Москвичи vs эвакуаторы

Транспорт
Фото: Артем Геодакян / ТАСС

Вступил в силу закон, ограничивающий применение эвакуаторов. Теперь отправить машину на штрафстоянку можно лишь в том случае, если владелец автомобиля так и не явился к своему движимому имуществу. МОСЛЕНТА поговорила с экспертами и активистами о том, упростит ли новый закон жизнь московским автомобилистам.

Ряд поправок в кодекс об административных правонарушениях (КоАП) и в статью 21 федерального закона «О безопасности дорожного движения» был внесен на рассмотрение в Госдуму депутатом Вячеславом Лысаковым. Произошло это еще в прошлом году на волне скандалов с так называемыми паркменами — автомобилистами, залезавшими в свои машины, уже помещенные на погрузчик. На прямой линии в декабре Владимир Путин также отметил, что в вопросе применения эвакуаторов «не должно быть произвола».

Однако очень скоро Дума натолкнулась на жесткое сопротивление московского правительства — и в первую очередь департамента транспорта. В ходе продолжительных обсуждений поправки обрастали новыми поправками. В итоге подписанный 8 июня документ носит компромиссный характер. Одни эксперты все-таки видят в нем какое-то послабление, другие расценивают как безоговорочное поражение автомобилистов.

A7104b7f9bb80321ca4c0d5eb27ffb7743c73833

Эвакуация неправильно припаркованного автомобиля на одной из улиц Москвы

Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Как устроен новый закон

Камнем преткновения в отношениях эвакуаторщиков и автомобилистов всегда был вопрос о моменте, после которого процесс эвакуации становится необратимым. Владельцы, обнаружив свою машину на платформе, вступали в полемику с дорожной инспекцией и непосредственно с водителем погрузчика. Самые отчаянные забирались в кабину своего автомобиля и превращались в новых народных героев — паркменов. Закон четко фиксирует момент начала эвакуации — это старт движения погрузчика. До того, как эвакуатор тронулся, у водителя есть возможность оплатить штраф, сесть за руль и самостоятельно отогнать автомобиль с места незаконной парковки.

Вячеслав Лысаков
депутат Госдумы
Э

Эвакуация автомобиля – это не санкция, а обеспечительная мера. А если водитель сам может убрать машину, обеспечивать нечего

«Эвакуация автомобиля — это не санкция, а обеспечительная мера. А если водитель сам может убрать машину, обеспечивать нечего», — сказал МОСЛЕНТЕ инициатор поправок, депутат Госдумы Вячеслав Лысаков. Впрочем, лидер движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов полагает, что прописанная в законе норма — абсолютно не рабочая. По его словам, эвакуаторщики давно взяли за правило сразу после погрузки автомобиля проезжать несколько метров, фиксировать этот процесс на видео, а потом уже спокойно оформлять документы в кабине своего «зеленого крокодила». «Подходит владелец: Вот он я!, а ему: Родной, мы уже уехали! Мы уже тронулись, иди на штрафстоянку. Он говорит Но вот же моя машина!, а ему Вот видеозапись, где мы едем. Все, до свидания», —усмехается Шкуматов.

D4acaf8fd69d6900a719ae2370dde83e3fabc2a3

Водитель Константин Алтухов почти сутки сидит в машине, блокируя работу эвакуатора в районе Теплый Стан

Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

Второе нововведение в том, что водитель эвакуатора теперь должен иметь на руках копию протокола о задержании транспортного средства. «Мы закрыли лазейку, позволявшую некоторым недобросовестным эвакуаторщикам быстро грузить 5-10 автомобилей и сразу же уезжать, фактически угоняя машину, а оформлять все потом задним числом», — рассказал МОСЛЕНТЕ Лысаков. Он связывает подобные эксцессы с тем, что эвакуация автомобилей была отдана на откуп частным компаниям, чья прибыль зависела от количества машин, доставленных на штрафстоянку.

Закон также обязывает инспектора МАДИ находиться на месте задержания транспортного средства вплоть до отправления эвакуатора. Ведь часто случалось так, что инспектор составлял протокол и просто уходил. Подошедший автомобилист уже не мог ничего изменить, так как водитель погрузчика не имеет права переписать протокол или сделать в нем пометку самостоятельно. Впрочем, по словам Шкуматова, эта норма тоже не будет работать: «Во-первых, никто вам как автомобилисту не обязан предъявлять сотрудника МАДИ. Во-вторых, когда вы видите эвакуатор, на который погружен ваш автомобиль, они не обязаны объяснять, чем занимаются у себя в салоне. Если будет какая-то разборка, эвакуаторщик скажет: Я тронулся, но дальше произошла поломка, и я сидел и устранял поломку, когда подошел этот водитель».

