Телохранители и керамисты

Город
Фото: Светлана Холявчук / ТАСС

В МВД — очередные сокращения. В ближайшее время в Москве без работы останутся 4 387 полицейских. МОСЛЕНТА выясняет, как чувствуют себя сотрудники правоохранительных органов, оказавшись в свободном плавании.

Участковым, ППСникам и другим сотрудникам, работающим «на земле», беспокоиться не стоит. Увольнять будут преимущественно из вневедомственной охраны и частично — из управленческих аппаратов.

Замглавы департамента труда и занятости Владимир Рожков заверил, что его ведомство поможет сокращенным полицейским найти смежные профессии или пройти переобучение и попробовать себя в новой сфере.

Александр Щербаков
профессор кафедры труда и социальной политики ИГСУ РАНХиГС
Б

Бывшие полицейские — это довольно ценные кадры: квалифицированные, дисциплинированные, с активной жизненной позицией

«Мы готовимся к сокращениям. Организуем консультационные пункты. Когда сокращали медиков, была организована довольно серьезная кампания, может быть, нечто подобное будет и в этом случае», — рассказали МОСЛЕНТЕ в Центре занятости населения ЦАО.

Полицейский на рынке труда

Профессор кафедры труда и социальной политики ИГСУ РАНХиГС Александр Щербаков уверен, что уволенные московские полицейские найдут себе применение: «Бывшие полицейские — это довольно ценные кадры: квалифицированные, дисциплинированные, с активной жизненной позицией». Он отметил, что исполнительность и целеустремленность, характерные для полицейских, ценятся как в государственном, так и в частном секторе.

Глеб Лебедев
директор по исследованиям компании Headhunter
В

В крупных компаниях бывшие полицейские могут работать в отделах, связанных с взаимодействием с государственными органами и различными контролирующими организациями

Обычно сокращенным полицейским не долго приходится искать себе новое амплуа — большинство из них становится чоповцами или поступает на работу в разного рода службы безопасности.

«Это могут быть как службы экономической безопасности, так и подразделения, связанные с проверкой при поступлении на работу», — рассказал МОСЛЕНТЕ директор по исследованиям компании Headhunter Глеб Лебедев. Он добавил, что услугами таких специалистов особенно любят пользоваться крупные ритейлеры.

52aebd19f6649153277cbf589295f0894b1dcc3a

Сотрудников, работающих с населением, сокращать не планируется

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Перспективы экс-сотрудников на рынке труда не ограничиваются работой в сфере безопасности. «В крупных компаниях бывшие полицейские могут работать в отделах, связанных с взаимодействием с государственными органами и различными контролирующими организациями», — отметил Лебедев в беседе с МОСЛЕНТОЙ. Это, конечно, относится не к рядовому составу, а к управленцам различного уровня.

Президент рекрутингового портала Superjob Алексей Захаров полагает, что в целом экс-сотрудники правоохранительных органов занимают на рынке труда ту же нишу, что и все остальные соискатели.

«Если нет квалификации — идут в дворники, охранники или бандиты, если квалификация есть, то куда угодно», — сказал эксперт в беседе с МОСЛЕНТОЙ. Он напомнил, что, наравне с Минобороны, МВД — один из крупнейших работодателей в стране. По словам Захарова, в этой структуре работают «и финансисты, и лидеры, и менеджеры среднего звена, и технические специалисты — только в погонах».

Большинство уволенных сотрудников ожидают серьезные испытания при поиске работы. В условиях растущей безработицы соискателям из полиции придется предложить работодателю нечто особенное.

«Нормально устроиться получится лишь у тех, у кого уже есть связи с потенциальными работодателями, либо у тех, кто имеет хорошие связи по месту работы и сможет заинтересовать работодателя этим ресурсом», — сказал МОСЛЕНТЕ Лебедев.

Александр Турчинов
заведующий кафедрой госслужбы и кадровой политики Государственного университета управления
Э

Это ненормальное явление, когда человек с хорошим образованием, а многие люди в погонах имеют хорошее управленческое образование и практику, вынужден зарабатывать на кусок хлеба в качестве сторожа у калитки

Попытка решить проблему раздутых штатов силовых структур неизменно приводит к увеличению армии частных охранников. По данным статистики, в этом секторе в России уже занято более миллиона человек.

Заведующий кафедрой госслужбы и кадровой политики Государственного университета управления Александр Турчинов полагает, что проблема переизбытка специалистов по безопасности имеет корни в 90-х годах, когда государство было не в состоянии обеспечить приемлемые условия работы для бизнеса.

«Со временем все эти структуры разрастались и разрастались. Потом были серьезные сокращения вооруженных сил, других силовых структур, и надо было где-то этот контингент людей пристраивать. Большая часть находила свое место именно там», — отметил эксперт в беседе с МОСЛЕНТОЙ.

Светлана Морозова
бывшая сотрудница МВД
Б

Было интересно. Думаю, что сама бы я не уволилась

Турчинов находит эту ситуацию удручающей: «Это ненормальное явление, когда человек с хорошим образованием, а многие люди в погонах имеют хорошее управленческое образование и практику, вынужден зарабатывать на кусок хлеба в качестве сторожа у калитки».

