Почему в Москве нет своего Бэнкси

Город
Фото: Артем Житенев / РИА Новости

Во многих столицах мира граффити давно стало частью городской культуры. В Париже, Лондоне, Бристоле, Нью-Йорке и других мегаполисах под стрит-арт выделены большие площади, на которых художники могут дать волю своим творческим порывам. Одна из культовых фигур — британец Бэнкси, чьи работы продаются с аукционов за сотни тысяч евро. В 2013 году его граффити «Рабский труд» было продано за 750 тысяч евро. МОСЛЕНТА выяснила, как живут в Москве уличные художники и когда граффити станет полноценной частью городской среды.

Стрит-арт-художник Zoom обрисовал свою миссию просто:

— Я занимаюсь стрит-артом, потому что, как и у любого творческого человека, у меня есть потребность высказаться. Наш город ужасно скучный и унылый. Да, сейчас он становится лучше, но в нем все равно очень мало радости и счастья. И хочется этим угрюмым лицам подмигнуть. Стрит-арт дает возможность пообщаться с достаточно большой аудиторией и это накладывает большую ответственность. Моя задача — сделать людей немного добрее в целом и друг к другу.

В
В Москве все молодые стрит-арт художники должны красться по ночам, вздрагивать при каждом звуке полицейской сирены и быть готовыми к тому, что их «жестко примут»

По словам художника, он вынужден творить нелегально:

— В Москве все молодые стрит-арт художники должны красться по ночам, вздрагивать при каждом звуке полицейской сирены и быть готовыми к тому, что их жестко примут. Недавно, паренька за роспись вагона приняли на 3 года, например. И все это только потому, что для получения разрешения, требуется пройти через множество ненужных административных барьеров. В настоящий момент я планирую предложить мэрии несколько легальных проектов, но мне уже даже страшно представить, каких усилий это будет стоить.

Художник Илья Бодров уже давно не рисует нелегально.

— Начинал я нелегально, как и все. Сейчас уже мне это неинтересно. В Москве все испорчены деньгами, нам поступает много коммерческих заказов по оформлению граффити частных помещений. Будучи художником, много не заработаешь, поэтому приходится браться за все подряд.

Da7b92c90787d02c0531ea531ff9727f707d96aa

Граффити Панда у лестницы Большого Краснохолмского моста

Фото: Андрей Рудаков / РИА Новости

Вместе с тем, по его словам, он принципиально не берется за городские заказы.

— У нас сегодня принято расписывать фасады различными изображениями природы и животных, а также картинками, агитирующими, например, против наркотиков или за спорт. Это неинтересно абсолютно. Здесь нет никакого творчества. Зато иностранцы могут рисовать все что хотят: и голых баб, и расчлененку.

У
У нас сегодня принято расписывать фасады различными изображениями природы и животных, а также картинками, агитирующими, например, против наркотиков или за спорт. Это неинтересно абсолютно. Здесь нет никакого творчества

Работы иностранных художников, действительно, регулярно появляются на фасадах московских зданий. В 2013 году в рамках фестиваля «Лучший город Земли» художники со всего мира бесплатно преобразили 150 фасадов города. Среди них были Escif, Aec, Waone, Agostino Iacurci, Sixe, Nelio.

— В результате у нас просто нет творческих фасадов. Из, скажем, 200 зданий, 150 разрисованы по заказу города и рекламой, еще 40 — работы иностранцев и только жалкие 10 фасадов будут написаны русскими художниками. Это очень обидно, — говорит Бодров.

Вместе с тем, Zoom признал, что уровень российских художников пока не дотягивает до иностранцев из-за серьезного отставания в качестве образования людей творческих профессий.

— Пока мы отстаем по всем направлениям современной культуры: и в области кино, и изобразительного искусства, и популярной музыки. Но главная проблема — это низкий уровень внутренней свободы, что является наследием советского прошлого. Меня часто спрашивают: «тебе что, больше всех надо?». Иностранцу даже в голову не придет такие вопросы задавать творческому человеку.

М
Меня часто спрашивают: «тебе что, больше всех надо?». Иностранцу даже в голову не придет такие вопросы задавать творческому человеку

— Сегодня в России стрит-арт вообще не развит. Коммунальные службы у нас работают лучше, чем уличные художники, — рассказала МОСЛЕНТЕ основатель галереи Street Kit Сабина Чагина. При этом, по ее мнению, стрит-арт мог бы серьезно изменить облик города в лучшую сторону.

— Особенно это актуально в спальных районах. Там очень скучные однотипные серые здания, фасады которых идеально подходят для стрит-арта. Но сейчас, например, в Химках некоторые из них расписаны жирафами или зебрами из мультиков. На мой вкус это никуда не годится, — комментирует Илья Бодров.

При этом он убежден, что в центре города никаких граффити быть не должно.

