«К умножению аптекарских плантов»

Город
Изображение: Петр Ловыгин / МОСЛЕНТА

Лекарственные травы, трехсотлетние деревья и беспризорники: МОСЛЕНТА вспоминает прошлое и восхищается настоящим самого старого ботанического сада столицы.

За Сухареву башню, в Мещанскую слободу

В аптекарских огородах — традицию заложил царь Алексей Михайлович, батюшка Петра Первого — выращивали лечебные травы, так как снадобий для лечения недугов не хватало. Таких мест в Белокаменной было несколько — в Измайлове, возле Каменного моста, у Мясницких ворот и в Немецкой слободе. Но все они исчезли, сохранился только один.

Ba8a3da2b647e420024d0aeeb453346f41cb7229
Изображение: <a href="http://hortus.ru" target="_blank"> www.hortus.ru</a>

Этот огород — царский, ведущий летопись от Петра Первого. Прежде он располагался под стенами Кремля, между Троицкой и Боровицкой башнями. Но грянула Русско-шведская война, и на Москву двинулись войска Карла XII. Для обороны Белокаменной царь повелел строить бастионы, и один из них пришелся аккурат на «Аптекарский огород». Но его не срыли, а аккуратно пересадили на северную московскую окраину — за Сухареву башню, в Мещанскую слободу. Тут он и остался с 1706 года, прожив больше трехсот лет.

И сейчас можно увидеть старую сибирскую лиственницу, которую, по легенде, посадил Петр Первый. В начале прошлого столетия в дерево ударила молния и сильно его повредила. Однако лиственница уцелела.

Спасибо Александру Первому

З
Здесь росли маки, пионы, мальвы, розы, жасмины и прочие затейливые и яркие цветы. Летом благоухали в кадках агава, олеандр, померанец, а в парниках зрели диковинные для здешних мест дыни и арбузы

Сначала хозяином огорода был Аптекарский приказ, затем земли передали Московскому госпиталю. А на излете XVIII века они перешли во владения Медико-хирургической академии. Хозяйничали на огороде российские садовники и ученые-иноземцы. В саду выращивали и заготавливали лекарственные травы и делали из них средства от недугов. Был аптекарский огород и своеобразным лекторием под открытым небом, где обучали будущих врачей. Здесь также снаряжались первые ботанические экспедиции, которые отправлялись с научными вояжами по России.

Сад был чудесный, ласкавший взор. Его первый директор, доктор медицины Лейпцигского университета Траугот Гербер, приехал в Москву «для учреждения огорода, к умножению аптекарских плантов и собиранию особливых трав, яко нужнейших натуралиев в медицине, також для обучения молодых лекарей и аптекарей и в ботанике».

Москвичи любили прогуливаться в садике и восхищаться дарами природы. Здесь росли маки, пионы, мальвы, розы, жасмины и прочие затейливые и яркие цветы. Летом благоухали в кадках агава, олеандр, померанец, а в парниках зрели диковинные для здешних мест дыни и арбузы.

Начало XIX века выдалось тревожным для «Аптекарского огорода» — тогда он едва уцелел. Медико-хирургическая академия переехала в Санкт-Петербург, сад опустел, ветер грустно шумел листвой, цветники были растоптаны…

К счастью, в то время Московский университет искал место для нового ботанического сада. Старому было уже тесно в густоте университетских построек на Моховой, он задыхался от пыли. Тут и вспомнили о бесприютных землях в Мещанской слободе.

В
Во время знаменитого московского пожара 1812 года сгорела большая часть оранжерей, библиотека и гербарий

210 лет назад — 1 апреля 1805 года Московский университет купил «Аптекарский огород». Этому содействовал министр народного просвещения Петр Завадовский, который обратился к императору Александру Первому с прошением о выдаче казенных денег для сохранения «множества лекарственных растений и ботанических редкостей». На бумаге царь милостиво начертал: «Быть по сему» и велел выдать университету одиннадцать тысяч рублей для исторической сделки.

Местность начали заново благоустраивать, но приключилась новая беда — во время знаменитого московского пожара 1812 года сгорела большая часть оранжерей, библиотека и гербарий. Уцелели лишь большой жилой дом да деревья в глубине парка.

«При благорасположении фортуны»

Последствия несчастья неспешно, несколько десятилетий устраняли, и к середине позапрошлого века Ботанический сад снова стал привлекать горожан. В то время его делами — и весьма активно, со знанием дела и любовью — руководил выпускник Геттингенского университета доктор Георг Франц Гофман, трудившийся на кафедре ботаники и фармакологии Московского университета. О своем детище он высказался следующим образом: «Надеюсь, что и в будущем, при благорасположении фортуны, возрастании расходов и жалований, благоприятном расширении и новых поступлениях сад наш будет не хуже ни одного из наипервейших европейских».

Остался в истории другой радетельный директор — Иван Горожанкин, властвовавший в Ботаническом саду три десятилетия — с 1873 по 1902 год. За это время расширились научные связи, наладился обмен растениями с ботаническими учреждениями многих стран. Да и сам Горожанкин частенько навещал коллег, чтобы поглядеть, как устроены у них оранжереи и налажены лаборатории. И был весьма доволен, что иноземцы его ничем не поразили: «…кажется, я не ошибусь, если скажу, что после оранжереи нашего сада в Дрезденском саду нечего смотреть!»

