Что будет с лошадьми из парка Горького

Город
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

«Центр развития детского конного спорта», где с детьми-инвалидами бесплатно занимаются иппотерапией, уже полтора года уведомляют о необходимости освободить незаконно занимаемое здание. «Центр» уезжать отказывается и прикладывает все усилия, чтобы узаконить свое присутствие в Нескучном саду. МОСЛЕНТА попыталась разобраться в ситуации и поговорила с директором парка Горького Ольгой Захаровой, директором «Центра» Владимиром Кириным, юристами и чиновниками.

Невозможно случайно наткнуться на это место, просто прогуливаясь по парку Горького. «Центр развития детского конного спорта» прячется среди деревьев в одном из самых дальних углов Нескучного сада: у забора, выходящего на Третье кольцо, напротив «золотых мозгов» Академии наук. За отдельной оградой: конюшня, пара деревянных домиков администрации и крытый манеж. Рядом — окруженный деревьями открытый манеж с трибуной.

В погожий день выглядит тут все идиллически: мамы за ручку водят детей на конюшню — покормить пони яблоком или морковкой, на манеже девушка выезжает лошадь, на трибунах — несколько человек отдыхающих из соседних домов. Тишина и покой. Если не следить за сообщениями в СМИ и социальных сетях, то и заподозрить невозможно, что это место в последние несколько месяцев стало полем битвы между администрациями парка Горького и «Центра развития детского конного спорта».

Владимир Кирин, директор «Центра развития детского конного спорта»

20152a5b10cc228ca669eca03b7a14b240844269
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Я сам — мастер спорта, два наших тренера — чемпионы Европы. Всего у нас сейчас пять тренеров, два из них — по иппотерапии, скоро будет еще третий. Мы занимаемся как с обычными детьми, так и с инвалидами: ДЦП, даунами, слепыми, и с детьми с ампутациями конечностей, все бесплатно. В основном это дети из нашего района, 28-30 человек. Телефоны тренеров вывешены перед входом, родители звонят, записываются, мы никому не отказываем. Каждый год готовим детей, проводим лечение, соревнования, всех награждаем, и для них эта грамота — как сокровище! Как и для меня, видите — все стены в дипломах и копиях грамот. За каждой бумажкой — труд, человек... И жители района довольны, что мы для них в зоне доступности. С детьми, особенно больными, крайне сложно далеко ездить на занятия.

Конюшня на этой территории находится уже 30 лет. С 1985 года здесь был первый в СССР конно-спортивный кооператив — «Ямской двор». Они катали посетителей парка Горького, отреставрировали две списанные на «Мосфильме» кареты и возили по Москве молодоженов и отдыхающих. К 1996 году кооператив разорился и сюда пришли мы — «Центр развития детского конного спорта».

Директором парка был тогда Киселев Павел Юрьевич. Мы заключили с ним договор на размещение конюшни, манежа, хозяйственных построек, административного помещения клуба на территории детского городка Нескучного сада. Отреставрировали конюшню, построили манеж и всю инфраструктуру. Заключили дополнительное соглашение на отпуск питьевой воды, электроэнергии, на вывоз и захоронение бытовых отходов.

В 1996 году, когда мы заключили договор, зарегистрировать конюшню не успели, поскольку Киселев, директор парка, умер. Пришел новый директор, Зорин, сделал всем агентские договоры. Мы получили от него доверенность, стали здание оформлять: получили адрес, передали городу, но не успели с парком отношения оформить, потому что Зорина убрали, поставили Короля. Мы пошли к нему, но пока он стал разбираться со своим юристом, его тоже убрали.

Пришел Капков, отменил все агентские договоры. Мы — к нему, Капков сказал: «К вам претензий не имею, оформляйтесь», и мы снова ходили с документами по инстанциям. Капков ушел, пришла Захарова, мы к ней — ответа не последовало. Потом, в конце 2013-го город официально передал парку Горького эту территорию со зданием конюшни. Мы надеялись, что после этого парк заключит с нами договор аренды и мы, наконец-то, окончательно оформим свое тут присутствие. Но вместо этого нас решили отсюда выселить.

Г
Гравюра у нас — двукратная чемпионка России, многократная чемпионка Москвы и Московской области. Подумайте сами, если бы она содержалась в плохих условиях, могла бы она стать лучшей лошадью России?

