Масоны, татары и ласки на Воробьевых

Город
Фото: ТАСС

Кто такой Воробей Стоянович, как богадельня за Живодеркой стала центром московского образования и почему не стоит строить на Воробьевых горах памятник князю Владимиру.

Воробей Стоянович

Своим названием Воробьевы кручи, а именно так их именовали в старину, обязаны стоявшей на месте нынешнего университета деревеньке Воробьево, а та, в свою очередь, — славному боярскому роду. Фамилия эта новгородская, известна с Х века, когда посадником в Великом граде был некто Воробей Стоянович.

Он принимал активное участие в крещении горожан-язычников, за что и удостоился упоминания в летописи. В Москве потомки Воробья оказались, видимо, при Данииле — первом московском князе, сыне Александра Невского. Скорее всего, кто-то из представителей славной фамилии был в числе приближенных молодого князя.

Первое упоминание о семейной вотчине — селе Воробьеве — относится к XIV веку. Позже оно перешло к казне, но название уже укоренилось и даже распространилось на высокий берег реки, который стали именовать Воробьевыми кручами. В XV веке здесь был построен деревянный дворец, ставший загородной царской резиденцией. После переноса столицы он пришел в запустение, а остатки заброшенного сооружения сожгли французы в 1812 году.

Ec0dfbc951e56c345a1d96c79d07dc8ffdd84a92

Старый деревянный дворец на Воробьевых горах, XVIII век

Изображение: <a href="http://wikimedia.org" target="_blank"> wikimedia.org</a>

Деревня Воробьево благополучно дожила до 50-х годов прошлого столетия, когда уступила место новому зданию университета. Единственное, что от нее осталось, — это приходская Троицкая церковь, та, что стоит сейчас возле смотровой площадки. Между прочим, храм знаменитый: по преданию, в нем перед советом в Филях молился Кутузов. А вообще-то это вполне типичная для начала XIX века небольшая деревенская церковь в модном тогда стиле ампир, построенная архитектором Витбергом.

Легенда о безымянном ратнике

На Воробьевых горах зданий мало — не тем примечательны данные места. Но одно сооружение обойти вниманием никак нельзя — это Андреевский монастырь. Стоит он на нижнем ярусе круч, возле самой реки, ближе к Нескучному саду. Некогда это место называлось Живодерка — здесь находилась соответствующая слобода. Так же именовался овраг, по которому сейчас проходит трасса Третьего кольца.

Первая церковь появилась здесь в конце XVI века, а связано это с одной любопытной городской легендой.

В начале июля 1591 года огромное войско крымского хана Казы-Гирея, смяв высланные против него русские отряды, подошло к Москве и встало лагерем возле села Воробьева. Русские отряды под командованием князя Федора Мстиславского и боярина Бориса Годунова сосредоточились на Калужском тракте, примерно в районе нынешнего Донского монастыря.

Но сил у защитников было мало — большая часть армии воевала против шведов. Утром предстоял решающий бой, исход которого предугадать было очень трудно. Однако поздно вечером стоявшие на Воробьевых кручах татарские дозорные услышали в городе пальбу и радостные крики. Об этом доложили хану.

6e8015a3747e606ab62bd095d2589c08b1672aec

Репродукция гравюры Питера Пикарта Андреевский монастырь на Воробьевых горах, 1707 год

Фото: Михаил Успенский / РИА Новости

Одновременно ногайцы схватили русского воина-разведчика, оказавшегося возле их стана. Под пытками пленный витязь им и рассказал, что в город, мол, прибыл сильный отряд из Новгорода и утром татарам придется несладко.

Когда взошло солнце, татары не стали атаковать, а неожиданно ушли. В Москве это избавление посчитали чудом. На месте, где стоял русский лагерь, в честь находившейся в войске иконы Донской Божьей матери основали одноименный монастырь. А поскольку случилось все в день Андрея Стратилата, то и этого святого нужно было отметить. В честь святого Андрея был заложен храм, а место для него выбрали как раз посередине между русским и татарским лагерями.

Имя доблестного русского воина осталось безвестным. Существует мнение, что это вообще красивая легенда. Но, так или иначе, с тех пор у подножия Воробьевых круч стоят церковь и монастырь, посвященные святому Андрею.

Младший брат Киево-Печерской лавры

Знаменитым монастырь стал в середине XVI века, и связано это с именем Федора Ртищева — ближнего боярина царя Алексея Михайловича. В 1640 году митрополит Киевский Петр (Могила) обратился к царю с просьбой поселить в Москве ученых монахов из Киево-Печерского монастыря и других малороссийских обителей для обучения «детей боярских и простого чину грамоте греческой и славянской».

Ртищев взялся за богоугодное дело, посильную помощь ему оказывали царь Алексей Михайлович, духовник царя протопоп Благовещенского собора Стефан Вонифатьев, боярин Борис Морозов, архимандрит Новоспасского московского монастыря и будущий патриарх Никон.

2fa2cd3ae06d66dd29f346d7db49f3c102863ad5

Андреевский монастырь, 1993 год

Фото: Юрий Сомов / РИА Новости

Монастырь основали возле церкви святого Андрея на склоне, в лучших традициях Киево-Печерской обители, а строили и содержали его на деньги Ртищева. Он же приглашал знающих людей из разных монастырей и школ. При Андреевской обители появилась школа, где обучали всех желающих «науке книжной». По сути это было первое учебное заведение в Москве, ведь оно появилось раньше Славяно-греко-латинской академии. Кстати, впоследствии эти два заведения объединили.

