«Успеть в Москву, пока не закрыли»

Город
Фото: Константин Кокошкин / Global Look Press

В первые дни лета на главные пешеходные улицы Москвы вышли волонтеры. Главная их задача — помогать туристам, отечественным и иностранным, сориентироваться в городе. В ходе рейда по Арбату МОСЛЕНТА узнала, какие вопросы задают приезжие чаще всего, где найти в центре города душ и как вступить в ряды волонтеров.

Красные футболки и куртки заметны издалека. Форма служит маячком, сигнализирующим, что здесь готовы помочь и подсказать.

— Где поменять деньги на рубли?

— У вас есть карта города?

— Сфотографируйте нас, пожалуйста, у фонтана!

Подобные вопросы — самые предсказуемые и самые популярные среди тех, что приходится слышать сотрудникам туристского волонтерского центра во время рейдов по пешеходным зонам. Гостям из других городов и стран интересно, как купить билеты на транспорт или в музей, где найти ближайший бесплатный туалет и во сколько закрываются сувенирные лавки. Бывают, впрочем, и менее тривиальные вопросы.

— Не подскажете, где можно переночевать? — обращается к волонтерам молодой человек с рюкзаком. И уточняет: — Не сейчас, вечером!

Он приехал из Ростова-на-Дону и в столице планирует провести только сутки — проездом. Искать ночлег непосредственно на месте ему не впервой. Впрочем, как уверяют волонтеры, не ему одному, — многие спрашивают, где находится ближайший хостел.

0757679904092a6cf2da38ea5d7c80936f87d48a

В одной из спальных комнат хостела DOM

Фото: Александра Мудрац / ТАСС

— Такое часто бывает. Спонтанные поездки, — объяснила Анастасия, одна из дежурных. — Многие туристы приезжают неподготовленными. Они не бронируют жилье, не покупают путеводители, не скачивают карты. Это опрометчиво, но мы работаем как раз для них.

Москва успешно перенимает европейский опыт. В большинстве крупных городов давно работают центры помощи туристам, где можно получить необходимую информацию. Поэтому гости из других стран уверены: без подсказки они не останутся. Волонтеры же стремятся не ударить в грязь лицом.

— Где переночевать — это классика и полбеды, — уверяет Анастасия. — Однажды к дежурным подошел человек, который спросил, где здесь можно помыться. Русский. Мы порекомендовали ему пойти либо в ближайший хостел, либо в ГУМ — там есть специальные душевые комнаты, либо в дом социального патруля, но там соседями оказались бы граждане без определенного места жительства.

Сок фиолетового цвета

Вопрос о ночлеге туристы все же не предвосхищают словами «А то так есть хочется!». Но проблема вкусного и недорогого обеда — вторая по популярности. Чаще всего иностранцы спрашивают, где можно попробовать настоящую русскую еду. Правда, не всегда очевидно, что они вкладывают в это понятие.

— Как правило, все знают про блины. Тогда мы предлагаем пойти в недорогие заведения: в «Теремок», «МуМу» или ближайшую вареничную, — рассказал Артем, старший в арбатской группе. — Хотя иногда бывает наоборот — спрашивают, где поесть «что-то русское», кивают и все равно идут в общеизвестные сети фастфуда. Не все готовы пробовать пельмени или окрошку.

Гастрономию современные туристы воспринимают отдельно от истории, — по словам волонтеров, легендарным рестораном «Прага» за время их работы на Арбате ни разу никто не поинтересовался.

— Вчера ко мне подошла пара иностранцев, — смеется Артем. — Говорят: «Мы хотим сок». Спрашиваю, какой. Они пожимают плечами: «Не знаем, из чего он сделан, но фиолетового цвета. И название какое-то странное». Выяснили, что туристы искали морс — очень понравился. В Европе такого нет, для них это типично русский напиток.

Сувениры — следующая по распространенности тема после еды. И не менее анекдотичная. Каждый турист хочет купить в Москве матрешку, но не каждый способен выговорить название русской деревянной куклы.

— Часто требуют «марошку». Мы не понимаем, то ли им нужно мороженое — и тогда указываем на ларек-холодильник, то ли ягода морошка — но ее вряд ли можно найти на Арбате. Потом на языке жестов объясняют, что именно хотят.

«Успеть в Москву, пока не закрыли»

Помочь выбрать удобный пешеходный маршрут — не менее распространенная задача, с которой волонтеры должны справляться. О том, что в Москве есть Красная площадь и Арбат, знают практически все туристы. И почти никто — о том, что от одного до другого объекта можно легко и быстро дойти пешком, а заодно увидеть по дороге примечательные здания. И далеко не у всех есть под рукой карта. Кстати, бумажные версии популярности не теряют.

— В этом году заработало несколько приложений, помогающих ориентироваться в Москве. Они могут работать и оффлайн, но все-таки туристы еще верны бумажным картам, — отмечает Артем. — Это удобнее. Смартфон всегда может «глючить». И нам так проще — мы видим людей, которые стоят с картами и явно не могут сориентироваться. Мы подходим, предлагаем помощь.

58057dbb2e9639fc6ff649d41c12a71d806da375

Матрешки в витрине сувенирного магазина в центре города

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Те, кто что-то знает о Москве, ищут дорогу к конкретным памятникам и музеям. Те, кто знает все, но не точно — пытаются найти на Арбате объекты, которых там никогда не было.

— Девушки, где-то здесь находится пушкинский музей, — подходит уверенная дама средних лет.

