Зарядье — мечта московских археологов

Город
Фото: Мосгорнаследие

Кольчуги, детские игрушки, счеты, гребешки для бороды и письменные принадлежности — более 800 бытовых предметов москвичи оставили в Кривом переулке в XVII веке. Набор артефактов говорит о том, что жители столицы и в Средние века были состоятельными, хваткими и деловыми людьми. МОСЛЕНТА побывала за глухим забором на месте бывшей гостиницы «Россия» и посмотрела, как идут раскопки.

Ученые и строители

В Зарядье строят огромный ландшафтный парк. Одновременно с этим на площадке идут археологические раскопки. Территорию окружает высокий забор. Мосгорнаследие, Институт архитектуры РАН и «Столичное археологическое бюро» решили продемонстрировать журналистам археологические находки, обнаруженные в ходе исследований.

Главный экспонат выставки — деревянная мостовая XVII века. Когда-то здесь был средневековый Кривой переулок. Именно на этой мостовой обнаружено большинство артефактов, собранных археологами.

З
За растительностью на лице солидные люди XVII века следили не меньше современных модников из барбершопов

Грохот экскаваторов, подъемных кранов, грузовиков, и совсем рядом — вдумчивые люди в касках аккуратно очищают щетками ценные предметы, проливающие свет на культуру повседневности средневековой Москвы. Строительство ультрасовременного парка по проекту нью-йоркского архитектурного бюро идет рука об руку с научными исследованиями.

Леонид Кондрашов
заместитель руководителя департамента культурного наследия Москвы
З

За исключением Кремля в столице, наверное, нет второго такого места, о котором мечтал бы каждый московский археолог

В сегодняшней Москве по-другому просто нельзя. «Любая строительная площадка, даже если есть сомнения в ценности участка, анализируется на предмет необходимости проведения археологических раскопок», — пояснил журналистам заместитель руководителя департамента культурного наследия Леонид Кондрашов.

Для Мосгорнаследия принципиально важно, чтобы археологическое исследование начиналось не тогда, когда на площадке работает строительная техника, а еще на этапе выдачи разрешительной документации. Застройщики должны четко понимать, на каких именно участках следует провести раскопки. Департамент помогает им наладить контакт с научными организациями.

Леонид Беляев
заведующий отделом археологии Московской Руси института археологии РАН
П

Представьте себе гигантский торт, в котором прорезаются траншеи и сразу все слои видно: где зефир, где пастила

Если такой контакт выстроен, строители не мешают, а даже помогают археологам. В том же Зарядье большинство артефактов находится на сравнительно большой глубине. Они покрыты огромным слоем современного мусора, оставшегося после сноса гостиницы «Россия». Без помощи тяжелой техники археологи просто не смогли бы добраться до ценных предметов.

От наркомата тяжелой промышленности до диких урбанистов

Зарядье исследуют с 1946 года, когда на этом месте возобновили строительство очередной сталинской высотки — здания наркомата тяжелой промышленности. Масштабный проект так и не был реализован, зато территория стала настоящей Меккой для московских археологов. «За исключением Кремля, в столице, наверное, нет второго такого места, о котором мечтал бы каждый московский археолог», — рассказал Кондрашов.

М
Московская археологическая школа сформировалась за 50 лет именно на материале раскопок в Зарядье

Первые археологические исследования в Москве приходятся на 30-е годы ХХ века, то есть на период строительства метрополитена. Но там подход был достаточно грубым. «Представьте себе гигантский торт, в котором прорезаются траншеи и сразу все слои видно: где зефир, где пастила», — пояснил заведующий отделом археологии Московской Руси Института археологии РАН Леонид Беляев. В Зарядье же ученые занимались более точной градуировкой археологической шкалы, разбираясь, чем керамика из «слоя пастилы» отличается от «керамики из слоя зефира».

Сталинская высотка, гостиница «Россия», ландшафтный парк — один проект сменяет другой, а археологи продолжают копать. Московская археологическая школа сформировалась за 50 лет именно на материале раскопок в Зарядье.