Константин Мейер
директор «Аптекарского огорода» в начале ХХ века
В

Все заборы, окружавшие Ботанический сад, оказались разобранными окрестными жителями, и сад превратился в проходной двор, отчего весьма пострадали все насаждения… Большинство культур было уничтожено, и в голодное время на их месте разводили овощи. Деревянные перекрытия оранжерей быстро сгнили и провалились, стекла вывалились, и их стали расхищать местные жители

Взрыв политической бомбы

До 1917 года Ботанический сад жил в тихой благости, вдали от проблем, а тут по нему со всей силы ударила политическая бомба. Сад попросту забросили, прекратился уход за растениями, и речи не было о научной работе. Да и заходить сюда было опасно, глухая местность стала прибежищем бродяг и беспризорников. Наступил длинный и печальный период упадка и разрухи, который продолжался до 30-х годов прошлого века.

Позже директор «Аптекарского огорода» Константин Мейер вспоминал: «…все заборы, окружавшие Ботанический сад, оказались разобранными окрестными жителями, и сад превратился в проходной двор, отчего весьма пострадали все насаждения… Большинство культур было уничтожено, и в голодное время на их месте разводили овощи. Деревянные перекрытия оранжерей быстро сгнили и провалились, стекла вывалились, и их стали расхищать местные жители…»

E65c0419148265068185936784cfcf1b551ec944

На территории филиала Ботанического сада биологического факультета МГУ Аптекарский огород на проспекте Мира

Фото: Алексей Зотов / ТАСС

Но сад в очередной раз выжил. Началась его реконструкция — был воссоздан альпинарий с горными и арктическими растениями, участок подмосковной флоры, уголки декоративных, овощных, сельскохозяйственных и, разумеется, лекарственных растений. И снова сюда зачастил народ. Со стороны Первой Мещанской улицы — ныне проспект Мира — посетители попадали в сад через глухие деревянные ворота. За ними открывался благоухающий цветочный партер с выставленными на лето пальмами.

Но в высоких кабинетах уже зрели планы кардинальных перемен облика Москвы. Согласно проекту Генеральной реконструкции столицы, Ботанический сад намеревались превратить его в образец «сталинского ампира» с помпезным входом и парадной лестницей. Но она в светлое будущее не привела, ибо проект — к счастью! — затерялся в начальственных кабинетах.

После Великой Отечественной войны грянула новая беда, близнец прежних — очередное, которое уже по счету запустение. И чтобы его скрыть, московские власти велели накинуть на ворота Ботанического сада замок, чтобы горожане и не печалились и не выражали свое возмущение.

Как прежде, но еще лучше

В конце 90-х годов прошлого века за Ботанический сад, наконец, взялись, как следует. После основательной реконструкции «Аптекарский огород» стал, без преувеличения, одной из жемчужин Москвы. Можно побывать в оранжереях (самая «молодая» из них, «Пальмовая», построена в 1891 году), полюбоваться редкими видами деревьев, растений, цветов и просто подышать свежим, напоенным различными ароматами воздухом. После ландшафтных преобразований сад вновь обрел былой уют и живописность.

Как и в лучшие времена, идет научная работа. Здесь студенты проходят практику, совершенствуют свои знания, нередко приходят сюда работать после выпуска.

Нынешний Ботанический сад — это не только изобилие растений. Под сенью деревьев проводятся концерты, весенние фестивали, в частности, орхидей. И это не случайно — более ста лет назад на территории «Аптекарского огорода» доктор Иван Трояновский основал Московское общество любителей этих цветов.

Стоит отметить, что ни один фестиваль не повторяет другой, поскольку каждый раз выставляются разные сорта растений, и форуму сопутствует новое оформление, иной дизайн. Эта забота в ведении ландшафтного директора Ботанического сада.

564dcca1447b001fe8be790fbd917c9a42e0fc55

Заместитель директора Главного ботанического сада П.И.Лапин и заведующий отделом тропической флоры С.Е.Коровин в отделении тропиков Южной Америки

Фото: Анатолий Ковтун / ТАСС

Здесь много, как принято, выражаться, эксклюзива. Но, пожалуй, главный, это театр, который возник по инициативе директора «Аптекарского огорода» Алексея Ретеюма. Называется он просто — «С.А.Д.», что означает Содружество артистов драмы. Разумеется, репертуар выбирается с учетом содержания. Дебютным спектаклем стал «Аркадия» по пьесе Тома Стоппарда, где действие происходит в английском поместье на фоне тенистого сада.

А теперь в истории «Аптекарского огорода» открывается новая глава. На следующей неделе руководство МГУ и самого старого в Москве ботанического садика объявят о планах расширения и освоения огромных новых территорий к юго-западу от Университета, между проспектом Вернадского и Мичуринским. Орхидей и диффенбахий будет еще больше.

Валерий Бурт