У нас 16 лошадей, включая двух пони: 11 принадлежат «Центру», 2 — тренерам и 3 — арендаторам. Некоторые лошади здесь с 1996 года: Мамай, Амиго, Гравюра. Гравюра у нас — двукратная чемпионка России, многократная чемпионка Москвы и Московской области.

Если бы не постоянная угроза выселения, мы бы давно уже сделали капитальный ремонт, отстроились. Федеральная служба по санитарному надзору — Россельхознадзор — нашу территорию обследует раз в три года, и никаких нарушений не выявляла. Мы относимся к ветеринарному надзору Центрального округа, коням делают прививки, два раза в год кровь берут на исследование.

Конечно, мы хотим здесь остаться: давать уроки детям, инвалидам, выступать на соревнованиях. И мы хотим узакониться, а больше ничего нам не надо. До 2014 года мы занимались оформлением, задача была: получить адрес объекта, передать его городу, чтобы он передал его на баланс парка, а парк уже официально передал нам его в пользование, оформив с нами договор аренды. И каждый раз мы не успевали всю эту последовательность пройти, потому что сменялось начальство.

Ольга Захарова, директор парка Горького

6fab3a2231093b0154675f44fbd0dd0288739583

Ольга Захарова

Фото: архив пресс-службы Парка Горького

История такая: территория Нескучного сада — памятник садово-паркового искусства, переданный парку на праве бессрочного пользования в прошлом веке. Здание, в котором находится конюшня, департамент городского имущества передал парку Горького в управление в декабре 2013 года. Поскольку вся территория парка является объектом культурного наследия, использовать землю можно с определенными ограничениями. Мы не имеем права нецелевым образом использовать данные земли и допустить размещение конюшни на территории Нескучного сада, так как это — нарушение закона.

З
Закон позволял мне прийти, закрыть помещение и сказать: «Все, завтра вы больше сюда не входите». Но я так не поступаю. Я понимаю, что на поиск нового места, сборы и переезд конюшне нужно время

У парка за четыре года работы и преобразований сложилась безукоризненная репутация. Для меня важно решать все возникающие вопросы и задачи не на краткосрочный период, а так, чтобы раз и навсегда, ну или надолго.

Закон позволял мне прийти, закрыть помещение и сказать: «Все, завтра вы больше сюда не входите». Но я так не поступаю. Я понимаю, что на поиск нового места, сборы и переезд конюшне нужно время. Поэтому еще в феврале 2014 года я направила руководству конюшни уведомление о необходимости освободить незаконно занимаемое здание до 1 июня 2015 года. Но за полтора года руководство конюшни и их частные клиенты, которые содержат там своих лошадей, вопрос не решили. И сами выезжать они не хотят.

И вот мы получили такое тяжелое наследство, с которым приходится разбираться. Да, АНО занимается социальной работой, тренеры проводят занятия с детьми, но корень проблемы в том, что невозможно ни технически, ни юридически в этом месте размещать и содержать конно-спортивный центр. Даже если бы не было ограничения, связанного с «режимом использования земельного участка», в силу вступало бы еще одно: чтобы построить полноценный конно-спортивный комплекс, возвести недостающие здания, нам необходимо было бы произвести застройку Нескучного сада. А этого делать нельзя.

Какой должна быть инфраструктура конюшни? Это объекты, где находятся сами лошади, административный комплекс, где располагаются сотрудники, база хранения кормов, база для хранения инвентаря и изолированное помещение, куда можно помещать больное животное, отделяя его от остальных. Сейчас ничего этого нет.

К тому же у парка договор с АНО на размещение конюшни отсутствует. И заключить такой договор невозможно. Во-первых, ЦПКиО был не вправе до декабря 2013 года сдавать в аренду не принадлежащее ему имущество. Во-вторых, он не вправе распоряжаться земельным участком, в том числе предоставлять его под конюшни. Поэтому все эти годы конюшня находилась на территории парка и вела свою деятельность, не платя за аренду, то есть практически бесплатно, только компенсируя услуги ЖКХ.

