Медный всадник или Александрийский столп. А для киевлянина Клодт — творец памятника князю Владимиру на высоком Днепровском берегу. Работы Клодта стали неотъемлемой частью образа трех великих городов.

Есть еще один момент, много говорящий о значении наследия Петра Карловича: его творения попали на денежные купюры двух стран — России и Украины. Квадрига Аполлона изображена на сторублевой российской купюре, а памятник Владимиру красовался на украинских карбованцах, ходивших в 90-е годы.

Великий самоучка

Удивительно, но Клодт так и не получил профессионального образования. Он вырос в Сибири, в Омске, где служил его отец — боевой генерал, герой войны 1812 года. Портрет Карла Клодта украшает галерею 1812 года в Эрмитаже. Кстати, прапрадед Петра Карловича тоже был генералом, правда шведским, и воевал в Северной войне под началом Карла XII. У наследника офицерского рода в детстве не было возможности выбирать профессию, и он честно окончил Сибирский кадетский корпус, а потом и Михайловское артиллерийское училище.

B526b15043ef15131844572825ab4de714b35eab

Петр Клодт фон Юргенсбург

Фото: <a href="https://wikimedia.org" target="_blank">www.wikimedia.org</a>

Но выполнив долг перед семьей и получив офицерское звание, он так и не стал кадровым военным. С самого детства, едва улучив свободную минуту, он хватал карандаш, бумагу и начинал рисовать лошадей. Это была страсть, призвание, данное свыше. Он часами следил за лошадьми, изучал их, подмечал линии тела, движения и старался отразить на бумаге. Со временем начал лепить фигурки коней из глины или вырезать из дерева. В 1830 году, уже взрослым человеком и офицером, он оставил службу и поступил вольнослушателем в Академию художеств.

Cb8b410069072fcfcbda64ae206b2b40b0faa39c

Репродукция почтовой открытки начала XX века с видом на памятник князю Владимиру в Киеве

Фото: из коллекции Михаила Блинова / РИА Новости

Будучи студентом, барон Клодт жил очень скромно. Снимал подвал, превращенный в мастерскую, там же ночевал. Умудрялся заводить в свое жилище настоящих коней — ему нужны были модели. Впрочем, бедность продолжалась недолго — вскоре Клодт стал неплохо зарабатывать, продавая небольшие статуэтки лошадей. Так закончилась офицерская династия баронов Клодтов фон Югренсбургов и началась династия художников, продолжающаяся, кстати, по сей день.

Сохранилась легенда о том, как познакомились скульптор и император Николай Первый. Кто-то из царской семьи преподнес императору деревянного всадника. Обожавший подобные штучки царь молвил: «Прелестно. Кто же сей даровитый резчик?» — «Барон Клодт, ваше величество. Отставной поручик». — «Пусть вырежет для меня отряд конногвардейцев». Когда император получил их, он приказал: «А теперь покажите мне этого барона!» С этого времени барон стал любимым скульптором царя. Николай подарил ему великолепных белых скакунов из императорской конюшни и как признание таланта, и как моделей для скульптур. Сначала они должны были стоять на Дворцовой площади, но потом решили, что на Аничковом мосту они будут уместнее. Но это было позже.

40681d3e69e4435407f728e385678f3e072bcb54

Укротитель коней. Cкульптура на Аничковом мосту

Фото: Игорь Долгов / Фотобанк Лори

Первый крупный правительственный заказ Клодт получил в 1832 году: нужно было сделать шестерку коней для колесницы Славы, украшающей Нарвские триумфальные ворота. Доверить такую важную работу молодому самоучке было рискованно, да и для самого скульптора это могло закончиться крахом, но он рискнул. Кони удались, а барону сразу пожаловали звание академика.

Говорят, тогда Николай и отпустил знаменитую — грубоватую, что было ему свойственно — шутку: «Ну, Клодт, ты делаешь лошадей лучше, чем жеребец». С этого момента Клодт без работы уже не оставался.

Он создал скульптурную группу Аничкова моста, памятник Крылову в Летнем саду, монумент Владимиру в Киеве, участвовал в работах над горельефами в храме Христа Спасителя, декорировании Исаакиевского собора и Мраморного дворца. Его кони стоят в Берлине и Неаполе — они попали сюда как подарки от Николая Романова коллегам-императорам Фридриху Вильгельму и Фердинанду Второму. И очень символично, что последней большой работой мастера стал памятник Николаю Первому на Исаакиевской площади. Финальный аккорд и итог необычных отношений, связывавших скульптора и его венценосного клиента.

892a8d15e9f03efc33916fb4e86a30e9fced5544

Скульптурный портрет императора Николая I Романова. Автор Петр Карлович Клодт

Фото: Сергей Компанийченко / РИА Новости

Квадрига Клодта и ее загадки

Аполлон Клодта — не первое изображение греческого бога, покровителя искусств, на Большом или Большом Петровском, как его изначально называли, театре. Первая скульптура появилась над его фронтоном в 1825 году, когда и было построено знаменитое здание по проекту архитекторов Андрея Михайлова и Осипа Бове.

Кстати, авторство проекта по сей день вызывает немало споров и даже некоторую путаницу. Попробуем внести ясность. Итак, старый Петровский театр Медокса, стоявший на берегу Неглинки возле улицы Петровка, сгорел еще в 1805 году. Труппа до войны 1812 года работала во временном помещении на Арбатской площади, а потом на Знаменке. После нашествия французов и страшного пожара от Москвы мало что осталось. Вопросом комплексной застройки города занимался Осип Иванович Бове. Но по конкретным зданиям проводились конкурсы. Так вот, конкурс на строительство театра выиграл проект профессора Академии художеств Андрея Михайлова. Однако проект был признан слишком дорогим, к тому же он не был адаптирован к местности, которая сильно изменилась: достаточно сказать, что река Неглинка была заключена в трубу.