— Опять же, на мой вкус, изображение Майи Плисецкой на Большой Дмитровке работы Эдуардо Кобры — это слишком яркое пятно. К рисункам в историческом центре необходимо относиться очень деликатно: может быть, что-то черно-белое или сепия, но ничего кричащего. Нечто поддерживающее, но не выделяющееся.

По мнению Сабины Чагиной, центр города, действительно, «надо оставить в покое». Для стрит-арта необходимо выделять площади в спальных районах:

— В городе множество заброшенных зданий. Чем отдавать их крысам, голубям и бомжам — отдайте их художникам.

Такой опыт у Москвы, кстати, есть. В 2013 году Краснопресненский сахарный завод предоставил художникам часть своих помещений и стен. В рамках проекта «СахАрТ» граффитчики могли творить, не опасаясь, что они будут задержаны полицией, а их творения уничтожены.

— Но это место скоро будет закрыто и молодым художникам снова будет некуда пойти. А таких пространств должно быть в городе как можно больше, — уверена Чагина.

Согласился с ней и заведующий кафедрой городской среды Московской академии архитектуры Андрей Ефимов, отметив, что молодежи необходимо дать возможность проявить себя и для этого должны быть выделены специальные места. По его мнению, «граффити — это полупрофессиональное явление, которое показывает культурный уровень молодежи».

— Я часто езжу на электричке от Казанского вокзала и вижу по пути множество подобных работ. И я хочу сказать, что среди них встречаются очень интересные. Молодежь должна иметь возможность высказаться. И даже если встречаются не очень качественные вещи — ничего, люди учатся, это же попытки найти себя. К этому именно так и надо относиться, — рассказал он, и добавил, что надо создать условия, чтобы они могли совершенствоваться, а не портить облик города.

В
Вам что больше нравится: смотреть на красивые буквы или на черные квадраты, которыми коммунальщики закрашивают граффити?

Сабина Чагина убеждена, что с молодежью, увлеченной граффити, не надо бороться, но им надо выделить место для творчества.

— Пусть лучше они на заборах рисуют, чем наркотики употребляют. И ни в коем случае нельзя все это закрашивать. Вам что больше нравится: смотреть на красивые буквы или на черные квадраты, которыми коммунальщики закрашивают граффити?

По ее мнению, после того, как во всех районах города появятся площадки для граффитчиков, можно говорить о наказаниях за вандализм.

— В Лондоне за нелегальные рисунки можно получить 5 лет. Но там есть множество мест для легального творчества.

Поддержал ее и Zoom:

— Я не согласен с тем, что между вандализмом и искусством тонкая грань. Отнюдь. Есть негласные правила: нельзя рисовать на жилых домах или административных зданиях, только если это не разрешено художнику властями. Для стрит-арта подходят трансформаторные будки, заборы, разрушенные или ремонтируемые здания, заводы, промзоны. Когда молодой человек бомбит тэги, то есть по сути расписывается маркером везде, где ему вздумается — это тоже самое, что написать «здесь был Вася», и это — вандализм. Такое поведение надо пресекать и наказывать. Мы же не хотим, чтобы Москва превратилась в Берлин 90-х годов, когда тэги были нарисованы на каждом столбе в буквальном смысле этого слова.

К
Когда молодой человек «бомбит тэги», то есть по сути расписывается маркером везде, где ему вздумается — это тоже самое, что написать «здесь был Вася» — и это вандализм.

Эксперты убеждены, что помимо организации специализированных пространств для художников, для развития стрит-арта в Москве необходимо упростить систему получения разрешения на легальное рисование.

— Должна быть организована комиссия, но не из чиновников, а именно из людей искусства, которые смогут правильно оценить, на каких фасадах какое граффити будет уместно, — уверен Илья Бодров.

Поддержал его и Zoom:

— Должна существовать какая-то институция, которая готова предложить, пусть бесплатно, художникам фасады в городе, которые можно разрисовать. Также эта институация должна проводить оценку проектов, которые сами художники могут предложить городу, и рассматривать заявки жителей, которые хотят, чтобы на фасаде их дома появилось граффити.

Также, по словам Чагиной, в мире существует практика финансирования художников девелоперами.

— Действительно, недвижимость с видом на качественные объекты стрит-арта всегда продается дороже. За рубежом девелоперы часто платят за оформление фасадов до 1 процента от стоимости объекта, а это очень приличные деньги, которые серьезно стимулируют развитие стрит-арта и городской среды в целом.

Вместе с тем, городские власти уже начали работу в направлении развития стрит-арта. В ближайшее время в приложении «Активный гражданин» будет запущен опрос о порядке размещения граффити, арт-объектов и садово-парковой скульптуры. Москвичи смогут высказаться о том, какие критерии они считают важными при создании граффити — соответствие окружающей застройке, смысловое наполнение или художественная ценность. Итоги опроса будут подведены до конца 2015 года.