Что происходит с мусором в Замоскворечье

Город
Фото: Елена Пальм / ТАСС

В Замоскворечье снесли один из 12 пунктов раздельного сбора мусора. И это несмотря на 4 200 подписей под петицией и внедрение городских программ по переработке мусора. МОСЛЕНТА выяснила, почему снесен пункт и как относятся горожане к раздельному сбору.

— Раздельный сбор? Это из области фантастики! — удивляется консьерж, открыв форточку своей каморки на Новокузнецкой улице, 6.

Он объясняет, что ничего кроме мусоропровода в доме и общих контейнеров в районе нет. Ему поддакивает парень, который выносит из подъезда картонные коробки на общую мусорку. Оба добродушно смеются над поисками каких-то мифических 12 пунктов раздельного сбора — фактически вторсырья для перерабатывающих заводов.

Почему-то они не знают, что во дворе через дорогу — на Новокузнецкой, 13, строение 1 — два года работал такой пункт. В зеленом ангаре из ребристого металла было четыре окна: одно для пластика, другое для стекла, третье для алюминия, четвертое для картона и бумаги. А рядом стояли контейнеры для смешанного мусора.

Он также не знает, что в столице с 2013 года идет эксперимент по внедрению раздельного сбора мусора. «Наш департамент занимается экологической политикой, в том числе вопросами, связанными с отходами, а установкой контейнеров для раздельного сбора мусора занимается департамент ЖКХиБ, — сообщил МОСЛЕНТЕ глава департамента природопользования и охраны окружающей среды Антон Кульбачевский. — С прошлого года компании-операторы, выигравшие контракты на вывоз мусора на 15 лет, имеют обязательства по выделению вторичного сырья. И до конца года у нас появится схема размещения пунктов раздельного сбора. Надеемся, что они появятся в большинстве районов».

Жители несут мусор в общий контейнер, а сортирует его человек, который там работает

По его словам, интерес к раздельному сбору у городских властей есть давно, поскольку подмосковные полигоны уже не справляются с мусорными потоками из столицы, а строительство мусоросжигательных заводов не вызывает поддержки жителей. «Но еще лет пять назад мы не могли начать программу, — говорит чиновник, — поскольку перерабатывающая отрасль была не готова. В России не было, например, ни одного завода по переработке батареек».

Теперь, хоть что-то и появляется, для большинства остается незамеченным: я час бродила по Замоскворечью в поисках хотя бы одного пункта раздельного сбора, и никто не мог помочь.

Наконец возле «Павелецкой» пожилая пара направила меня в нужный двор на Валовой улице, 8/18.

— Только там не совсем раздельный сбор, — предупредила седовласая дама. — Жители несут мусор в общий контейнер, а сортирует его человек, который там работает.

7a6a3fd752f9d50ebd09998833ff851503867cf3

«Тетра Пак» и стекло в Москве принимают сейчас только в специализированных пунктах

Фото: Корольков Александр / ТАСС

Как это работает

Действительно, в этом месте, так же, как и в других пунктах Замоскворечья, организованных Центром экологических инициатив, трудится специальный сортировщик.

— Он отошел куда-то, но обычно здесь, — говорит дворник Алик, который вываливает в общий контейнер целую тачку мелких зеленых яблок. — Жители часто приносят сортированный мусор в нескольких пакетах. Но здесь много юрлиц, а их сотрудники ничего не сортируют.

Ангар увешан объявлениями: что можно сдать на переработку, когда вывозят твердые бытовые отходы. Отдельно от других висит желтый лист с большими красными буквами «Внимание!». Черные буквы поменьше сообщают о решении комиссии префектуры ЦАО от 26 июня снести пункты раздельного сбора мусора, а также призывают писать обращения к разным городским чиновникам. Сколько жителей написали чиновникам, неизвестно. Но онлайн-петиция набрала к началу августа более 4 200 подписей.

— Я ничего не подписывал, но очень рад, что у нас вообще появился такой пункт, — говорит местный житель Сергей, хотя принес пакет в общий бак. — Пластиковые бутылки всегда кладу в специальный контейнер, жаль, для батареек не поставили. Зачем сносить пункт, просто не понимаю. Здесь очень чисто, и идея хорошая.

На самом деле в этом дворе пункт останется, сообщили МОСЛЕНТЕ в префектуре ЦАО. Решения приняты по четырем другим адресам, где межрайонная прокуратура выявила «навалы мусора», а сами ангары оказались больше, чем предполагалось. Поэтому они признаны незаконным самостроем.

