Что происходит с одним из старейших беговых клубов Москвы

Город
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

В Москве работает клуб любителей бега «Мир», основанный в 1981 году. Задолго до нынешней беговой эпидемии московские марафонцы наматывали километры в парке Горького. Сейчас старейший московский беговой клуб выселили в крошечную комнатку без душа, и на его забегах никто не делает селфи. Председатель клуба Эдуард Титов рассказал МОСЛЕНТЕ о том, как живут бегуны, начавшие тренироваться еще в СССР.

«Клуб любителей бега Мир существует с 1981 года, вот уже 35 лет мы проводим тренировки и забеги в парке Горького. С некоторых пор, правда, нет раздевалки и душевой, — из-за ремонта нас перевели во временное помещение. Раньше тут было отделение милиции, но скоро это строение снесут, а рядом возведут большое здание, где будет центр всех активностей, которые проходят сейчас в парке. Будем надеяться, что после реконструкции нам выделят местечко, чтобы клуб мог и дальше существовать на старом месте. Очень этого хочется», — рассказал Эдуард, пока мы шли в небольшую комнатушку в покосившейся деревянной хибарке на окраине парка.

Fe3f3fa3fc16be9fd7c3546795b3a5ac5f032bcd

Всесоюзный День бегуна в Центральном парк культуры и отдыха имени Горького, 1982 год

Фото: Дмитрий Донской / РИА Новости

Комнатка совсем небольшая, порядка 20 квадратных метров: здесь и раздевалка, и место отдыха, и столовая, если кто-то решит попить чаю. Чайник есть, электричество тоже, но о душевых и других удобствах, имеющихся в современных беговых клубах, здесь и думать не приходится.

В
В «Мире» состоит Любовь Блейх — одна из двух женщин, сумевших пробежать марафон на Северном и Южном полюсах и легендарный Виктор Гордюшенко, у которого более 600 марафонов в зачете

«Сегодня на тренировку пришли десять человек, — продолжает Эдуард. — А в самом начале, в первые годы развития клуба, и по 200 человек в день приходило. Даже не представляю, как они все помещались в раздевалке. Сейчас у нас около 200 активных членов клуба, есть и свои звезды. Например, Андрей Чирков — рекордсмен Книги Гиннесса, самый возрастной участник марафона на Северном полюсе. Любовь Блейх — одна из двух женщин, сумевших пробежать марафон на Северном и Южном полюсах, легендарный Виктор Гордюшенко, у которого еще два года назад было уже 600 марафонов в зачете. Даже представить боюсь, сколько он теперь набегал».

С
Сегодня на тренировку пришло 10 человек. А в самом начале, в первые годы развития клуба и по 200 человек в день приходило

Все эти спортсмены — любители. Никто из них не состоит в федерации легкой атлетики, не стремится получить мастера спорта или поехать на Олимпиаду. Все они бегают для себя, стараясь из старта в старт перекрыть свои собственные достижения или просто побегать за компанию с друзьями.

«Я никогда не занимался спортом ради красивой фигуры, — рассказывает Титов. — Я занимался боевыми единоборствами, чтобы уметь драться. Мужчина обязан уметь постоять за себя. А бегать я стал потому, что мне это нравится: есть только ты и дистанция, и вы пробуете выявить, кто же из вас сегодня сильнее. Я бегаю относительно недавно, на моем счету пока девять марафонов. Два года пытаюсь отобраться на Берлинский марафон, но на него очень трудно попасть. Мало выполнить квалификационный норматив, нужно еще выиграть в лотерею среди 40 тысяч человек. Дважды мне не повезло. А вообще хотелось бы, конечно, съездить на все главные марафоны мира — мэйджоры. Пока удалось пробежать в Турции на Евразийском марафоне, который имеет статус «Золотой лейбл», в Гонконге бежал и, конечно же, классическую дистанцию в Греции — от Марафона до Афин. Цель на ближайшие годы — выбежать из трех часов на марафонской дистанции. Для любителей вроде меня это, скажем так, гроссмейстерский результат.

В
Вымпелов у нас очень много, штук 700, наверное, если не больше. Раньше они висели в соседней комнате, но в последнее время стали пропадать оттуда, пришлось перевезти коллекцию клуба на хранение домой

Каждый выезд — настоящий праздник. Встречаемся в аэропорту, делимся планами, рассказываем истории из прошлого или, если кто-то бежал уже по этой трассе, делимся впечатлениями о рельефе и тому подобном. В Греции жили в Парфеноне, на тренировках бегали как в историческом музее, это было потрясающе. Сейчас многие члены Мира готовятся на марафон Белые Ночи в Санкт-Петербурге. Тоже интересное мероприятие должно получиться».