0b14e0c310ec7338a94fef830f62fdbdd6b98532
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Я знаю только о договоре, который был заключен между парком в лице директора Зорина А.В. и АНО «Центр развития детского конного спорта» 1 мая 2001 года — это был агентский договор. Согласно ему ЦПКиО всего лишь предоставил АНО «Центр развития детского конного спорта» право оказывать услуги посетителям на двух площадях, расположенных в партерной части, а именно — организовать «пони-маршрут». Не более того! И этот договор не давал права АНО «Центр развития детского конного спорта» ни размещать, ни проектировать конюшню на территории Нескучного сада.

И потом, если бы руководство конюшни действительно хотело бы узаконить свое нахождение на территории Нескучного сада не на словах, а на деле, оно бы давно уже это сделало. За 20 лет существования у них была такая возможность.

С
Самое правильное решение — найти юридически профильное учреждение, которое профессионально занимается этим направлением. Вариантом госструктуры является департамент физической культуры и спорта Москвы. Они могут взять под свое крыло этих ребят, предоставить им помещение, выделить финансирование

Для занятий конным спортом и общения с животными логичнее ехать на ВДНХ, где организована большая школа верховой езды и организуется ферма с домашними животными. Территория ВДНХ позволяет выезжать на лошадях, там достаточно места и можно развивать такую же историю, как в лондонском Гайд-парке, где дорога из песка опоясывает парк, и кто-то постоянно устраивает конные прогулки. Но если на ВДНХ существуют все условия, где лошадь может прогуливаться и выезжать, у нас таких условий нет. Я со своей стороны обращалась к руководству ВДНХ с просьбой помочь решить данный вопрос. Но пока что ответа от них не получила.

Поскольку конюшня не может остаться на территории Нескучного сада, самое правильное решение: найти профильное учреждение — конно-спортивный комплекс, государственный или коммерческий, который профессионально занимается этим направлением деятельности. Департамент физической культуры и спорта Москвы может взять под свое крыло этих ребят, предоставить им помещение, выделить финансирование. Сотрудники АНО смогут и дальше трудиться, заниматься с больными детьми. И я направляла руководство «Центра» на встречу с первым замом главы этого департамента, Гуляевым Николаем Алексеевичем, чтобы они рассказали о себе, о том, насколько важна их деятельность.

В
В моем понимании, самое важное в этой истории то, что «Центр развития детского конного спорта» делает социальный проект и это — важный городской проект. Но необходимо сделать его цивилизованным

У этой истории есть еще один аспект. 15 апреля в государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости Москвы проходило совещание, где департаменту городского имущества и департаменту физкультуры и спорта Москвы было предписано до 15 мая принять решение о дальнейшем размещении АНО «Центр развития детского конного спорта». На дворе уже июль месяц (беседа с Ольгой Захаровой состоялась в июле — прим. МОСЛЕНТЫ), а воз и ныне там.

В моем понимании, самое важное в этой истории то, что «Центр развития детского конного спорта» делает социальный проект и это — важный городской проект. Но необходимо сделать его цивилизованным. Поскольку никакие профильные госструктуры самостоятельно заинтересованность не проявляют, я буду вынуждена обратиться к мэру Москвы за содействием в решении этого вопроса не поверхностно, как хотят владельцы, пытаясь оставить «Центр» на прежнем месте и лишая его будущего, а грамотно и профессионально. И я уверена, что найду поддержку.

E41b4ab42de8d90d685bb199ce01da0b04e4001a
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

«Мест нет»

После общения с Ольгой Захаровой и Владимиром Кириным стало очевидно, что стороны не видят такого выхода из сложившейся ситуации, который мог бы всех устроить.

МОСЛЕНТА обратилась за комментариями в три московских департамента, вовлеченные в историю с конюшней в Нескучном саду, и в конно-спортивные клубы (КСК) Москвы, которые могли бы принять к себе «Центр развития детского конного спорта».

Вариант присоединения клуба к «профильной организации» оказался утопией. Во всех КСК, в которые мы обращались с вопросом: «Не возьмете ли вы к себе коней из Нескучного сада?», реакция была такой, как если бы мы позвонили в частную квартиру с просьбой прописать несколько очень хороших людей.

Обращения к представителям администраций главных московских КСК — Кремлевской школы верховой езды, конно-спортивного комплекса «СокОрос» в Сокольниках, конно-спортивного центра «Измайлово», конно-спортивного комплекса «Битца» — остались без ответа.