— Ну, какой самострой? — возмущается Валентина, живущая по адресу из списка: Кожевническая улица, 1Б. — Раньше здесь была таких же размеров мусорка, только она была вонючей и по-настоящему опасной. Здесь бегали крысы и шатались бомжи, ведь мы живем напротив Павелецкого вокзала. В любой момент мог начаться пожар — мы этого боялись. Порядок здесь появился только благодаря сотрудникам пункта.

Сейчас в ангаре довольно слабый запах свалки и полупустые контейнеры, хотя работники кафе и магазинов то и дело закидывают в них большие мусорные мешки. В глубине стоят два небольших пресса, а у стены два куба — прессованного полиэтилена и прессованного картона.

— Кроме картона и полиэтилена прессуем алюминиевые банки и пластиковые бутылки, — рассказывает сотрудник пункта по имени Музафар. — На столе, где лежат перчатки, мы сортируем мусор. Тут его много: каждый день приносят 150-200 мешков.

По словам Владимира Кузнецова, директора Центра экологических инициатив — подрядчика, организовавшего пункты раздельного сбора мусора, сносить решили только те пункты компании, где есть прессы, — они действительно занимают больше места.

С
Смешно везти в Солнечногорский район «ГАЗель» непрессованных бутылок весом 25 кг

— А без пресса бессмысленно затевать раздельный сбор, — горячится Кузнецов. — Просто смешно везти на перерабатывающий завод в Солнечногорский район «ГАЗель» непрессованных бутылок весом 25 кг! Если их спрессовать, в «ГАЗель» помещается 1,5 тонны.

С прессом и большими объемами полученного вторсырья заниматься сортировкой выгодно: тогда работа может окупиться платой перерабатывающих заводов. Кроме того, по словам Кузнецова, с прессовщиком процесс получается более экологичным. И дело не только в тратах на бензин и перевозке воздуха в пустых бутылках.

— Когда мы пришли в Замоскворечье, то на 50% снизили количество мусора, который нужно уничтожить, — уверяет он.

Почему нет эффекта

Сколько мусора в Москве становится вторсырьем и даже сколько пунктов реально существуют, сложно оценить, выяснили недавно сотрудники «Гринпис России».

В мае вместе с волонтерами они провели общественную проверку и узнали: вместо заявленных мусоровывозящими компаниями 134 пунктов в пяти округах реально существуют 45. Остальные адреса объезжают пару раз в месяц четыре машины. А они могут оказаться в нужном месте в самый неподходящий для горожан момент: днем в будни, когда многие на работе, или ранним утром в субботу.

Кроме того, сотрудники «Гринпис России» не нашли ни одного контейнера для батареек и ни одного специального бака для стеклотары — а их, по требованиям тех самых контрактов по вывозу мусора на 15 лет, должно было появиться более 3 500.

— Легко объяснить, почему требования по сбору вторсырья в Москве почти что не выполняются, — считает сотрудник токсического отдела «Гринпис России» Александр Цыганков. — Вопросом отходов в Москве занимается департамент ЖКХиБ на принципах многовековой давности: главное — вывезти мусор с улиц, за пределы города.

Мусоровывозящие компании интересуют объемы вывоза, а не раздельный сбор, подтверждает Кузнецов.

Т
То, что мусорную площадку отстаивают так же, как отстаивают парки или детские площадки, — это, конечно, яркий сигнал жителей Москвы городским властям

Но привыкших к раздельному сбору жителей уже не устраивает такой подход. Когда рано утром 30 июля один из пунктов — на Новокузнецкой — сравняли с землей, несколько жителей с Кожевнической, 1Б, оставили сортировщикам мусора номера своих телефонов.

12a1e8ee0862e9ec8d7f3b89f607f4ec07e343b7

Пластик благодаря прессовке уменьшается в объеме примерно в пять раз

Фото: Григорий Собченко / РИА Новости

— Сказали звонить в любое время суток, если приедут сносить, — делится Музафар.

История в Замоскворечье, по мнению Цыганкова из «Гринпис России», показательна даже не тем, что управа и префектура так легко уничтожили пункт. Это как раз не первый и скорее типичный случай в Москве, считает Мария Белоус, администратор содружества «PRO Отходы».

— Гораздо важнее, что Центр экологических инициатив получил поддержу горожан, — считает Цыганков. — То, что мусорную площадку отстаивают так же, как отстаивают парки или детские площадки, — это, конечно, яркий сигнал жителей Москвы городским властям.