Петр Шкуматов
координатор движения "Синие ведерки"
П

Поскольку вместо того, чтобы ограничивать произвол эвакуаторщиков, закон наоборот наделяет их дополнительными правами, это абсолютное поражение автомобилистов. Совсем-совсем абсолютное

Новый закон ужесточает санкции за парковку на местах для инвалидов. Раньше штраф составлял от 3 до 5 тысяч рублей. Теперь остается только максимальный штраф, а также эвакуация автомобиля с места незаконной парковки. «Некоторые особо хитрые граждане пытаются воспользоваться льготами для инвалидов и вешают соответствующий значок на стекло. Мы это предусмотрели. За незаконное использование значка инвалид также предусмотрен штраф 5 тысяч рублей — в дополнение к штрафу за то, что занял место», — рассказал МОСЛЕНТЕ Лысаков. Все это должно охладить пыл граждан, пытающихся пользоваться чужими льготами.

Но координатор движения «Синие ведерки» все равно считает, что автовладельцы проиграли. «Вместо того чтобы ограничивать произвол эвакуаторщиков, закон наоборот наделяет их дополнительными правами. Это абсолютное поражение автомобилистов. Совсем-совсем абсолютное», — сказал Шкуматов.

Зато теперь ваш автомобиль не эвакуируют за то, что вы просто забыли дома права. Лысаков приводит пример. Человек едет куда-то с семьей и детьми, его останавливает инспектор. «И вот он со всем своим семейством должен что-то с этим делать — надо ехать вызволять машину, планы на день поломаны». Сегодня, когда по рации или телефону можно достаточно оперативно выяснить, есть ли у человека права и не лишался ли он права управления транспортным средством по решению суда, вполне можно ограничиться предупреждением или штрафом в 500 рублей, считает депутат.

«Табличка то появляется, то исчезает»

Главная новелла закона — запрет на эвакуацию автомобилей из-под знаков «Остановка запрещена». Данная норма вступит в силу с 8 августа.

По этому вопросу Госдума вошла в затяжной клинч с московским департаментом транспорта и, судя по всему, проиграла. Единственная уступка, на которую пошли московские транспортники, — чтобы машину могли задержать, запрещающий знак должен быть снабжен специальной табличкой «Работает эвакуатор».

Юрий Свешников
президент Московского транспортного союза
Е

Если они сегодня бесконтрольно ставят знаки «Остановка запрещена», что помешает им завтра установить на каждом таком знаке табличку «Работает эвакуатор»?

Эксперты полагают, что двух месяцев (закон был принят 8 июня) московским властям как раз хватит для того, чтобы укомплектовать табличками все знаки, запрещающие остановку. «Если они сегодня бесконтрольно ставят знаки Остановка запрещена, что помешает им завтра установить на каждом таком знаке табличку Работает эвакуатор?», — вопрошает президент Московского транспортного союза Юрий Свешников.

1925dd284ec77cde07108a3abfe05ef040299dbb

Знаки Остановка запрещена на пересечении Малого Ржевского и Хлебного переулков в Москве.

Фото: Владимир Песня / РИА Новости

Изобилие запрещающих знаков вызывает вопросы у экспертов. Никто не отстаивает право парковать машину на автобусной остановке, пешеходном тротуаре, в тоннеле или на вылетной магистрали. Однако часто установку знака эксперты объясняют ничем иным, как стремлением эвакуировать как можно больше автомобилей. «Вот у меня видно из окна: боковая улочка бульвара Яна Райниса — по ней три машины в час ходят — вся уставлена знаками. Эту боковую специально сделали для машин, чтобы можно было подъезжать к поликлинике, к банку, к магазину. И она вся в запрещающих знаках. Какой в этом смысл?», — недоумевает Свешников.

Эксперт полагает, что запрещающие знаки во многих случаях устанавливаются произвольно, минуя необходимые согласования с ГИБДД. Более того, часто эвакуаторщики идут на откровенные манипуляции. Президент Московского транспортного союза снова ссылается на вид из окна: «Kаждое утро на улице дежурят два этих зеленых крокодила. Причем висит знак в виде стрелочки, указывающей на то, что остановка запрещена до этого знака. Периодически они эту стрелочку убирают, и знак начинает действовать на всю улицу. Либо они это делают, либо какие-то аффилированные лица, но я смотрю из окна и вижу, что табличка то появляется, то исчезает».

Н
На небольших дорогах парковка в запрещенных местах может отнимать до 50 процентов всей проезжей части, что является причиной транспортных заторов. Особенно это сказывается на движении общественного транспорта, обычно передвигающегося по крайним правым полосам.

В пресс-службе департамента транспорта утверждают, что автомобилисты, как правило, не могут самостоятельно оценить, насколько припаркованный автомобиль вредит другим участникам движения: «Определить, мешает автомобиль движению или нет, может только транспортный специалист. Ведь должны учитываться интересы всех участников дорожного движения. За пешеходным переходом во дворе может находиться школа, ученик будет переходить дорогу — и обзор ему загородит автомобиль, припаркованный за пешеходным переходом, что может привести к трагедии. К правилам дорожного движения нельзя относиться избирательно — их необходимо соблюдать всем участникам движения».