(После публикации материала в редакцию позвонили из пресс-службы Кремлевской школы верховой езды. Выяснилось, что МОСЛЕНТА не получила ответ школы из-за ошибки в адресе высланного в редакцию письма. В ответе сообщалось, что генеральный директор школы Борис Владимирович Петров готов встретиться с нашим корреспондентом и ответить на его вопросы — прим. МОСЛЕНТЫ.)

Е
Если из Нескучного сада прогонят «Центр развития детского конного спорта», он, скорее всего, погибнет, его просто не станет

В ФСО «Юность Москвы», при котором существует несколько юношеских конно-спортивных школ, а содержание всей их инфраструктуры оплачивает город, также не смогли ничем помочь. При этом методист такой школы в Планерном в ходе телефонного разговора искренне удивлялась, к чему вообще так волноваться о людях и клубе, занимающихся иппотерапией: «это же как лечение на водах, приятное развлечение, не более того».

Подробно прокомментировать ситуацию согласился только руководитель конного клуба Московской сельскохозяйственной академии (МСХА) Владимир Демин:

«Мы коней принять не можем: у нас только лошади, принадлежащие академии или находящиеся на содержании по договору. И в любом случае ни одного денника свободного у нас нет. В Москве сейчас пристроить лошадей невозможно, все занято. Только если в Подмосковье. И то надо выяснять, на каких условиях их там будут ставить: организация должна либо купить этих лошадей, либо поставить в аренду, но АНО вряд ли сможет платить. А ставить чужую лошадь и не получать за это аренду смысла нет. Да и как вообще можно присоединить автономную некоммерческую организацию к КСК? У них разные виды деятельности, устав, налогообложение. Придется для этого создавать новую организацию. Сомневаюсь, что кто-нибудь этим будет заниматься.

А занятия иппотерапией мы и в нашем конном клубе раньше проводили, но уже четыре года как перестали. Это было очень тяжело с моральной точки зрения. Одно дело, когда приходят и за плату занимаются дети обеспеченных людей. А когда небогатые родители приводят больных детей и готовы их за последние деньги отдавать заниматься, брать плату неэтично. А выделить им бесплатную квоту мы не можем, мы бюджетная организация, у нас только студенты академии бесплатно занимаются».

Даже руководитель старейшего московского центра иппотерапии, НАО Детский экологический центр «Живая нить» Ирина Терентьева с сожалением ответила, что не сможет помочь пристроить коней из Нескучного сада:

«Наш иппотерапевтический центр уже почти 24 года проводит этот замечательный вид реабилитации, и мы были первыми, кто начал заниматься иппотерапией в России профессионально. Когда возникали ситуации, грозившие нам выселением, я на собственном опыте убедилась, что практически невозможно найти в Москве помещения, подходящие для иппотерапии и конного спорта среди инвалидов.

То, что нам удалось выжить и полноценно работать все эти годы, в очень большой степени связано с тем, что с самого начала, с 1991 года, московский ипподром на безвозмездной основе выделяет нам помещения — маленький отапливаемый манеж и денники для лошадей.

Иппотерапия и конный спорт среди инвалидов весьма затратны, но и эффект от их применения уникален. Ведь это не просто катание на лошади, а подтвержденный и нашей, и мировой практикой очень действенный метод реабилитации, при этом, не в больничной палате, а верхом на прекрасном коне!

Государство не берет на свое содержание центры, подобные нашим. Так что могу резюмировать — если из Нескучного сада прогонят «Центр развития детского конного спорта», он, скорее всего, погибнет, его просто не станет. А его подопечные — дети с ограниченными возможностями, которым крайне сложно передвигаться по городу, вряд ли смогут доехать до другого иппоцентра, ведь их мало, и расположены они, в основном, не так удобно».

В московском департаменте физкультуры и спорта от комментариев оказались. В пресс-службе департамента культуры Москвы посоветовали обратиться в подведомственный «Мосгорпарк», но и там комментировать ситуацию не стали.

Зато очень оперативно и четко ответила пресс-служба департамента городского имущества: «АНО «Центр развития детского конного спорта» объект нежилого фонда (конюшня), расположенный по адресу: ул. Крымский Вал, д. 9, стр. 76, находится в собственности города Москвы и передан в оперативное управление ЦПКиО им. М. Горького.