Энтузиасты вроде Эдуарда составляют актив движения любителей бега. По стенам клуба развешаны афиши и вымпелы из разных стран, — на фоне пожелтевших обоев бывшего отделения милиции эти трофеи выглядят как свидетельства былого величия.

«Да, вымпелов у нас очень много. Штук 700, наверное, если не больше. Они висели в другой комнатке, но там дверь закрывалась неплотно. Потом стали замечать, что вымпелы пропадают. Пришлось перевезти их домой на хранение. Там же теперь и вся документация клуба, включая анкеты наших постоянных членов. Хотим вот сейф купить, но пока денег на это выделить не получается. Сейчас многие «древние» клубы, как наш, на фоне детищ, созданных международными корпорациями, теряются. Лично мне бы очень не хотелось, чтобы Мир потерялся, ведь у нас 35-летняя история и мощнейшие традиции. Мы были центральным клубом Москвы, практически все бегуны столицы и области знали о нас, ведь многие приходили бегать в парк Горького. Хотя нынешних любителей бега можно понять, — они пришли в клуб Nike или Adidas, там тебе раздевалка, душ, комната отдыха… У нас же этого всего в данный момент нет. Мне кажется, что пик моды на здоровый образ жизни и бег в частности в России еще не достигнут. В Москве — да, многие осознали пользу занятий спортом, а в провинции до сих пор народ не понимает, почему за участие в соревнованиях надо платить вступительный взнос.

5bc241a5f8f82e2908f0fa4a5bc06058c7525513
Фото: из личного архива Эдуарда Титова

Я сам занимался в беговом клубе Nike, но мне достаточно быстро это надоело. Там много людей, комфортные условия, но назвать это действительно клубом любителей бега трудно. Сегодня человек пришел на тренировку, а завтра — нет. Хотя с основной своей работой такие клубы справляются, они популяризируют бег».

Единственный способ выжить для клубов вроде «Мира» — это проводить свои соревнования. Такие мероприятия недешевы и требуют больших усилий по согласованию с чиновниками округа, но в конце концов они могут приносить определенную прибыль, которая идет на подготовку следующего старта.

М
Мы поощряем каждого атлета на финише медалью — такова традиция, а участницам забега еще и дарим цветы

«Свести концы с концами на одних членских взносах у клуба не получается. Работающие члены клуба платят в год 1000 рублей, пенсионеры — 500. Для Москвы, сами понимаете, деньги небольшие. Помогает администрация парка: предоставляет помещение по договору долгосрочной аренды, оказывает содействие в организации соревнований. Мероприятие это затратное, ведь нужно организовать пункты питания и раздачу воды, отгородить трассу и изготовить медали для каждого участника. Да, помимо кубков и грамот победителям мы поощряем каждого атлета на финише медалью, — такова традиция. Женщинам еще и цветы дарим. Многие, кстати, ездят именно за этими медалями. Своего рода коллекционирование, но лично я не против такого спортивного туризма.

6cf6accee1d62d11a764f83bc081d42b984d22ac
Фото: из личного архива Эдуарда Титова

На прошлом марафоне «Мира» собралось около 400 участников, и нам удалось собрать кое-какие средства. Вот за счет этих средств и проведем следующий старт, может, и на сейф накопим. Наш марафон — своего рода марка. Ему уже 27 лет. Летом планируем первый в Москве ночной марафон, он состоится 25-26 июля в парке Горького. Выдадим бегунам фонарики, отгородим трассу конусами и проведем забег по пустому парку. А вообще стартов у бегуна-любителя может быть очень много. Я, например, совсем недавно с интервалом в неделю пробежал три полумарафона подряд.

У нас есть опытные товарищи, которые всегда помогут составить план или дадут совет, но как таковых тренеров у нас нет. Могу сказать, что в брендовых новомодных клубах бега их тоже нет, там есть те, кто ведет за собой группы. Они говорят: Слабая группа, сегодня мы бежим три километра. Сильная группа бежит десятку. Если собираешься бежать на серьезный результат и делать мастера, то необходим профессиональный подход. Есть у нас такие спортсмены, они платят тренерам и те ведут их дистанционно.

Каким я вижу Мир? Уверен, что мы не канем в лету. У нас есть своя аудитория, свои ветераны и свой круг общения. Приходят и новые члены, их немного, но к нам любой и не попадет — прием в клуб только по рекомендации уже состоящих в нем спортсменов. Мы стараемся эту марку держать, чтобы соответствовать заданным еще в советское время стандартам. Надеюсь, нам выделят помещение в новом здании, хотя, наверное, наивно на это рассчитывать в современных условиях, когда все умеют считать деньги. Почти уверен, что четырех помещений, как было у нас раньше, нам не дадут. Но получить хоть какой-то уголок было бы здорово. Не хотелось бы, чтобы после 35 лет в парке Горького Мир переехал в другое место».