Смертельный зацеп

Транспорт
Фото: Сергей Ермохин / РИА Новости

В Подмосковье 7 июня, катаясь на крыше электрички Фрязино-Москва, погиб очередной зацепер. Как сообщила пресс-служба Московского межрегионального следственного управления на транспорте Следственного комитета, тело подростка было обнаружено во время остановки поезда на платформе Северянин. МОСЛЕНТА выяснила, кто такие зацеперы и как сохранить им жизнь.

С приходом летних каникул юные зацеперы гибнут почти каждый день. В результате поражения электричеством на железной дороге только за первую неделю июня тяжелейшие травмы получили трое детей в возрасте от 10 до 13 лет, а двое 16-летних подростков погибли. В прошлом году в Москве при попытках прокатиться на крыше электричек 120 молодых людей получили травмы, 58 из них скончались.

Зацеперство, зацепинг или трейнсерфинг — это проезд на крышах, подножках, других выступающих и не предназначенных для проезда пассажиров частях поездов. Зацепинг известен во всем мире с самого начала возникновения рельсового транспорта и во многих странах был обусловлен объективными причинами: нехваткой мест в вагонах и дороговизной билетов, например. Во второй половине ХХ века зацепинг постепенно превратился в субкультуру, в том числе и в России.

Роман Громов
зацепер
Я

Я часто вижу, как дети бегают по крыше или стоят спиной по направлению движения, либо цепляют пьяные — поэтому и гибнут. Некоторых мы пытаемся снимать, но вообще я считаю, это естественный отбор, каждый должен думать за себя

В интернете есть сообщества зацеперов. В самом крупном из них сегодня почти 8 тысяч пользователей. Там обсуждают модели поездов, время и место сбора зацеперов, участники предупреждают друг друга о дежурящих на станциях полицейских или антизацеперах, а также делятся видео своих удачных «зацепов». В группе также выкладывают видео и фото несчастных случаев с циничными комментариями о том, что гибнут только «непрофессионалы».

«Естественный отбор»

«Тот парень, который погиб на электричке Фрязино-Москва, залез в токоприемник и игрался с электричеством. Вылезая, он то ли по незнанию, то ли случайно наступил не на деревянную ступеньку, как это надо делать, а прямо на железную крышу. В итоге его, естественно, ударило током. А там такой заряд электричества — убивает сразу», — говорит корреспонденту МОСЛЕНТЫ известный зацепер Роман Громов. «Сейчас это очень распространенная тема, когда ребята шатают пантограф (токоприемник на крыше электрички — прим. МОСЛЕНТЫ), чтобы получить токовую дугу — это такая яркая вспышка. На самом деле совершенно бессмысленное занятие. Это делают просто для экстрима. И кстати, это тоже можно делать безопасно, если только не стоять прямо на крыше и соблюдать элементарные правила. А вообще по технике безопасности к токоприемнику нельзя подходить ближе, чем на метр», — пояснил зацепер.

49c536cc36e48efef23f7affc16c151eac46b139

Зацепинг — не просто способ сэкономить на проезде, но и экстремальное хобби

Фото: Сергей Ермохин / РИА Новости

Роман Громов «катает» уже более 10 лет. Он принципиально не ездит в вагонах электричек, считая, что снаружи комфортнее. Так можно «дышать свежим воздухом, наслаждаться видом, сойти в любом месте и платить за проезд не надо». «Сейчас я влезаю на крышу, только если сзади уже нет места. Цепляться сзади, когда там больше 10 человек, — некомфортно. А по молодости ездил и на крыше, и между вагонами, и под ними. Сейчас мне это уже неинтересно», — объясняет Громов. В начале своей зацеперской карьеры он пытался развивать это движение и даже писал инструкции по технике безопасности и обучал новичков. «Сегодня появилось много молодых людей, которые не соблюдают элементарных правил безопасности. Я часто вижу, как дети бегают по крыше или стоят спиной по направлению движения, либо цепляют пьяные — поэтому и гибнут. Некоторых мы пытаемся снимать, но вообще я считаю, это естественный отбор, каждый должен думать за себя», — резюмирует зацепер.

