«Так тебя и засосет»

Город
Фото: Аделаида Сигида

МОСЛЕНТА побывала на акции, приуроченной к Международному дню очистки водоемов, и выяснила, что мешает москвичам купаться, почему они не тонут и кто крадет из парков лавочки.

Об акции, намеченной на 7 июня, похоже, знали немногие. У места сбора на Дмитровском шоссе, напротив дома 165Д, обнаружилась только одиноко сидящая на остановке пенсионерка.

— Скажите, пожалуйста, где тут у вас пруды? Здесь должна быть акция! — подскочила я к ней, полная энтузиазма.

Пенсионерка опешила:

— Да вы что! У нас тут не пруды, а дыра какая-то! На наших прудах не может быть никаких акций.

Желающих собирать мусор было немного — в основном сотрудники управы и Мосприроды. Что же касается местного населения, то его больше интересовало бесплатное печенье и концерт, а также конкурсы с раздачей подарков

После чего предположила:

— А вы, наверное, не на той остановке из маршрутки вылезли. Надо было дальше ехать — где-то дальше, там, цивилизация!

Нет, вылезла я правильно. С другой стороны шоссе и правда обнаружились пруды — заросшие, грязные, но красивые. Над прудами летали чайки, по воде плавали утки с утятами. На берегу — парковая зона. Гуляли мамаши с колясками, играла музыка, а в громкоговоритель объявляли, что сейчас состоится концерт и конкурс.

Всем желающим раздавали мешки для мусора и перчатки. Но желающих собирать мусор было немного — в основном сотрудники управы и Мосприроды. Что же касается местного населения, то его больше интересовало бесплатное печенье и концерт, а также конкурсы с раздачей подарков.

Николай Махортов
глава муниципального округа Северный
Е

Если бы хоть кто-нибудь утонул, может, наконец-то пруд бы почистили

Представители ГПБУ Мосприрода объясняли, что пруды, в том числе основной здешний пруд под названием Северный, не находятся у них на балансе. Пруд бесхозный, ничей.

— Вообще пруды должны быть на балансе у Мосводостока, — сообщил глава округа Северный Николай Махортов. — Мы к ним много раз обращались — примите пруды на баланс! Они нам отвечают — нет оснований. Они же понимают — как только возьмут пруды на баланс, мы к ним сразу начнем с ножом к горлу приставать, чтобы чистили.

Cc57bfac80b2580a5cbce47b6615538ec4219d9d
Фото: Аделаида Сигида

Николай Махортов предался воспоминаниям. Когда-то, в былые времена он, будучи ребенком, купался в этом пруду. А теперь как искупаешься? Ногу поставишь — бац! А там ила два метра, «так тебя и засосет, моргнуть не успеешь». А если не засосет, то все равно противно в иле плавать.

Вот никто и не купается. Сюда съезжаются со всей округи, жарят шашлыки. Но даже пьяные в такую грязную воду не лезут. Поэтому и не тонет никто.

— Хотя если бы хоть кто-нибудь утонул, может, наконец-то пруд бы почистили, — переживает Махортов.

О
Оказывается, у дайверов одна проблема — чистить пруды их зовут раз в год. А именно — в Международный день очистки водоемов.

Последний раз капитальную чистку пруда Северный проводили еще в 1976 году. Для такой чистки пруд надо осушить, выгрести из него весь ил земснарядом. Пруд станет чистым-чистым, и в нем даже можно будет купаться.

Если, конечно, оснастить тут пляж. А это дорого. Да и сама чистка стоит несколько миллионов.

— Если мы будем чистить, то нас сразу Генпрокуратура за горло возьмет — нецелевое использование средств, — объясняет Махортов. — Пруд ведь не состоит у нас на балансе. Он вообще ни у кого на балансе не состоит.

Не так давно местные жители написали главе округа письмо и предложили скинуться на рыбу. Не на ту, которая просто бестолково плавает — такой здесь и так полно.

— Есть такая рыбка — белый амур. Она все водоросли съедает. Один малек — 70 рублей. Можно купить мальков несколько бочек и в пруд запустить. Это самый дешевый способ пруд почистить, — говорит Махортов.

