Лучший друг бельчат

Город
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

В саду «Эрмитаж» днем в будни совсем мало людей. Мамы с колясками медленно прогуливаются по дорожкам между клумб с цветами, за столиками уличных кафе несколько женских компаний — беззаботно смеются и воркуют о своем, на лавочках перед главным фонтаном и в тени деревьев на территории за театром обнимаются влюбленные парочки, а на детской площадке резвятся трехлетки. «Идеальное рабочее место», — единогласно решаем мы с фотографом. МОСЛЕНТА встретилась с начальником отдела благоустройства и озеленения сада «Эрмитаж» Александром Сафоновым и выяснила, что такое рай для бывшего директора колхоза, и как живется белкам и голубям в Саду.

Александр Сафонов встречает нас у главного входа. Скромный и увлеченный своим делом человек, стесняется говорить о себе, зато готов часами рассказывать о питомцах сада — белках и голубях, а также о розах и сирени, за которыми присматривает лично.

— Наша главная задача — поддерживать территорию Сада зеленой, цветущей и убранной. Каждый год мы составляем паспорт цветочного оформления, который утверждает Москомархитектура. У нас всегда что-то новенькое, потому что здесь, в основном, постоянные посетители, и мы не хотим, чтобы им здесь надоедало.

Мы подходим к детской площадке, в центре которой располагается бельчатник. В просторной круглой клетке как заводной носится самец, вызывая бурю восторга у прилипших к сетке девочек.

— Сейчас у нас живет пять взрослых белок и недавно родились трое малышей. В пять утра они все выбираются из своих домиков и бегают по вольеру, завтракают. Когда в парке появляются первые посетители, особенно в выходные, они прячутся в свои домики.

На импровизированном дереве в центре клетки пять домов, похожих на скворечники. С одной стороны клетку закрывает от чужих глаз декоративный виноград. На пне выложены ягоды и семечки. В кормушке копошится воробей.

Мы стараемся кормить их тем, что им нравится. Уже опытным путем мы выяснили, что больше всего они любят огурцы и морковь. Ягоды сезонные тоже. Сегодня, как видите, это черешня, красная смородина и крыжовник

— У каждой белки свой дом. Где-то до трех месяцев они живут с бельчатами, потом мы строим для мелких свои дома. Мы подсмотрели в интернете, что домики с двойным дном более комфортны, белкам в них тепло зимой. Мы выдаем им сено и маленькие тряпочки. Из них они делают внутреннюю часть своего гнезда.

— Какие комфортные условия! Вряд ли они в природе могут похвастать индивидуальным дуплом? Или черешней на завтрак?

— Мы стараемся кормить их тем, что им нравится. Уже опытным путем мы выяснили, что больше всего они любят огурцы и морковь. Ягоды сезонные тоже. Сегодня, как видите, это черешня, красная смородина и крыжовник. Еще они хорошо едят сыр и творог. Яйца тоже любят, мы для них варим их вкрутую. Ну, а в остальном, конечно, они орехи едят: семечки всякие, фундук, кедровые орешки. Кстати, именно потому, что они у нас всегда сытые, они не берут у людей еду из рук.

Белки живут здесь уже около 8 лет. Александр Николаевич рассказывает, что в дикой природе продолжительность их жизни не превышает 5-7 лет, а в вольере многие доживают и до 15.

09ea43e292a57aecdb99bc63725ecb175106e381

Александр Николаевич к белкам относится с большой нежностью. И они отвечают ему взаимностью

Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

— Конечно, эти белки, рожденные в вольере, никогда не смогли бы выжить в дикой природе. Они понятия не имеют об опасностях, которые могут их подстерегать на воле. Года три назад их расплодилось штук 12. И мы вырезали дырку в потолке и показали им, чтобы взрослые могли выбегать. Но из-за того, что здесь деревья очень далеко друг от друга расположены, белкам приходилось бегать по дорожкам. А тут за ними сразу же человек двадцать детей начинали бегать, да еще и вороны нападали. В общем, несколько из них так и погибли. Жалко их, конечно. Поэтому мы этот эксперимент быстро прекратили.

Александр Николаевич к белкам относится с большой нежностью и они отвечают ему взаимностью. Он заходит в вольер, чтобы сфотографироваться. Самец с интересом оглядывает его, подбегает к нему без страха, когда тот протягивает ему ладонь.

Александр Николаевич рассказывает, как несколько лет назад он подобрал в вольере выкинутого из гнезда бельчонка и 3 месяца растил его в своем кабинете.

Д
Дети в полном восторге от белок. В выходные они на этой клетке висят, все визжат, кричат … Для белок это, конечно, стресс, хотя многие из них к этому привыкли…

— Федька сразу нашел себе место в кармане моих свернутых в углу брюк. Так и жил там. А когда мы его вернули в вольер, он меня узнавал, если я к ним заходил. Сразу заскакивал мне на плечо или в рукав прятался. Потом мы его отдали в другой парк на время ремонта бельчатника, но он там умер. Может от грусти.