— Не совсем здесь, на Кропоткинской.

— Но я вроде в путеводителе читала!

После некоторых уточнений выясняется, что речь идет о памятнике Пушкину и Наталье Гончаровой, который находится рядом с мемориальным музеем-квартирой. В сознании туристов этот объект смешивается с квартирой поэта на Пречистенке, а та — с Музеем изобразительных искусств.

— Это не самое смешное, — уверяет Артем. — Однажды к нам подошли туристы-арабы, которые искали «университет янтаря». Они увидели вывеску магазина «Самоцветы» и почему-то решили, что это он и есть. Оказывается, это были ученые. Они приехали в Москву специально, чтобы купить янтарь. Бывает и такое.

Особая проблема для туристов — метро. Навигация пока развита плохо, и приходится напрягаться, чтобы прочитать сложные названия на незнакомом языке. Что, впрочем, не отбивает у них желания посмотреть всемирно известные станции.

— Недавно мы помогали мексиканцам, которые приехали специально, чтобы увидеть станцию метро «Арбатская». Они сами так сказали, причем объяснить, почему именно «Арбатскую», не смогли. А ведь она не самая примечательная, и когда они показали нам фотографии интерьеров, пришлось еще повспоминать — где это? Потом объяснили. Хорошо, что они не знали, что в Москве две «Арбатских» станции, причем рядом. Это было бы для них уже слишком.

Новые модные точки, которыми гордится Арбат, сразу же влекут за собой новые проблемы для туристов и волонтеров.

М
Мексиканцы приехали специально, чтобы увидеть вестибюль «Арбатской». Волонтеры не сразу узнали его по фотографиям.

— Недавно туристы спросили: где здесь бассейн? В одном из переулков есть, показали. Нет, говорят, не то. Потом выяснили: они увидели вывеску «Живые акулы» на одном из домов, а потом не могли ее найти.

Дезинформировать туристов могли и зазывалы, которые настойчиво предлагают «покататься на акуле». Не объясняя, впрочем, как это возможно. Небольшой аквариум открылся на Арбате не так давно, однако (несмотря на яркую вывеску) популярностью не пользуется — в других странах подобное давно есть.

— Модные музеи туристам не интересны. Они все это уже видели в Европе, — считает Артем. — И понимают, что лучший музей пыток все равно в Праге, аквариум — в Барселоне, а музей секса — в Амстердаме. В Москву едут за русской стариной. Хотя Арбат сам по себе — феномен. Его воспринимают как своего рода русскую Рамблу. Люди хотят сравнить главную улицу в своем городе — и в Москве. Многие потом признают, что ожидали совсем другого, но им все равно понравилось. И насчет стереотипов бывает забавно: вроде бы уже давно никто не поминает медведей с балалайками, но однажды зимой у меня спросили, где здесь можно прокатиться на собачьей упряжке.

Последний вопрос, впрочем, абсурдным не назовешь: подобная забава действительно существует в некоторых московских парках. Но не в центре города.

М
Музеи иллюзий, пыток или секса работают для москвичей. Европейцам это не интересно — они такое уже видели.

В последнее время одна из актуальных проблем туристической отрасли — снижение спроса в связи с нестабильной политической обстановкой. Бьют тревогу некоторые хозяева хостелов и гостиниц: по их словам, европейцы поддерживают политику своих стран и отказываются от экскурсионных поездок в Россию. Однако волонтеры уверяют: «на местах» все иначе.

— Зимой я помогал сориентироваться паре туристов из Франции, мы разговорились, — поделился волонтер впечатлениями. — Спросил: почему вы выбрали Россию? Удивил их ответ: «Потому что боимся, что Россию закроют для въезда». По их словам, европейцы после начала конфликта устремились в Москву — чтобы успеть, мало ли что! Вообще туристам не важна политика, они едут смотреть достопримечательности. Кстати, почему-то европейцы считают, что в Москву надо ехать в июле или августе, якобы не так жарко. Странно, что никто не говорит им правду.

От 14 лет и старше

Большая часть волонтеров, работающих в этом году на пешеходных зонах, — студенты Института индустрии туризма или профильных колледжей, которые проходят производственную практику под открытым небом. Такая работа позволяет и погулять по Москве, и попрактиковаться в иностранном языке. Причем и тому, и другому можно научиться.

— У нас проходят и лекции по москвоведению, и занятия по иностранному языку, — объяснила МОСЛЕНТЕ Елизавета Блинова, координатор группы. — Волонтеры и сами посещают экскурсии. Иногда приходят ребята, которые хотят помогать и очень хорошо говорят по-английски, но плохо ориентируются в городе. Мы не можем им отказать. Многие не знают Москву просто в силу возраста, — не всех в школьные годы родители отпускают подолгу гулять в центре. А волонтерство может оказаться полезным и в будущем: для каждого старше 14 лет заводится личная книжка, где указывается стаж. Он может помочь получить дополнительные баллы при поступлении в вуз. Для этого отработать на улицах Москвы нужно минимум 15 дней. И, по-моему, работа не самая утомительная.

Присоединиться к волонтерам может любой желающий, вне зависимости от возраста и опыта. Подробная инструкция размещена на сайте столичного департамента национальной политики, межрегиональных связей и туризма. Значительное пополнение волонтеры получили после фестиваля «Времена и эпохи», который прошел в Коломенском в минувшие выходные. Люди сами подходят, интересуются работой, берут контакты — и в следующий раз звонят уже для того, чтобы договориться о сотрудничестве.