781d6f7816718dde0672e98229ed2358d2e8677f

На платформе пригородных электричек в час пик

Фото: Павел Смертин / ТАСС

15-летний Максим «катает» всего три месяца. Он втянулся в это опасное увлечение, глядя на «успехи» своих друзей-экстремалов. Разумеется, его родители ничего не знают. «После первого раза на зацепе я попробовал на крыше и начал кататься каждый день. Сейчас это уже зависимость», — рассказывает он корреспонденту МОСЛЕНТЫ. Максим считает свое хобби безопасным, так как использует веревку с карабином для страховки. «Мне нравится экстрим и ветерок приятный. Парень погиб 7 июня, потому что пытался пантограф шатать. Я бы такое делать не стал. Это страшно», — признался Максим.

К
Кататься на Сапсане для зацепера — это «духовная практика»

Юный экстремал стремится прокатиться на «Сапсане», который развивает скорость до 250 километров в час: «Но это только лет в 18. Хотя за три года там, наверное, слишком много охраны будет». Как объяснил Роман Громов, кататься на «Сапсане» для зацепера — это «духовная практика». «Вот этим я готов заниматься просто ради ощущений. Входишь в такой транс. Это не объяснить. И это не всем дано, конечно», — говорит он.

«Полиции лень их доставать»

Зацеперы утверждают, что забраться на поезд совсем несложно, за этим почти никто не следит. «Не могут же полицейские на станции обходить каждый поезд, поэтому просто залезаешь и все», — рассказывает Громов.

По словам зацепера Максима, на его глазах полиция пару раз снимала ребят с электрички. «Людей на зацепе (на последнем вагоне — прим. МОСЛЕНТЫ) снимали. А тех, кто на крыше, не трогали. Полиции лень их доставать», — отметил он.

Впрочем, зацеперы не слишком боятся полиции, поскольку наказание для них нынешним законодательством предусмотрено незначительное. Как рассказала МОСЛЕНТЕ начальник подразделения по делам несовершеннолетних управления на транспорте МВД России по Центральному федеральному округу Елена Коренкова, проблема заключается в том, что согласно статье 11.17, пункт 1 КоАП РФ проезд на подножках и крышах поездов наказывается ничтожным штрафом в размере 100 рублей. «Если поймали совершеннолетнего, то ему выписывают штраф. Если несовершеннолетнего — вызывают родителей, ставят на учет, информируют об инциденте руководство его школы, проводят с подростком воспитательную беседу и отпускают. Этого, конечно, недостаточно», — объясняет она.

B64840b96edd90adc011466e436a576dc6a3c494

Следственный комитет на транспорте хочет, чтобы правилам безопасности на железной дороге учили в школе

Фото: Сергей Карпов / ТАСС

Кроме того, по словам Коренковой, охраняются сегодня только новые поезда — «Ласточка», «Сапсан» и некоторые другие. «Они также оснащены видеокамерами. Что касается старых поездов, их сейчас тоже начинают оснащать видеонаблюдением, но пока говорить о стопроцентном охвате рано», — отметила представитель транспортной полиции по Центральному федеральному округу.

По ее мнению, «необходимо увеличить штраф до 1-2 тысяч рублей, предусмотреть наказание до 15 суток, чтобы дети хотя бы задумывались о последствиях». «Кроме того, важно блокировать сайты зацеперов», — считает она.

Некоторые шаги в этом направлении уже предприняты. Во вторник, 9 июня, первый зампред комитета по транспорту Госдумы Михаил Брячак заявил, что депутаты подготовили законопроект, усиливающий ответственность за зацепинг. Документом предлагается увеличить штраф со 100 рублей до 5 тысяч. Кроме того, вводится штраф до 50 тысяч рублей для перевозчиков. Если же поездка на крыше поезда обернулась аварией или смертью человека, то самому нарушителю, если он остался жив, или должностным лицам, допустившим зацепинг, грозит до пяти лет лишения свободы. По словам Михаила Брячака, поправки в Административный и Уголовный кодексы подготовят за лето и внесут в Госдуму сразу после летних каникул.

