«Старая Москва будет уходить под землю»

Город
8 июня
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Антон Кульбачевский рассказал МОСЛЕНТЕ, каково ездить на работу на велосипеде, когда откроют купальни в парке Горького, где в столице пожарить шашлык и купить ландыши, почему застраивается Мневниковская пойма и какие штрафы платит в городской бюджет нефтеперерабатывающий завод в Капотне.

— 21 мая вы присоединились к акции «На работу на велосипеде», вам не страшно было ехать в потоке машин? Расскажите о взаимодействии вашего департамента с велосипедным сообществом, существует ли единая программа по превращению Москвы в город, удобный для велосипедистов?

В 2011 году, когда я впервые поехал на велосипеде на работу, на всем маршруте Севастопольский проспект — Ленинские горы — Арбат я встретил только одного велосипедиста, а в этом году насчитал 20 только на участке от Ленинского проспекта до здания ТАСС. Очень важно иногда самому сесть на велосипед, чтобы понять, что доработать, какие практические недостатки остались.

В целом этим вопросом занимается департамент транспорта. Там разработана схема велосипедного движения в городе, она поэтапно реализуется, мы же коллег в этом поддерживаем: способствуем популяризации экологичного транспорта, велосипедов в первую очередь. Известно, что 90% загрязнения атмосферного воздуха связано с автотранспортом, и нужно решать эту проблему. Одна из мер — популяризация экологически чистых видов транспорта.

F0dd27e2d62a137c82ed3d60a712a7b842323bae
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Вячеслав Шуленин и Антон Кульбачевский едут на работу 21 мая 2015 года

Планируем в ближайшем будущем 5 процентов автомобилистов пересадить на велосипеды, больше возрастных москвичей подключить к велодвижению. И мы надеемся, что наглядный пример, который показывают активисты, постепенно вызовет всплеск интереса к этой теме и в ближайшие годы количество велосипедистов в Москве увеличится в разы.

Мы в пруды рыбу выпускаем, белого амура, например, чтобы он дно чистил. Потом с рыбаками общаемся, они говорят: «Очень вкусная рыбка. Привозите еще машину».

Есть прекрасные примеры городов, где местные жители активно пользуются велосипедами вместо автомобилей. В Копенгагене, например, программа поддержки велосипедистов реализуется уже 40 лет. В Москве же она была запущена только три года назад. Есть общая концепция: велопарковки, велодорожки, веломаршруты, по которым люди ездят не только ради удовольствия или для занятия спортом, но и на работу, в магазины, на деловые встречи. Таких энтузиастов в Москве пока мало, но приятно наблюдать, что их количество растет.

— На фотографиях послевоенной Москвы в парке Горького люди активно купаются в Москве-реке. Это когда-нибудь повторится? Москва-река когда-нибудь станет настолько чистой, что можно будет купаться в центре?

Допускаю такое, но думаю, что это время случится не раньше, чем лет через пять-десять. Мы постепенно идем к тому, чтобы очистить все водоохранные зоны Москвы. Есть проект-победитель международного конкурса по созданию вокруг Москвы-реки общественного пространства из пешеходных зон. По мере его реализации экологические параметры реки улучшатся. При этом надо учитывать, что река проходит по территории двух субъектов: Москвы и Московской области, и этим вопросом должны заниматься как мы, так и область.

2af3ad19d35fd7d5bceead2851e7bfdef2274d4d
Фото: Александр Кожохин / РИА Новости

Купание в Москве-реке

Химический состав воды в реке сейчас такой, что даже в центре Москвы можно купаться, но вот Роспотребнадзор пока в некоторых местах купаться не разрешает — из-за содержания болезнетворных бактерий, по санитарно-эпидемеологическим параметрам.

— Московским рыболовам запрещено вылавливать следующие сорта рыб: стерлядь, кумжа (форель), сом пресноводный, хариус, подуст, белоглазка, синец, чехонь, берш, миноги. И еще в этом списке есть раки. Неужели в Москве-реке, прудах, канале и Химкинском водохранилище обитает хоть что-то из этого перечня?

Да, все это в наших водоемах водится. Не факт, что, выловив, это можно употреблять в пищу, потому что существуют вредители, болезни у рыб. Поскольку вода не совсем чистая, иммунитет у ихтеофауны ослабленный.