Никто, конечно, местным жителям возражать не может — хотят малька закупать бочками, пусть закупают. Только сам Николай Махортов в такой метод очистки верит мало — запустишь этого малька, и как он там? Кто его знает. То ли сдох, то ли плавает и водоросли ест.

— Мы же ведь не знаем, что там творится под водой, — философски замечает он.

На берегу одеваются в костюмы десяток дайверов из клуба «Акванавт». Нырять под воду и чистить пруд они приехали совершенно бесплатно. Инструктор клуба Николай Туганов рассказывает, что все дайверы работают в будни в офисах, а в выходные готовы ездить по Москве и чистить пруды. Просто потому, что в Москве много таких вот несчастных, брошенных прудов, которые ни у кого не состоят на балансе, которые заиливаются и превращаются в болота. А это смерть для пруда.

И единственный бесплатный способ спасти такие пруды — это в них плавать.

— Если бы местные жители в этом пруду купались, то вода бы не застаивалась, не было бы такого заиливания, и пруд бы не превращался в болото, — объяснил Николай Туганов.

— Конечно. И обязательно бы кто-нибудь утонул! — выпалила я версию Николая Махортова.

Оказывается, у дайверов одна проблема — чистить пруды их зовут раз в год. А именно — в Международный день очистки водоемов. В остальные дни дайверам приходится плавать совершенно бесцельно, в разных Турциях и Египтах. В Москве просто так, без цели, плавать неохота — холодно.

— Непромокаемый костюм, в котором можно плавать в холодной воде, стоит от 40 тысяч рублей. А мой дешевый, «мокрый», от 11 до 30 тысяч. Но в нем нужна температура воды выше 20-22 градусов. Сейчас температура воды 15 градусов, хотя на улице плюс 27, — объяснил дайвер Дмитрий Кожухарь.

Ради очистки прудов он готов лезть в холодную воду даже в своем «мокром» костюме. И хотя находиться в холодной воде в таких костюмах больше 20 минут не рекомендуется, наши дайверы сидят в ней аж два часа, самоотверженно вытаскивая покрышки и бревна.

Среди них есть даже девушки. И тоже ничего не боятся. За два часа дайверы вытащили тонну мусора, во всяком случае, они так думают — никаких весов или других приборов для оценки результатов проделанной работы у них нет. А сколько еще осталось? Никто не знает.

Стоит пройти вдоль пруда, чтобы понять — его не спасут ни дайверы, ни субботники. Дело в том, что строители положили на берег бетонную мозаику. Теперь почти все эти плиты обвалились с берега в воду, да там и лежат, создавая ощущение, что пруд — не пруд, а помойка. Вытаскивать их надо краном или выгребать экскаватором.

— Они еще пару лет назад тут лавочек наставили, даже не вкопали. Их за неделю потырили. Кто на дачу увез, кто поставил себе на балкон. Теперь тут парк без лавочек, — возмущается местная жительница Альбина с коляской.

Появляются суровые женщины в оранжевых жилетах и помогают собирать мусор.

— Семечками все заплевали и собаками загадили! — возмущаются женщины. — В основном мы кожуру от семечек убираем.

— А за собаками?

— Нет, мы ждем, пока они за собаками сами начнут убирать, как в Европе. А пока так и живем, — замечает одна из женщин.

Очистка пруда подходила к концу. Антон Шапурко, заведующий сектором охраны и учета животных Дирекции природных территорий СВАО и Сокольники ГПБУ «Мосприрода» рассказал напоследок, что пруд Северный — уникальный. Это самое большое в Москве гнездовье серебристых и озерных чаек — их здесь более двух тысяч.

Есть еще поганки, лысухи, водяные курочки. На зиму они, правда, перебираются на Москву-реку, потому что пруд замерзает. А чайки вообще улетают. Куда — никто не знает. Предполагают, что в Китай.

Каждую весну чайки непременно возвращаются в Москву, хотя их здесь и не любят — чайки вьют гнезда на балконах ближайших домов, и жильцы гоняют их шваброй.

Аделаида Сигида