Позже при монастыре появился приют и школа для детей-подкидышей, потом тюрьма, в XIX веке — богадельня. В советское время здесь размещалась коммуна-общежитие фабрики Гознака, клуб, метрологическая лаборатория. Сейчас монастырь снова стал действующим и вернулся на стезю просвещения: в нем находится Синодальная библиотека. Рядом с монастырем сохранился старинный и очень красивый пруд, некогда созданный монахами.

Масонский след

Мало кто знает, что Воробьевы горы едва не стали религиозным центром не только столицы, но и всей Европы. Случилось это вскоре после войны 1812 года. Для увековечения победы над Наполеоном в Москве решили построить грандиозный храм во имя Христа Спасителя. Его фигура должна была объединить память о погибших на полях сражений православных, католиках и протестантах. По традиции, объявили конкурс. Первое место занял проект петербургского зодчего Карла (в крещении Александра) Витберга — того, кто построил уже упоминавшуюся Троицкую церковь в Воробьеве.

Замысел был величественнным. На вершине Воробьевых круч (возле нынешней смотровой площадки) планировалось строительство огромного 240-метрового храма (втрое больше нынешнего), от которого крыльями расходились бы галереи из 600 колонн. Под ним должен был располагаться Пантеон погибших, памятники видным полководцам и монархам, музей трофейного оружия. Витберг входил в масонскую ложу, и его замысел был проникнут мистическими знаками и символами.

Для того чтобы получить заказ, Витберг даже принял православие, причем крестным отцом его стал сам Александр I. В честь своего покровителя Карл Магнус был наречен именем Александр.

12 октября 1817 года, в пятилетие ухода французов из Москвы, состоялась закладка храма. Собственной персоной присутствовал император, собралось 400 тысяч москвичей. Вечером того же дня на приеме Витбергу пожаловали чин коллежского асессора и Владимирский крест.

Но замысел не был осуществлен, несмотря на огромные ассигнования. Строительство шло медленно, оказалось, что склон «плывет» и не удержит огромного сооружения. Все деньги ушли на инженерные работы.

Александр умер, а новый император Николай направил комиссию, которая выявила большую недостачу — почти миллион рублей. Во всем обвинили Витберга и сослали его в Вятку. Строительство было остановлено, а потом и вовсе заброшено. Через много лет к идее храма-памятника во имя Христа Спасителя вернулись, но уже в другом месте и по иному проекту. А Воробьевы кручи так и остались пустыми.

Это очень показательная и поучительная история, особенно актуальная сейчас, когда появилась идея поставить там же памятник киевскому князю Владимиру Красное Солнышко. Оспаривать уместность монумента в нашем городе не станем, а вот о неоднозначной ауре и сложной геологии первоначально выбранного для него места вспомнить стоит.

Наследие СССР

В советское время Воробьевы горы были переименованы в Ленинские, но название не прижилось, — люди все равно использовали старое. К счастью же для этого места, внимания ему уделяли довольно мало. Вокруг все строилось и бурлило, город стремительно двигался на юго-запад, а лесистые склоны оставались почти нетронутыми цивилизацией. Видимо, причиной тому явилась расположенная рядом сталинская «ближняя» дача, — негоже было тревожить покой вождя.

В 50-е годы построили смотровую площадку, а ниже — горнолыжную базу: четыре круглогодичных трамплина различной высоты и освещенный слаломный склон с подъемником. Но стационарного здания у горнолыжной школы не было — тренеры и молодые спортсмены ютились в щитовых сарайчиках.

Кстати, первый трамплин появился здесь еще до революции, в 1913 году, правда, функционировал он очень недолго. Сейчас большой трамплин не работает и дальнейшая судьба его непонятна.

Когда в конце 50-х было решено построить новый Дворец пионеров, выяснилось, что до него не очень удобно добираться. Тогда задумали соорудить эскалатор от станции метро «Ленинские горы» до верха этих самых гор — Воробьевского шоссе, позже переименованного в улицу Косыгина.

Запустили его в 1959 году, и состоял он из трех раздельных ленточных эскалаторов. Катание на бесплатном аттракционе было любимым развлечением детворы 60-70-х. К сожалению, когда механизму потребовался серьезный ремонт, его просто закрыли. Это было в 1984 году. Постепенно заброшенное здание стало разрушаться и сейчас пребывает в совершенно неприглядном виде.

16b914e06f7a43d1b424829f5f3c2a023eeae5cc

Смотровая площадка и церковь Троицы, 1967 год

Фото: ТАСС

Еще одно наследие советской эпохи — памятник Александру Герцену и Николаю Огареву, поставленный якобы на месте их клятвы. Сооружен он в 1979 году, и вряд ли его можно назвать центром притяжения посетителей Воробьевых гор. Расположен монумент на средней террасе склона, хотя если выдающиеся представители революционной мысли действительно давали здесь клятву, как написал об этом Герцен в «Былом и думах», то, наверное, происходило это на вершине холма: «Присягнули, в виду всей Москвы, пожертвовать жизнью на избранную борьбу». От памятника увидеть город невозможно.

Заказник с ласками

Сейчас «Воробьевы горы» — государственный природный заказник, который населяет около сотни видов животных. Помимо привычных и всегда заметных глазу белок это кроты, ужи, мыши, в том числе летучие, ежи и даже ласки. Но главная особенность заповедника — птицы, их здесь более 70 видов.

Несколько лет назад заказник был передан дирекции Центрального парка культуры и отдыха имени Горького. Теперь Воробьевская набережная вошла в единую систему парковых набережных, идущих от Садового кольца, около реки появились места для пикников, а через лес проложены три симпатичные экологические «тропы здоровья» с любопытными пояснительными стендами. Для самых маленьких построены детские площадки. И, похоже, это только начало: планы у руководства парка грандиозные.

Георгий Олтаржевский