Рыба есть, в советские времена специально зарыбляли водохранилища, да и сейчас это продолжается: мы в Кузьминские пруды рыбу выпускаем, а рыбаки ее вылавливают и едят. Белого амура, например, выпускаем, чтобы он чистил дно. Потом с рыбаками общаемся, они говорят: «Очень вкусная рыбка. Привозите еще машину».

— Сейчас две зоны яблоневых садов в Москве: парк Коломенское и район МГУ. Есть ли планы расширять сады и создавать новые зоны весеннего цветения в городе?

Да, тем более что в Москве исторически было много садов. Садовое кольцо так и называется потому, что до революции городские власти обязывали владельцев разбивать перед домом, особняком фруктовый сад: там росли вишни, груши, сливы и больше всего, конечно, яблони. Потом нынешние районы Ясенево, Тропарево, Черемушки, Беляево — это все были деревни, там везде были фруктовые сады и клубничные поля. Я сам живу в Москве с 1967 года и отлично это помню.

У МНПЗ в Капотне сменился владелец, теперь это «Газпромнефть». Они полностью модернизировали систему очистки, потратили существенные деньги, и попросили произвести так называемый «зачет». Есть правовая норма, согласно которой предприятию вместо платы за негативное воздействие на окружающую среду могут быть засчитаны проведенные им природоохранные мероприятия. Если бы имело место нарушение закона, в моем кабинете раздался бы телефонный звонок из прокуратуры. Такого звонка не было.

Хочется, конечно, хотя бы частично восстановить этот исторический облик Москвы в районе Садового кольца. Надеемся, что в рамках программы «Моя улица» эта магистраль превратится в прогулочную зону.

В том числе мы рассматриваем вариант контейнерного озеленения. Например, в этом году продолжаем эксперимент, начатый в 2013-м: в период цветения расставили на Садовом кольце вишни, яблони. В этот раз еще и на Тверской выставили яблони в кадках, к 9 Мая это придало улице светлый, праздничный вид. Это очень удобно: яблоню, вишню выставляют, а когда она отцвела, отвозят обратно в питомник и заменяют на дерево с красивой листвой: липу или клен.

0cd6609af3ce23e49643c21afd20ff3c01c5eaed
Фото: Артем Житенев / РИА Новости

Посадка деревьев на Тверской

— Какая сейчас действует система взаимодействия с горожанами, куда они могут пожаловаться на загрязнение окружающей среды? Вы делегируете полномочия экологическим организациям, добровольцам?

У нас совместный проект по предоставлению информации с общественной палатой Российской Федерации: они открыли «горячую линию», собирают жалобы, связанные с загрязнением окружающей среды. Мы эти сигналы отрабатываем, в этом году их уже более 500.

У нас появились катера с помпами, они подходят с воды и, если после предупреждения из мегафона люди не тушат огонь, его заливают из пожарного рукава с катера. Тут основная мера – профилактика, цивилизованные люди на предупреждение обычно реагируют нормально и повторно огонь не разжигают.

Делегировать полномочия мы не можем, но сейчас обсуждается механизм общественного контроля по соблюдению экологического законодательства. В 2014-м мы впервые провели «Экорезиденцию» на территории дизайн-завода «Флакон», попытались собрать и объединить всех эковолонтеров, договорились о сотрудничестве, задали вектор. На мой взгляд, в этом году волонтерское движение уже не такое хаотичное, и успехов, достижений больше и по организации раздельного сбора мусора, и по контролю продажи некачественного топлива. Но по-прежнему тут много юридических вопросов, потому что нельзя никому делегировать полномочия государственного инспектора. Общественный инспектор может выявлять проблему и сообщать о ней, а уже дальше включается законный механизм.

— А что тогда легально может делать ответственный горожанин, неравнодушный к экологии города?

Можно помогать сажать деревья, а потом следить, чтобы балансодержатель, на чьей территории они находятся, достойно за ними ухаживал, сообщать на «горячую линию» Департамента о нарушениях, свидетелями которых вы стали. Например, о замусоривании территорий, незаконной торговле экзотическими животными или краснокнижными растениями, теми же ландышами.

— Да, как быть с ландышами? Это единственные цветы, которые признает моя жена…

У меня то же самое.

— Но они же в Красной книге, и я первые пару лет семейной жизни держался, из идейных соображений ландыши в переходах не покупал. Потом сломался. Как быть в такой ситуации?