В пресс-службе ГКУ «Администратор московского парковочного пространства» МОСЛЕНТЕ сообщили, что установка запрещающих знаков на тихих улицах вполне обоснована: «На небольших дорогах парковка в запрещенных местах может отнимать до 50 процентов всей проезжей части, что вызывает транспортные заторы. Особенно критично это сказывается на движении общественного транспорта, обычно передвигающемся по крайним правым полосам». В ГКУ утверждают, что согласно экспериментальным данным парковка автомобилей на обочине в часы пик снижает скорость движения автобусов более, чем в два раза. Пресс-служба ведомства указывает на то, что расширение зоны платной парковки и установка запрещающих знаков уже помогли решить ряд проблем дорожного движения: «Никто больше не паркуется в два-три ряда в центре города. Средняя скорость движения в Центральном округе увеличилась более чем на 10 процентов. Скорость движения по вылетным магистралям возросла на 12 процентов. Среднее время пребывания транспорта в центре города сократилось на 6,5 процентов.»

Как обустроить парковочное пространство

Новый закон не поставил точку в дискуссии о принципах организации парковок в Москве. Директор Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ Михаил Блинкин сомневается в том, что вопросы парковки должны регулироваться на федеральном уровне. «Это типичный предмет муниципального регулирования: вопрос соблюдения парковочного режима, администрирования парковочного режима, платежи, штрафы, эвакуация. В разных городах это устроено по-разному», — сказал эксперт в беседе с МОСЛЕНТОЙ. Блинкин отмечает, что процесс упорядочивания парковочного режима в России начался с большим опозданием, и каждый город должен привыкать к новым правилам в своем темпе.

Михаил Блинкин
директор Института транспорта и транспортной политики НИУ ВШЭ
Э

Эвакуировать нужно, и нужно это делать жестко, потому что приучить город к соблюдению парковочных правил очень трудно

Блинкин уверен, что в нынешней ситуации с перманентными скандалами и ожесточенным противостоянием автолюбителей и городских властей в равной мере виноваты все стороны: «Эвакуировать нужно, и нужно это делать жестко, потому что приучить город к соблюдению парковочных правил очень трудно». Эксперт напоминает, что обеспеченные москвичи сплошь и рядом воспринимают штраф как просто еще один вид платы за парковку. Хорошо это или плохо, но в Москве проживает достаточно граждан, не усматривающих принципиальной разницы между 80 рублями и 2 тысячами.

Практики и конвенции должны утрястись, прийти в соответствие с московскими планировочными реалиями и новой политикой в организации дорожного движения. По словам Блинкина, «безобразные нарушения» допускаются, как «господами автомобилистами, которые, простите, паркуются на трамвайных путях», так и «господами эвакуаторщиками, часто заботящихся не об условиях движения, а о чем-то совсем другом». Если воспитание автомобилистов — пока что задача на перспективу, то в отношении эвакуаторщиков некоторые меры уже приняты. «На уровне города сделана самая важная вещь, о чем вице-мэр заявлял публично: попытка передачи эвакуации на аутсорсинг частным компаниям оказалась неэффективной. Эвакуаторы в самое ближайшее время станут муниципальной службой, у которой хотя бы не будет плана дохода от эвакуации», — напомнил Блинкин.

Юрий Бабенко
независимый транспортный эксперт
Э

Эвакуатор в пробке – это еще большее ухудшение пробки. Это не решение проблемы. Эвакуаторы увозят автомобили, а на их место тут же становятся другие. Это происходит потому что нет парковочных мест

Независимый транспортный эксперт Юрий Бабенко, ранее консультировавший Дептранс, полагает, что активное применение эвакуаторов — попытка заменить административным произволом системное решение инфраструктурных проблем. Проблема в отсутствии внятной стратегии развития парковочного пространства, в колоссальном дефиците тех зон, где водители могут припарковаться цивилизованно и законно. Этот дисбаланс спроса и предложения московские власти стараются преодолеть сугубо административными методами. Бабенко полагает, что это выглядит так, как если бы в ситуации нехватки воздуха, репрессивным мерам подвергались люди, которые слишком часто дышат. «Эвакуатор в пробке — это еще большее ухудшение пробки. Это не решение проблемы. Эвакуаторы увозят автомобили, а на их месте тут же возникают другие. Это происходит потому что нет парковочных мест», — сказал эксперт в разговоре с МОСЛЕНТОЙ.

Координатор движения «Синие ведерки» Петр Шкуматов к решению проблемы парковок подходит наиболее радикально. По его словам, единственный выход — ограничение роста московской агломерации: «У нас 140 миллионов населения, 15 процентов которых живут на одном пятачке. При этом у нас колоссально большая страна, а мы бьемся за какой-то квадратный метр Бульварного кольца. Не смешно ли это?» Активист убежден, что транспортная проблема не будет решена до тех пор, пока строительные компании не прекратят возводить огромные жилые микрорайоны, откуда счастливые обладатели столичной недвижимости могут выбраться только одним способом — на личном автотранспорте.