Но пока зацеперы больше боятся не полицию, а антизацеперов. В сообществе много записей о том, как «антики» караулят их на станциях и избивают. «Антизацеперы занимаются борьбой с трейнсерферами, снимая их с наружной части вагонов поездов. Они проводят с ними профилактические беседы, привлекают сотрудников правоохранительных органов», — рассказал МОСЛЕНТЕ бывший участник одного из антизацеперских движений Константин Смоленский. Он признал, что «зачастую антизацеперы применяют физическую силу». «И те, и другие бывают вооружены до зубов, хотя им даже нет 18 лет. Пистолеты, биты, кастеты, шокеры — все это неотъемлемая часть снаряжения обоих сообществ», — отметил он.

Смоленский бросил это дело, поскольку считает его бесперспективной: «Антизацеперам никто не помогает. Локомотивные бригады не обращают на них внимания и не способствуют их деятельности».

«Мы — и машинисты, и врачи…»

По мнению Смоленского, «самое отвратительное, что машинистам за этих идиотов прилетает ничуть не меньше. Особенно, если летальный исход. В этом году уже зарегистрировано не менее 10 летальных исходов. А в год в среднем фиксируется до 100-120 смертей от зацепинга».

Василий Шеляков
машинист московского метро
У

Ужас ситуации в том, что если человек упал на рельсы, то подбирать его тело или то, что от него осталось, предстоит самому машинисту

Согласился с ним и машинист московского метро Василий Шеляков. В последнее время зацеперов, катающихся на поездах метро, становится все больше. Зимой один из них погиб на Кольцевой линии. «Да, на станциях и на самих поездах установлены камеры видеонаблюдения, дежурят сотрудники полиции, но зацеперы все равно проскакивают, и вычислить их невозможно. Машинист поезда не может увидеть, прицепился ли к нему человек, поскольку последний вагон находится от него на расстоянии 160 метров. Да и укрыться от камеры несложно», — пояснил машинист. По его словам, если диспетчер сообщает, что «на хвосте» человек, машинист снижает скорость, потому что совсем останавливаться в тоннеле нельзя. В тоннеле включают свет. При этом машиниста поезда, идущего следом, также предупреждают, что он должен быть бдителен. Если человек вдруг упадет на рельсы, его надо подобрать. На станции поезд с зацепером уже встречает полиция. «Ужас в том, что если человек упал на рельсы, то подбирать его тело или то, что от него осталось, предстоит самому машинисту. Мы — и машинисты, и врачи… Хорошо, что я пока ни разу не оказывался в такой ситуации», — признался Шеляков корреспонденту МОСЛЕНТЫ.

8432116a4cecefad47bf7d1babe97fe9c7847451

Машинист не может увидеть, прицепился ли к его поезду зацепер, так как последний вагон находится на расстоянии 160 метров от него

Фото: Марина Лысцева /ТАСС

«Молодым людям хочется адреналина, но они не понимают, что в стесненном пространстве на скорости 60-80 километров в час может просто качнуть, и ты не удержишься. А при падении на рельсы или шпалы с поезда — это обычно уже летальный исход», — подчеркнул он.

«Тяга к риску и адреналину — нормально»

Как рассказал МОСЛЕНТЕ психиатр-криминалист Михаил Виноградов, стремление подростков самовыражаться необычным способом, а также тяга к риску и адреналину — это нормальны. Но чтобы предотвратить попадание ребенка в сообщество зацеперов или других экстремалов-любителей, родители должны внимательнее наблюдать за увлечениями своих детей и направлять их стремления в нужное русло.

Михаил Виноградов
психиатр-криминалист
Е

Если вы видите, что у вашего ребенка есть стремление к риску, необходимо отдать его в соответствующий вид спорта. Например, альпинизм

«Раньше самыми рискованными были прыжки с трамплина на Воробьевых горах, а сегодня экстремальных видов спорта очень много. Спортсмены демонстрируют свою удаль и мастерство, а иногда и безбашенность. Зацеперы — это молодые люди, которым тоже хотелось бы реализовать свою тягу к риску, но по разным причинам у них нет возможности заниматься экстремальными видами спорта, поэтому они выбирают доступные для них способы: кто-то лезет без страховки на самую высокую башню Нью-Йорка или Останкинскую башню, а кто-то прыгает с вагона на вагон движущегося поезда», — пояснил психиатр.

«Если вы видите, что у вашего ребенка есть стремление к риску, необходимо направить его в соответствующий вид спорта. Например, альпинизм. Тогда его интерес будет реализован, но под присмотром тренеров и медработников, что очень важно для безопасности», — подчеркнул эксперт.