Ландыши есть лесные, они как раз занесены в Красную книгу, а есть садовые, их выращивают в теплицах, продают в магазинах, можно там покупать.

— Попробую. Следующий сезонный вопрос: в Москве и Подмосковье запрещен въезд в природоохранные зоны, запрещено разводить костры, а с 2014 года — и в мангалах на углях готовить нельзя. Где москвичу жарить шашлыки?

На даче или на специально оборудованных пикниковых зонах, их на наших особо охраняемых природных территориях (ООПТ) уже около 300. А если вы будете разжигать костры или использовать мангалы вне специально оборудованных для этого мест, на ООПТ штраф за это для частных лиц — до 5000 рублей, а на других озелененных территориях — до 4000 рублей. Статья работает, протокол может составлять полиция, МЧС и инспекторы «Мосприроды».

B2a52e6efd46a4a2e463b89223539dba52a647e2
Фото: Сергей Карпов / ТАСС

Приготовление шашлыка в одном из столичных парков

— Сейчас в любом супермаркете мангал стоит 500-600 рублей, купить в магазине полный набор для приготовления шашлыков — элементарно, все их жарят. В Строгино в сезон из каждого второго куста ароматы жареного мяса доносятся, не верится, что это можно остановить.

Это все до первого штрафа. К тому же в Строгинской, Кировской пойме, в Серебряном бору очень часто костры и мангалы разжигают по берегам. У нас появились катера с помпами, они подходят с воды и, если после предупреждения из мегафона люди не тушат огонь, его заливают из пожарного рукава с катера. Тут основная мера — профилактика, цивилизованные люди на предупреждение обычно реагируют нормально и повторно огонь не разжигают.

— Программа озеленения придомовых территорий «Миллион деревьев» рассчитана на 5-10 лет и стартовала в 2013 году. Что сделано на данный момент?

Мы изначально понимали, что миллион деревьев высадить не получится, потому что емкость московских дворов — только 300 тысяч деревьев, что в первую очередь связано с наличием подземных коммуникаций. В рамках программы кустарников высаживается в 20 раз больше, так что правильнее было бы назвать акцию «Миллион деревьев и кустарников». За два года мы высадили уже более 700 тысяч деревьев и кустарников.

Хорошево-Мневники — это как раз тот случай, когда статус ООПТ присвоили депрессивной территории с промышленной зоной, со свалками отходов, бензоколонками, заводами. Конечно, здесь есть и участки с ценными водно-болотными угодьями, но их никто застраивать не собирается. Более того, та площадь, с промзонами и свалками, которая будет изъята под застройку, будет компенсирована природными территориями, так что площадь ООПТ не изменится.

Параллельно с этим мы озеленяем территории школ, детских садов и больниц, проводим программу «Лунка в лунку», в основном в парках и скверах, высаживая дерево взамен погибшего, усохшего. Это делается без проекта, потому что если дерево здесь уже было, мы, сажая новое, точно не наткнемся на коммуникации.

— Одно дерево перерабатывает за год выхлопы полутора автомобилей. Сколько нужно высадить деревьев, чтобы в Москве легко дышалось?

В столице 4 миллиона автомобилей, 12 миллионов жителей и около 12 миллионов деревьев. При этом наш город стоит на семи холмах, хорошо продувается ветрами, с этим у нас гораздо лучше, чем в Мехико, Каире или Пекине. Бывают, правда, неблагоприятные метеоусловия — безветренная погода, когда появляется смог. Таких дней в году около 50, в основном это вторая-третья декады ноября и начало декабря. А остальные 300 дней стоит погода, благоприятная для рассеивания вредных веществ. Дождь пройдет, погода ветреная — и в Москве чистый воздух.

— Какие самые значимые законодательные и нормативные документы сейчас находятся в разработке?

Мы работаем над московским законом об охране животного мира, где будут прописаны все детали по содержанию диких, экзотических животных, виды нарушений, формы ответственности. К сожалению, существующее федеральное законодательство не дает ответов на многие вопросы в этой области. Мы с общественниками и депутатами Мосгордумы сейчас активно работаем над пилотным вариантом закона, чтобы депутаты, после обсуждения и доработки, могли его принять.

