«Важно, чтобы князя Владимира не отправили в ссылку»

Город
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Инициаторы установки 25-метрового памятника князю Владимиру назвали возможные места его размещения. Вместо Воробьевых гор монумент могут поставить на Лубянке, на площади Европы, на Смоленской площади. Скульптор Салават Щербаков рассказал МОСЛЕНТЕ об отношении к разгоревшимся дискуссиям и значении своей работы.

— За и против изваяния на Воробьевых горах собрали уже десятки тысяч подписей. На вас вся эта шумиха действует?

Хорошее слово «шумиха», иначе тут и не скажешь. Я понимаю значимость фигуры князя Владимира для русской истории и успокаиваюсь. Конечно, шумиха давит. Это действительно препятствие, помеха, но она имеет и позитивное значение. Люди обратили свое внимание на нашу историю, происходит переосмысление определенных исторических событий. Сначала следуют эмоциональные высказывания, но это только концы веревочки. Если их раскрутить, то мы придем к самому главному: тысячу лет назад была добрая, трудовая, но языческая страна Русь. Верой и заботой князя Владимира она приняла крещение. Этот шаг и сейчас определяет наш характер, культуру. В каком-то смысле князь Владимир является символом нашей страны. Его можно сравнить с Жанной д’Арк во Франции, Джорджем Вашингтоном и Авраамом Линкольном в США.

М
Мне прямо сказали, что в Московском университете недовольны религиозным содержанием монумента. Там якобы учится много атеистов.

— Многие люди высказываются против памятника. К этому вы как относитесь?

Противники установки монумента высказывают конкретные причины. Одни хотят, чтобы памятник стоял, но волнуются, что он завалится, упадет. Считают, что есть геологическая опасность. Мне специалисты-геологи говорят, что опасности нет. В современном мире инженеры решают гораздо более сложные задачи — строят сложнейшие мосты, тоннели. Я слышал и такое мнение, что это памятник украинскому князю, для россиян он никто. Это люди, мягко говоря, не очень знающие. Князь родился во Пскове, княжил не только в Киеве, но и в Новгороде.

— Третья категория протестующих существует?

Я к таким причисляю тех, кто считает неуместным установку на смотровой площадке Воробьевых гор. Они говорят, что это сложившийся комплекс МГУ. Моя профессиональная точка зрения: памятник на смотровой уместен. Это хорошее пространственно-архитектурное решение. Есть и четвертая категория протестующих. Мне прямо сказали, что в Московском университете недовольны религиозным содержанием монумента. Там якобы учится много атеистов. Все мнения важны, но мы, думаю, должны все-таки прислушиваться к мнению большинства.

— А что именно вам сказали геологи про установку памятника на смотровой площадке?

Проходят специальные совещания по этому вопросу, в них участвуют представители Российского военно-исторического общества, правительства Москвы, Русской православной церкви. Инженеры уверяют, что установить памятник возможно. Другое дело, что это достаточно дорого.

— О каких суммах идет речь?

Укрепление склона стоит около 300 миллионов рублей. Сам памятник — еще около 100 миллионов.

— Инициаторы установки памятника заявили, что его могут установить и не на Воробьевых горах, вопрос будет обсуждаться в Мосгордуме в июле. Вы сами что об этом думаете? Где памятник наиболее уместен?

Я не упираюсь в смотровую площадку Воробьевых гор. Для меня важно только, чтобы князя Владимира не отправили в ссылку на окраину, не отторгнули. Москва — прекрасный город, мест для размещения очень много. Просто рассматривать надо те, которые достойны этой личности.

F898cd704a40848d0bd6da2f68f60f37c5c7ae46
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

— Одним из возможных вариантов называют Лубянскую площадь. Здесь, по-вашему, памятник будет уместен?

Это хороший вариант. Мы знаем, что коммунисты постоянно пытаются вернуть на Лубянку памятник Феликсу Дзержинскому. Есть у этой инициативы большое число противников. Пустую площадь оставлять тоже неправильно. Возникла ситуация идейного тупика. Мы как народ, получается, не можем даже по такому вопросу договориться! А князь Владимир на Лубянской площади примирил бы, я считаю, всех. С ним, мне кажется, согласятся не только сотрудники ФСБ, но и смотрители Политехнического музея, и сотрудники «Детского мира».

— А что думаете про площадь Европы у Киевского вокзала?

Мне и этот вариант нравится. Киев — мать городов русских. Вокруг при этом кипит современная жизнь, фоном виден Белый дом, здание МИДа, Москва-Сити. Это очень энергетическая зона.

— Какие-то еще возможные точки установки памятника вы сами видите?

Я бы говорил о зонах, а не точках. Первая — центр города. Это район Кремля, храма Христа Спасителя. Вторая — район Киевского вокзала и делового центра, — эта территория ориентирована в будущее. Третья зона — монастыри в нижнем течении Москвы-реки: район Новоспасского, Симонова, Данилова монастыря, Крутицкого подворья. Здесь потише, ощущается дыхание истории. В одном из этих мест может стоять князь Владимир.

Н
На Лубянской площади князь Владимир примирил бы всех. С ним согласятся не только сотрудники ФСБ, но и смотрители Политехнического музея, работники «Детского мира».

— Некоторые градозащитники утверждают, что в Москве надо создавать новые достопримечательные места. Говорят, что для памятника есть отличные видовые точки в районах новой застройки — например, в Митино…

Вот эти идеи мне не нравятся. Я думаю, князь Владимир имеет для нашей страны такое значение, что размещение монумента на окраине — в Митино, Строгино, Нагатинской пойме — будет похоже на ссылку. Тогда уж лучше поставить памятник где-то на Урале, в Сибири, во Владивостоке. Это подчеркнет широту, величие России. Но в Москве и на окраине — мелко и неуважительно по отношению к человеку, крестившему Русь.

182935594a0d58ea473e50a6071aa9bd0a10b95a

Салават Щербаков готов скорректировать размеры памятника

Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

— В связи с возможным переездом вы размеры памятника готовы изменить?

Да, корректировка возможна. Можно отказаться, например, от семиметрового постамента, можно и сам памятник сделать меньше.

— Когда монумент будет полностью готов?

Открытие запланировано на День народного единства 4 ноября. Полная готовность будет в октябре.

Р
Размещение монумента на окраине — в Митино, Строгино, Нагатинской пойме — будет похоже на ссылку. Тогда уж лучше поставить его где-то на Урале, в Сибири, во Владивостоке.

— Ваш памятник вольно или невольно оживляет дискуссии о российско-украинских отношениях. Что вы думаете об этом? Сравниваете свою работу с известным памятником князю Владимиру в Киеве?

Конечно, наш памятник перекликается с киевским, есть у меня надежда, что наша работа как-то поможет наладить взаимопонимание. Нынешний конфликт России и Украины я сравниваю со ссорой двух братьев в семье. Стычка может быть смертельной, но примирение неизбежно. Знаете, над князем Владимиром работают 12 человек. Четверо из них приехали с Украины. И я не вижу между людьми никаких различий! Ну нет для меня разницы между, например, иркутянами, харьковчанами, псковичами или одесситами. Все для меня свои.

— Как вы думаете, в Москве есть простор для монументальной скульптуры? Каких памятников не хватает городу?

Памятники необходимы. Вот в деревенской избе всегда вешают фотографии дедушки с бабушкой, а в городах — ставят монументы. Функция одна — обозначить связь поколений, историческую преемственность. В Лондоне я видел на одной площади по три-четыре памятника, и это никого не смущает. Памятников, как и других произведений искусства, много не бывает.