Пока мы разговариваем, самец белки продолжает развлекать детвору. Он мечется вдоль сетки, выполняя акробатические номера.

— Дети в полном восторге от белок. В выходные они на этой клетке висят, все визжат, кричат … Для белок это, конечно, стресс, хотя многие из них к этому привыкли…

— Но у них ведь шикарные условия: отдельные квартиры, фрукты, полная безопасность — вы же сами сказали, что живут они здесь дольше, чем в природе….

— Знаете, это как у Пушкина: «Лучше один раз живой крови напиться»... Все-таки, в природе один день может стоить года жизни в вольере. Ведь качество жизни не определяется ее продолжительностью — скорее насыщенностью…

Мы прощаемся с белками и направляемся к голубятне. По пути Александр Николаевич рассказывает, что он очень любит растения и животных. Дома у него две собаки и две кошки, а также десять кур, которых он держит ради яиц. Старых кур он никогда не убивает, а раздает друзьям и знакомым.

Старая голубятня похожа на избушку на курьих ножках. Для того, чтобы снизить уровень стресса для голубей, их «дом» передвинули на менее проходимое место и подняли над землей. Сегодня здесь живут около 250 голубей разных мастей. Здесь можно увидеть обычных — мясных голубей, спортивных или почтовых, а также декоративных. От последних невозможно оторвать глаз: у одних на лапах удивительные перья, как будто манжеты на брючках, которые как бы мешают им ходить, у других — хохолки и хвосты, которые делают их похожими на попугаев и даже павлинов.

Перед голубятней «пасутся» несколько десятков голубей. Они не обращают на нас никакого внимания. Подходят совсем близко, занятые своим делом.

За голубями здесь присматривает отдельный человек. Это его хобби. Деньги ему платят совсем небольшие, но он это не ради денег делает.

— В отличие от белок, голуби требуют сложного ухода. Они быстро размножаются, а от перенаселения в тесноте могут заболеть. Поэтому голубятню надо ежедневно чистить и дезинфицировать. Кроме того, надо следить за малышами, их обычно закрывают в отдельном помещении, потому что иначе их могут затоптать или ударить крылом. Голуби не слишком внимательны к чужим птенцам, только к своим. Для тех, кто собрался обзавестись потомством, в голубятне есть гнезда, которые они могут занимать по желанию. Самец и самка высиживают яйца по очереди. Голуби очень прожорливы, едят как большая курица — 100-120 грамм корма в сутки. А мы специально для них пшеницу и злаковые проращиваем, потому что в проростке — биологически активные вещества скапливаются. Так что работы тут без конца и края.

Г
Голубь — это символ добра и мира. Людям они нравятся, они приходят в парк и показывают своим детям наших голубей, мы разрешаем их подкармливать

Эдуард Александрович (управляющий голубятней) выносит таз с водой. Некоторые голуби подбегают, чтобы попить, другие ныряют в него же, чтобы искупаться. В этот момент другая часть голубей вдруг одновременно взлетает и стройным косяком берет курс на традиционный облет.

— Они всегда возвращаются. Это их территория, они ее знают. Каждый день они совершают облет. Вечером мы закрываем их в голубятне, чтобы их никто не обидел. Они всегда за пару часов до сумерек сами залезают внутрь. Там у них все, как в казарме — самые авторитетные спят на жердочках, остальные — на полу.

— Зачем мы их держим? Голубь — это символ добра и мира. Людям они нравятся, они приходят в парк и показывают своим детям наших голубей, мы разрешаем их подкармливать. Думаю, это элемент эстетического воспитания в том числе. И, конечно, многие молодожены просят голубей, чтобы выпустить их в небо в знак своей любви. Мы не отказываем.

З
Здесь для меня — рай. Я не могу назвать любимое место в саду потому, что мне здесь все нравится

После часовой беседы Александр Николаевич все же соглашается немного рассказать о себе.

— Я 25 лет проработал в колхозе. Прошел путь от бригадира до директора. У нас работало 200 человек. Мы занимались и растениеводством, и животноводством. Это большое хозяйство. Мы выращивали рассаду цветов и деревьев, салаты, грибы, у нас был и закрытый грунт, и теплицы, 500 голов скота… Колхоз — это, конечно, такая круговерть и огромная ответственность. Растения пропадают, коровы болеют, машины ломаются, молоко прокисает, теплицы надо топить, за котельной следить…. В общем, тысячи и тысячи проблем.

Здесь для меня — рай. Я не могу назвать любимое место в саду, потому что мне здесь все нравится. По образованию я агроном, поэтому я люблю еще и за цветами присматривать. Хожу по саду, смотрю: вот здесь моим растениям чего-то не хватает, здесь надо что-то подправить, что-то заменить. Там у нас розы, с другой стороны — многолетние, а на том конце — сирень. Красота! Очень приятно, что государство на это деньги выделяет.

А еще мне нравится, что посетители ко всей этой красоте очень бережно относятся. По этим дорожкам иногда за день тысячи людей проходят, но цветы не обрывают, окурки не бросают. Конечно, сейчас уровень культуры у людей значительно вырос. Это приятно!