Почему Москва не стала Сталинодаром

Город
Фото: Александр Уткин / РИА Новости

Вновь начались споры о переименовании станции «Войковская». Священники и правозащитники считают, что имя Петра Войкова нужно исключить из столичной топонимики, поскольку он являлся одним из организаторов убийства последнего российского императора и его семьи. МОСЛЕНТА размышляет, нужно ли это городу.

Ленина трогать не стали

Настоящий вал переименований обрушился на москвичей в 80-х — 90-х годах прошлого века. Сначала Метростроевская улица вновь стала Остоженкой, Кропоткинская — Пречистенкой, а Фрунзенский вал — Хамовническим. А потом вместо Телеграфного переулка появился Архангельский, Старая Басманная «заменила» улицу Карла Маркса, а Варварка вновь возникла на месте улицы Разина. Ушли в историю Веснина (ныне Денежный переулок), Адама Мицкевича (Большой Патриарший переулок), Южинский переулок (Палашевский), Площадь Коммуны (Суворовская), улица Богдана Хмельницкого стала Маросейкой. И это лишь маленькая часть больших уличных «реформ».

Изменились и названия станций московского метрополитена. К примеру, в 1990 году «Площадь Ногина» стала «Китай-городом». Мало кто, впрочем, вообще знал, кто такой был Ногин — рабочий, большевик, философ-марксист, нарком по делам торговли и промышленности в правительстве Ленина.

22448caaff395345a94a475c96d61a2a71173da0

Москва. Встреча первого поезда на станции метро Площадь Ногина.

Фото: Виктора Будана / ТАСС

Другим видным политическим деятелем советского времени был Киров. Его именем была названа станция в центре Москвы. Однако в том же 1990 году «Кировская» превратилась в «Чистые пруды». Почему? Ведь Киров вроде ничем себя не дискредитировал, в репрессиях не участвовал…

А вот Ленина трогать не стали. Остались три станции метро, связанные с именем вождя пролетариата: «Площадь Ильича», «Библиотека имени Ленина» и «Ленинский проспект». Кроме того, есть в столице улица Ленина и Ленинская слобода.

Где улица Герцена?

В 1986 году станцию метро «Лермонтовская» переименовали в «Красные ворота». Да, когда-то здесь возвышалась изумительная триумфальная арка работы архитектора Ухтомского. Но более значим другой факт — в этом уголке города родился великий Лермонтов, а значит, оно свято для каждого москвича. Увы, исчезла не только станция, но и площадь поэта…

Кстати, Москва потеряла множество названий, связанных с известными деятелями искусства и литературы. Исчезли, в частности, улицы Рылеева, Грибоедова, Герцена, Александра Островского, Горького, Алексея Толстого, Ермоловой, Неждановой, Москвина, Чайковского, Станиславского, Вахтангова, Репина, Серова. В печальном списке потерь около тридцати знаменитых фамилий.

Никто не покушался на название станции метро «Добрынинская», увековечившей почти безвестного рабочего, участника Октябрьской революции Петра Добрынина. Зато Добрынинскую улицу переименовали в Коровий вал.

В честь террориста

Разговоры о переименовании «Войковской» шли давно, периодически вспыхивая и всякий раз затухая. Иногда в дискуссии вмешивались представители власти и заявляли, что перемен не будет.

Р
Разве цареубийца — единственная сомнительная фигура, увековеченная в Москве?

Конечно, личность цареубийцы Петра Войкова не может вызывать симпатий. Он принимал активное участие не только в расстреле царской семьи, включая 12-летнего цесаревича, но и пытался скрыть следы этого страшного преступления. Войков сделал карьеру, стал дипломатом. Был назначен полпредом СССР в Польше, где его застрелил русский эмигрант.

7449be6d75bc8bbcf79d7159f334182341df8030

В Москве есть улица Войкова, пять Войковских проездов, метро «Войковская», и все их время от времени предлагают переименовать

Фото: Александр Уткин / РИА Новости

Но разве цареубийца — единственная сомнительная фигура, увековеченная в Москве?

Можно вспомнить еще одну московскую улицу — Халтуринскую. Напомним, что Халтурин был террористом, исполнителем покушения на императора Александра Второго, сторонника прогрессивных реформ, самой известной из которых была отмена крепостного права.

