«Неудачная покраска — не первая в жизни барельефов»

Город
До последнего обновления барельеф был гораздо светлее
Фото: Николай Галкин / ТАСС

Барельефы на станции метро «Новокузнецкая» по-прежнему покрыты бежевой краской. В метрополитене уже признали, что «немного перепутали цвет» при проведении плановых работ и пообещали в ближайшее время устранить оплошность. Однако пока что ничего не изменилось. Советник департамента культурного наследия Москвы Юлия Логинова рассказала МОСЛЕНТЕ, почему до сих пор не начаты реставрационные работы.

— Бежевую краску уже признали ошибкой, даже дело об административном правонарушении возбуждено. Почему же барельеф до сих пор не исправили?

Сейчас мы запросили у проектировщиков специальную методику очистки. Ждем, когда можно будет провести пробы. Ведь здесь все не так просто. Важно понимать, что эта неудачная покраска — не первая в жизни этих барельефов, и при реставрации нам нужно будет добраться до исторического слоя. Мы рассмотрим методику, согласуем ее, и тогда коллеги-реставраторы как можно скорее выйдут на работу.

— На какие сроки стоит ориентироваться?

Трудно точно сказать. Кроме того, сейчас идет разработка комплексного проекта реставрации всего внутреннего убранства станции «Новокузнецкая». Ведь она вся — объект культурного наследия. Заказчиком будет метро. Эти работы планируется проводить в 2016-2017 годах. Но все понимают, что барельеф — отдельный вопрос.

Мы рассчитываем получить методику в ближайшее время, не дожидаясь реставрации 2016 года. Конечно, очистка барельефов займет достаточно много времени, но закрывать станцию для этого не планируется. Удалять краску будут поэтапно. Ведь для покраски тоже не ограничивали работу.

— Как вы думаете, удастся вернуть барельефу прежний вид?

Да, абсолютно точно. Мы уже рассмотрели всю ситуацию — удаление краски возможно без каких-либо повреждений самой поверхности барельефа. И методологически последние работы ничем не отличались от предыдущих, просто ранее красили более светлым тоном.

7458ffb91ddb237b32e8726782ce0c78c537de1a
Фото: <a href="http://dkn.mos.ru" target="_blank"> www.dkn.mos.ru</a>

Но здесь есть интересный нюанс. Если присмотреться, то видно — над эскалатором барельеф немного темнее. Поэтому мы и хотим попросить исследователей сделать пробные расчистки. Нужно понять, какой изначально был замысел автора. Возможно, они отличались друг от друга, зависели от цвета мрамора на станции. Мы ждем информации.

— Вопрос дилетанта-пассажира: почему нельзя просто закрасить сверху «правильным» цветом?

Дело в том, что чем больше многослойность, тем более «замыленной» станет мелкая пластика. Сложно будет разглядеть изначальный замысел автора. Реставраторы так не работают, хотя метод и может показаться простым. Поэтому мы сначала удалим всю старую краску, а уже потом нанесем новую.

— Удалите химически или механически?

Методики пока нет, так что не могу сказать точно. Но обычно, как я могу судить по практике работы с гипсом, сперва краску слегка растворяют, а затем аккуратно соскребают скальпелем. Как при работе с любым художественным произведением. Кропотливая работа.

— Пассажиры называют произошедшее вандализмом. Это корректно?

Не совсем. Вандализм — это повреждение поверхности памятника. Здесь такого не было. Барельефы не отколоты, не отбиты, не утрачены. Их действительно просто покрасили краской не того цвета. Это временные трудности. Поэтому если говорить о вандализме, то только в этическом аспекте — да, изменился внешний облик. Трактовать это можно по-разному.