Нынешние проекты развития этой территории с самого начала вызывали множество споров. Не всем нравилась модернистская концепция парка, посвященного природно-климатическим зонам России. Ландшафт рекреационной зоны у стен Кремля должен имитировать степь, тундру, тайгу и различные варианты болотистой местности. Авторы проекта из архитектурного бюро Diller Scofidio + Renfro в своем творчестве делают акцент на экологических темах и даже называют себя «дикими урбанистами».

Сложно сказать, насколько идея «буйства природы» вяжется с образом старого московского купеческого района. По крайней мере, парк — это лучше, чем офисный центр. Кондрашов не исключает, что некоторые археологические находки будут демонстрироваться непосредственно на месте. «Парк — все-таки наиболее благоприятное место для создания историко-культурных экспозиций», — сказал заместитель руководителя «Мосгорнаследия».

Константин Воронин
генеральный директор «Столичного археологического бюро»
В

В каком-то смысле это был элитный район

Но саму деревянную мостовую сохранить непосредственно в том месте, где она находится в данный момент, вряд ли получится. «С деревом вообще сложно. Сейчас элементы мостовой заполнены водой, которая скоро испарится, дерево скукожится, его надо будет заменять полимерами. На месте все эти процедуры провести невозможно», — пояснил Кондрашов. Мостовую придется разобрать на составные части и представить их на экспертизу реставрационного совета, который решит, какие из элементов могут стать экспонатами, а какие уже не подлежат восстановлению.

Кривой переулок и история повседневности

Все археологические находки передадут в музеи Москвы. В основном это предметы, связанные с торговлей: специальные стилосы, так называемые «исалы», — письменные принадлежности для ведения бытовых записей на табличках, покрытых воском, счеты, иностранные монеты, торговые пломбы.

Также были найдены фрагменты кольчуги, а значит, в этом районе Москвы проживали довольно обеспеченные люди. Ведь в те времена доспехи могли себе позволить только бояре и очень богатые горожане. «В каком-то смысле это был элитный район», — объяснил генеральный директор «Столичного археологического бюро» Константин Воронин.

Из оригинальных вещей стоит особо отметить небольшие гребешки, предназначенные для расчесывания бороды и усов: за растительностью на лице солидные люди XVII века следили не меньше современных модников из барбершопов.

Говорят, что Средние века не знали института детства, однако среди археологических находок есть типичная детская игрушка — глиняная фигурка медведя.

Леонид Беляев
заведующий отделом археологии Московской Руси института археологии РАН
Н

Нам не нужен единственный предмет. Нам нужны сотни, тысячи мостовых. Нам нужны все мостовые города

Москва вела активную торговлю со всем окружающим миром. «Очень многие находки говорят о связи Москвы с Западной Европой. Крупная шведская монета начала XVIII века, найденная на мостовой Кривого переулка, или торговые пломбы. Ведь весь товар, привозимый в Москву, подлежал учету», — добавил Воронин.

Специальные сосуды для фиксации лучины (светцы), ключи, оружие и даже фрагменты одежды древних москвичей, например вязаный шерстяной пояс, — в среднем 10 находок на квадратный метр. Археологи подчеркивают, что это не какая-то массовая керамика, а интересные индивидуальные артефакты. «Все свидетельствует, что в середине XVII века Москва была крайне процветающим городом и ее население имело очень хороший достаток», — подытожил Воронин.

Но самое главное, в результате раскопок археологам удалось локализовать древнюю московскую улицу. Следовательно, теперь каждый артефакт можно соотнести с конкретным зданием и даже с владельцем недвижимости.

Конечно, мостовая Кривого переулка не уникальна, но это не делает ее менее ценной. По словам Беляева, уникальное — вообще не предмет его научной дисциплины: «Археология имеет дело с массовым материалом. Нам не нужен единственный предмет. Нам нужны сотни, тысячи мостовых. Нам нужны все мостовые города».