Учитывая положения статьи 296 Гражданского кодекса Российской Федерации, ЦПКиО им. М. Горького вправе распорядиться имуществом, закрепленным за ним на праве оперативного управления, с согласия департамента городского имущества города Москвы. Вместе с тем обращений от ЦПКиО им. М. Горького по вопросу согласования предоставления АНО «Центр развития детского конного спорта» на каком-либо праве вышеуказанного недвижимого имущества в департамент городского имущества города Москвы не поступало».

«Мы уже 19 лет здесь находимся» — это не аргумент

Чтобы окончательно разобраться, что стоит за таким ответом департамента и какие существуют сценарии развития событий, мы обратились к независимому юристу. Вот как прокомментировал ситуацию Андрей Сураев, юрист-консультант ЗАО «АБМ Партнер»:

«В настоящее время представитель собственника не участвует в переговорах, департамент городского имущества сообщает, что по вопросу размещения АНО на территории парка Горького к ним никто не обращался.

Андрей Сураев
юрист-консультант ЗАО «АБМ Партнер»
С

С юридической точки зрения позиция парка весьма обоснованна. Парк говорит: «На моей территории располагается субъект, что-то делает, но документами на право здесь находиться не располагает. Исполняя волю собственника, я прошу его освободить территорию». И то, что АНО отвечает: «Мы уже 19 лет здесь находимся» — это не аргумент

АНО может обращаться в департамент с просьбой предоставить им занимаемую территорию и здание, обосновывая это тем, что их автономная некоммерческая организация на протяжении многих лет осуществляет общественно-полезную деятельность, оказывает некоммерческие услуги детям, детям-инвалидам, обеспечивает досуг жильцов района: взрослых и детей.

С юридической точки зрения позиция парка весьма обоснованна. Парк говорит: «На моей территории располагается субъект, что-то делает, но документами на право здесь находиться не располагает. Исполняя волю собственника, я прошу его освободить территорию». И то, что АНО отвечает: «Мы уже 19 лет здесь находимся» — это не аргумент. Собственник может просто перекрыть им доступ к территории. Правовая позиция АНО, в свою очередь, достаточно слабая, в случае если им не удастся договориться с руководством парка и департаментов, они на своем месте вряд ли останутся.

В случае, если парк начнет физически выселять АНО, ни мэрия, ни департаменты не обязаны предоставлять ей территорию и конюшни с денниками. Принимая во внимание информацию об отсутствии у АНО «Центр развития детского конного спорта» правоустанавливающих документов на нежилое здание и земельный участок, на котором она располагается, можно сделать вывод о высокой вероятности следующего развития событий. В случае, если «Центр» не достигнет согласования с департаментом городского имущества Москвы о возможности дальнейшего использования участка и конюшни, вероятнее всего парк Горького и/или департамент будут инициировать изъятие имущества из незаконного владения».

D59848fbd27211e0895902c8de3de82c2529296f
Фото: Сергей Мелихов / МОСЛЕНТА

Слово за чиновниками

После разговоров с главными действующими лицами этой истории, Ольгой Захаровой и Владимиром Кириным, ощущение осталось как после беседы с разводящимися супругами, душераздирающее. Что с одной, что с другой стороны — нормальные люди, каждый на своем месте делает хорошее дело, нужное городу. Если абстрагироваться от эмоций, остается вопрос: зачем сталкивать их лбами, отвлекать от работы и вынуждать тратить свои нервы на никому не нужное противостояние?

Ведь уже прошло несколько месяцев с тех пор, как стало ясно, что история с конюшней в Нескучном саду непростая, имеет общественный резонанс и не может быть решена между Захаровой и Кириным. Разобраться в ней и принять решение надо городским чиновникам. Тем более, что они уже обязаны это сделать: государственная инспекция предписала двум московским департаментам принять решение о дальнейшем размещении «Центра». Но чиновники, похоже, не хотят включаться в эту историю, ведь всем с самого начала понятно, что она вся состоит из сплошной головной боли.

И если в ближайшее время никто в московских департаментах культуры, городского имущества и физкультуры и спорта не займется этим вопросом и не придумает, куда переселить «Центр развития детского конного спорта» или как оформить его пребывание в Нескучном саду, тренеры и лошади разъедутся по одному по конно-спортивным клубам Подмосковья, кого куда удастся пристроить.