Корректировка границ Серебряного бора происходит по стандартной схеме: количество территорий, выведенных из ООПТ, компенсируется таким же количеством территорий, которые к ООПТ присоединяются. Недавно такие же преобразования произошли с территорией ВДНХ, например.

Кроме того, будем делать в этом году региональный закон о недрах. Старая Москва над землей уже строиться не будет, будет уходить под землю, и надо законодательно разделить ситуации, когда ведется стройка, а когда — добыча полезных ископаемых. Потому что сейчас, как только работы перемещаются под землю, они попадают под закон о защите недр, это ставит строителей в тяжелые условия.

— Из районов Некрасовка и Косино-Ухтомский постоянно идут жалобы на неприятные запахи от Люберецких очистных сооружений АО «Мосводоканал». Что делается, чтобы улучшить эту ситуацию?

Проблема существует, и мы ее решаем. В прошлом году, 2 сентября, был закрыт завод «Эколог», уже стало полегче дышать. Кроме того, был найден инвестор, который сейчас занимается рекультивацией свалки в Некрасовке, через год-два там появится рекреационная зона. От Люберецких водоочистных сооружений «Мосводоканала» пока распространяется неприятный запах, но они сейчас находятся в стадии реконструкции, которая закончится к 2018 году, тогда ситуация кардинальным образом улучшится. К сожалению, быстрее нельзя: очистные работы не остановишь, по 5-10% мощностей выводят из функционирования, реконструируют, потом опять подключают. Поэтому процесс растянут во времени.

На Воробьевых горах укрепление склона было давно запланировано и согласовано. А сам памятник планируют разместить не на территории ООПТ, так что у нас никаких претензий к проекту нет

— Есть еще ряд острых вопросов, которые периодически всплывают в прессе и на экологических форумах: в Мневниках пойма застраивается, а это ООПТ; памятник князю Владимиру хотят возводить на Воробьевых горах, а это ООПТ; в Серебряном бору происходит корректировка границ ООПТ. Вокруг штрафных выплат нефтеперерабатывающего комбината «Капотня» в прессе недавно был целый скандал. Вы можете прокомментировать эти ситуации?

Да, конечно. Начнем с Хорошево-Мневников. Когда с 1998 года 17 тысячам гектаров на территории Москвы был присвоен статус ООПТ, многие территории, как я считаю, туда попали незаконно. В первую очередь это промзоны, гаражи, свалки и другие территории, которые по факту ООПТ не являлись. И Хорошево-Мневники — это как раз тот случай, когда статус ООПТ присвоили депрессивной территории с промышленной зоной, со свалками отходов, бензоколонками, заводами. Конечно, здесь есть и участки с ценными водно-болотными угодьями, но их никто застраивать не собирается. Более того, площадь с промзонами и свалками, которую изымут под застройку, будет компенсирована природными территориями, так что площадь ООПТ не изменится.

Теперь о Воробьевых горах. На Воробьевых горах укрепление склона было давно запланировано и согласовано. А сам памятник предполагается разместить не на территории ООПТ, так что у нас никаких претензий к проекту нет.

Корректировка границ Серебряного бора происходит по стандартной схеме: количество территорий, выведенных из ООПТ, компенсируется таким же количеством равноценных территорий, которые к ООПТ присоединяются. Недавно такие же преобразования произошли с территорией ВДНХ, например.

Ситуация с выплатами МНПЗ в Капотне следующая: существует допустимый объем загрязнения окружающей среды, который экосистема города может переработать за год. И очистные сооружения завода рассчитаны таким образом, чтобы этих нормативов не превышать. При этом завод обязан ежегодно отчислять определенную сумму в городской бюджет в качестве уплаты за негативное воздействие на окружающую среду.

У МНПЗ в Капотне в 2011 году сменился владелец, теперь это «Газпромнефть». Они полностью модернизировали устаревшую систему очистки завода, ликвидировали основной источник загрязнения для города — пруды-отстойники, доставшиеся от прежних хозяев. Потратили на это существенные деньги и попросили произвести так называемый «зачет». В законодательстве есть правовая норма, согласно которой предприятию вместо платы за негативное воздействие на окружающую среду могут быть засчитаны проведенные им природоохранные мероприятия. Что и было сделано в соответствии с законом. Если бы закон был нарушен, в моем кабинете раздался бы телефонный звонок из прокуратуры. Такого звонка не последовало.

Олег Матвеев