Убить царя Халтурин не сумел. Но от его бомбы безвинно погибли одиннадцать солдат, героев русско-турецкой войны и было ранено более пятидесяти человек, служивших в Зимнем дворце.

Часть нашей истории

Идем дальше. В Москве есть улицы Кедрова (основатель первых концлагерей в СССР), Атарбекова (жесточайший чекист), Дыбенко (участник подавления Кронштадского мятежа и крестьянского восстания в Тамбовской губернии), площадь Белы Куна (участник массовых казней в Крыму во время Гражданской войны).

Так что же, переименовать и их? Найти чистые, ничем не запятнанные имена?

Кстати, во Франции с содроганием вспоминают ужасы Великой революции, что не мешает ее гражданам с упоением петь «Марсельезу». В этой стране увековечены имена революционеров, которые с легкостью отправляли на эшафот не только недругов, но и соратников. И никто не возмущается, не доказывает с пеной у рта, что надо снести памятник Дантону в Париже. Между прочим, имя одного из главных вдохновителей французского революционного террора — Марата носят улицы Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга, Омска и других российских городов. И протестов по этому поводу что-то не слышно. О чужом палаче просто забыли?

«Не Москва — Сталинодар»

Д. Зайцева
член партии
Г

Гений Сталина является историческим даром человечеству, его путеводной звездой… Поэтому я глубоко уверен в том, что все человечество… с удовлетворением и радостью воспримет переименование Москвы в Сталинодар

Неуемная жажда переименований была привычным делом для советских руководителей. Сразу после 1917 года они буквально заполонили города страны именами классиков марксизма-ленинизма и их многочисленных единомышленников. Политических и партийных деятелей различного уровня то возвеличивали до небес, то разоблачали, судили, объявляли «врагами народа». Все это отражалось в бесконечной череде переименований. На карте СССР были города Ежово-Черкесск, Молотов, Брежнев, Андропов, Черненко. Бериевский район был в Дагестане, а пик Ягоды — на Памире.

Но это еще «цветочки». Некоторые горячие головы даже предлагали переименовать Москву в Сталинодар.

Началось все с докладной записки наркома внутренних дел Ежова в Верховный Совет СССР. Основой для нее послужили многочисленные обращения трудящихся. Вот фрагмент письма одного из них, члена партии Д. Зайцева: «Гений Сталина является историческим даром человечеству, его путеводной звездой… Поэтому я глубоко уверен в том, что все человечество… с удовлетворением и радостью воспримет переименование Москвы в Сталинодар».

Восхищение гением вождя в бесхитростном, но, возможно, искреннем четверостишии выразила некто Е. Чумакова:

«Мысль летит быстрей, чем птица,

Счастье Сталин дал нам в дар.

И красавица столица

Не Москва — Сталинодар».

Этот абсурд отверг, как полагают историки, сам Сталин.

Fa2188e229059b4501e2aeb0de4bf6da90b280ff

Cтанция метро «Лермонтовская» (сейчас «Красные ворота»)

Фото: Юрий Абрамочкин / РИА Новости

А много лет спустя, накануне 70-летия Первого секретаря ЦК КПСС Хрущева Курск едва не превратился в Хрущевград. В этом случае народное остроумие, без сомнения, разгулялось бы вволю…

Достаточно просто повесить табличку

В Москве, похоже, забыты люди, которые в разные времена жили в столице, прославили ее своим творчеством. Нет улиц Цветаевой, Блока, Мандельштама, Андрея Платонова, Булгакова, Пастернака, Высоцкого, Крылова, Шаляпина, Петрова-Водкина и других славных людей. Зато есть Газгольдерная, две Рейсовых, пять Кабельных, шестнадцать Парковых улиц. Можно отыскать на карте города Магистральный тупик, Трудовую аллею, шесть Рощинских проездов, четыре Самотечных переулка. И вряд ли кто-нибудь их переименует. Равно как и «Войковскую», впрочем.

«В принципе, я считаю, что с идеями переименования нужно закончить, — сказал председатель комиссии Московской городской думы по культуре и массовым коммуникациям Евгений Герасимов. — Это наша история. К тому же это ляжет большой нагрузкой на городской бюджет». Герасимов добавил, что инициаторы переименования могут, при желании, повесить табличку, где подробно опишут, что за человек был Войков, чем известен. Для этого не обязательно переименовывать станцию метро, весь район.

Валерий Бурт