Театр должен был стоять фасадом к Петровке, но Бове предложил создать на осушенном месте целую Театральную площадь (на первых порах она именовалась Петровской), где Большой должен был стать доминантой. Театр развернули лицом к Кремлю, рядом появились колоннады и другие здания. Бове отказался от идеи торговых рядов на первом этаже театра, полностью переработал декор зрительного зала, фойе и парадные лестницы. То есть можно сказать, что проект Михайлова действительно послужил основой, но он был очень существенно переделан Бове. Неслучайно в день открытия театра 6 января 1825 года именно Осипа Ивановича публика вызвала на сцену и устроила ему овацию.

Аполлон на фасаде театра Михайлова-Бове был, а вот квадриги не было. В колесницу греческого бога были запряжены три коня. Автор той композиции — известный мастер Степан Пименов, кстати, автор аналогичной скульптуры на Александринском театре и колесницы Славы на арке Главного штаба в Санкт-Петербурге. В подтверждение — цитата из небольшого рассказа Михаила Лермонтова «Панорама Москвы», описания города с колокольни Ивана Великого, созданного поэтом в 1834 году: «Еще ближе, на широкой площади, возвышается Петровский театр, произведение новейшего искусства, огромное здание, сделанное по всем правилам вкуса, с плоской кровлей и величественным портиком, на коем возвышается алебастровый Аполлон, стоящий на одной ноге в алебастровой колеснице, неподвижно управляющий тремя алебастровыми конями и с досадою взирающий на кремлевскую стену, которая ревниво отделяет его от древних святынь России!..»

F6c9590d657c636f4c236ed81b86d0f7f7a3985a

Две лошади Петра Клодта

Фото: Михаил Озерский / РИА Новости

В 1853 году Большой Петровский театр, который теперь чаще именовали просто Большой, сгорел. Полностью, совершенно без возможности восстановления. Был объявлен новый конкурс, который выиграл проект главного архитектора Императорских театров Альберто Кавоса. В целом он сохранял стилистику здания Михайлова-Бове, хотя пропорции были немного изменены. Несколько видоизменилась и форма фасада. Колоннада и фронтон остались, но были сильнее вынесены вперед, появились окна, пилястры и ниши.

Возникла необходимость и в новой скульптуре, ибо старая погибла. Вот тут-то Кавос и обратился к лучшему скульптору-анималисту России Петру Клодту. Скульптор согласился и сделал макет. Но отливал их в бронзе не барон Клодт, хотя в этом он считался лучшим специалистом в стране и возглавлял Литейный дом Академии художеств. Заказ был передан на заводы герцога Лихтенбергского. Конструктивно скульптура состоит из несущего стального каркаса и медной обшивки, прикрепленной к каркасу. Фигуры внутри полые.

Кстати, до недавнего времени в научной среде авторство Клодта периодически оспаривалось — скульптор не указал эту работу в перечне своих творений. Возможно, причиной скромности Петра Карловича было именно то, что он лишь создал макет, а не всю конечную скульптуру.

В годы Великой Отечественной войны композиция была сильно повреждена: в нее попало несколько осколков мощной бомбы. Пострадала и сама фигура Аполлона. Существенный вред скульптуре нанесла и краска, которой ее покрыли в целях маскировки. В 1958 и 1992 годах проводилась реставрация, последняя и самая серьезная была предпринята в 2010 году. Тогда же возник совершенно курьезный вопрос о… мужском достоинстве Аполлона.

Божественное достоинство Аполлона

Пожалуй, это самая курьезная страница в истории Большого. Дело в том, что до XXI века Аполлон дошел в обнаженном виде и с достаточно отчетливо проработанными автором физиологическими подробностями. И никого это не смущало. Но во время последней реставрации было решено все же прикрыть божественную наготу. Причем инициатива шла не от реставраторов, они лишь вынужденно выполняли начальственные указания.

Появилась весьма гипотетическая версия, что на какой-то фотографии XIX века вроде бы виден фиговый листок, прикрывающий мужское достоинство бога, а утрачен он был позже, вместе с лавровым венком, фибулой, подковой и еще рядом мелких деталей. Версия эта сразу вызвала критику профессионалов. Во-первых, подлинник старинного фото никто не видел да и разглядеть на нем что-либо было бы затруднительно. Во-вторых, любой специалист по античной скульптуре подтвердит, что если детали тела выполнены тщательно, как на статуе Клодта, то это говорит о том, что скрывать их не собирались. И третье — во время прошлых реставраций, в том числе 1992 года, никаких деталей крепежа обнаружено не было. Хотя их искали.

D4ecc18b8f688fc15fa61541d7644742801c2f13

Руководитель группы реставраторов ротонды Большого театра Владимир Никифоров

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ

Руководитель работ Владимир Евгеньевич Никифоров перечить начальству не стал и собственноручно сделал фиговый лист. Правда, закрепил его так, чтобы без труда можно было убрать.

Дальнейшее развитие событий носит анекдотический характер. Дело в том, что на сторублевой купюре Аполлон до сих пор без листа, и это не укрылось от бдительного ока депутата Госдумы от ЛДПР Романа Худякова. Народный избранник возмутился подобной, по его словам, «порнографией» и в июне прошлого года потребовал от главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной изменить дизайн сторублевки. Причем депутат предлагал не просто «прикрыть срам» Аполлона, а вовсе отказаться от изображения бога и вместо него изобразить на купюре недавно обретенный Севастопольский порт. К счастью, требованиt парламентария не нашло поддержки, и творение Клодта осталось на российских деньгах в неизменном виде.

Георгий Олтаржевский