Взгляд изнутри

Сотрудница патрульно-постовой службы и позже ОВД «Даниловский» Светлана Морозова попала под самое масштабное из сокращений последнего времени — в ходе знаменитой медведевской реформы МВД, когда милиция была переименована в полицию. В милиции она работала психологом — тогда эта должность существовала во всех подразделениях МВД, причем занимали ее люди со званиями, а не сторонние специалисты.

«По образованию я дошкольный педагог и психолог. Просто решила попробовать себя в другой сфере деятельности — работать не только с детишками, но и со взрослыми. Прошла все необходимые комиссии, и поступила на службу, — рассказала МОСЛЕНТЕ бывшая сотрудница правоохранительных органов. — Было интересно. Думаю, что сама бы я не уволилась».

Светлана Морозова
бывшая сотрудница милиции
В

В коммерческих фирмах два раза был отказ только из-за того, что я служила в органах внутренних дел

В обязанности Светланы входила диагностика кандидатов при поступлении на службу и при переводе на вышестоящие должности, работа с сотрудниками, принимавшими участие в задержаниях с применением оружия, а также с теми, кто до работы в милиции побывал в горячих точках.

D18214bbacc12bd9a451a1740d02eea685b4ca24

Охранник — самая распространенная профессия для полицейских, оставшихся не у дел

Фото:Владимир Смирнов / ТАСС

По словам Морозовой, большая часть сослуживцев, сокращенных из органов внутренних дел, нашли себя в гражданской жизни, 20 процентов «совершенно не нашли», а еще 20 процентов перманентно ищут работу:

— Если говорить о тех людях, с которыми я общаюсь и сейчас, — в основном они трудоустроились в ЧОПы. Здесь у бывших сотрудников органов есть небольшое преимущество. Опыт официальной службы, навыки работы с огнестрельным оружием — это плюс. Одна моя коллега работает в службе судебных приставов. Одна ушла в метро, работает бухгалтером — видимо, образование позволяет. Из молодых людей большинство в ЧОПах. Один знакомый стал работать личным водителем. Двое стали таксистами, — рассказала МОСЛЕНТЕ бывшая полисвумен.

Если для работы в охранных предприятиях опыт службы в полиции в большинстве случаев рассматривается как плюс, то для некоторых других позиций это может наоборот стать причиной отрицательного решения по кандидату:

— Я не особо долго искала работу. Просто отправляла резюме и ждала ответа. В коммерческих фирмах два раза был отказ только из-за того, что я служила в органах внутренних дел. Это никак не было дополнительно мотивировано, просто «К сожалению, так как вы служили в органах внутренних дел, ваша кандидатура нам не подходит». В одном случае, это был «менеджер по подбору персонала», в другом — «психолог по работе с клиентами».

Михаил Пашкин
председатель координационного совета «Московского профсоюза полиции»
П

После 40 тысяч в полиции идти на 20 тысяч — не комильфо

В итоге Светлана решила, с одной стороны, попробовать что-то новое, а с другой — вспомнить профессию, которой занималась до службы в милиции. «В одной из организаций меня пригласили на собеседование. Я перечислила свои предыдущие места работы, сказала, что хотела бы заниматься чем-то творческим. И вот сейчас я работаю в центре «Москворечье» — веду занятия по керамике для детей и взрослых. Работать с глиной — мне по душе», — рассказала МОСЛЕНТЕ бывшая сотрудница милиции.

Профсоюзы

«Я бы посоветовал идти в ГУП «Охрана», на железную дорогу — там есть места. Но зарплаты — 20-25 тысяч рублей, работа — сутки через трое. После 40 тысяч в полиции идти на 20 тысяч — не комильфо. А ведь у тех, кого сокращают, даже не будет пенсии», — сетует председатель координационного совета «Московского профсоюза полиции» Михаил Пашкин.

Он не исключает, что уволенные сотрудники могут пополнить ряды криминального сообщества: «Когда человеку нечего кушать, то он может пойти на все — тут уже не до жиру, быть бы живу».

Михаил Пашкин
председатель координационного совета «Московского профсоюза полиции»
Х

Хотят тихо поувольнять рядовых, а своих людей оставить

По словам Пашкина, сокращения часто происходят вовсе не так, как было запланировано руководством ведомства. «Сокращают тех, кто проработал пять-десять лет, а оставляют пенсионеров, которые свои вопросы уже решили. Как они это сделали, можно только догадываться. Видимо, кадровые аппараты после этого начнут покупать себе в Ницце дачи».

Пашкин сообщил, что в некоторых районах Москвы рядовой состав, «работающий на земле», пытаются увольнять, задним числом переводя в другие подразделения. По словам Пашкина, подобный случай имел место в районе Свиблово, однако после вмешательства профсоюза сотрудника восстановили.

Р
Работодатели хвалят бывших полицейских: «Очень хорошо ваши ребята работают. Молодцы! Они и граждан ведут, да и сами авторитетные такие, опрятные: галстучек, костюм. Они в рваных модных джинсах на работу не приходят»

Пашкин полагает, что подобные манипуляции используются для того, чтобы сохранить место за кем-то из аппаратчиков. «Хотят тихо поувольнять рядовых, а своих людей оставить», — сказал Пашкин в разговоре с МОСЛЕНТОЙ.

Председатель Ассоциации профсоюзов полиции России Алексей Лобарев также отмечает, что из регионов приходят жалобы на попытки увольнения рядовых, однако в Москве, по его словам, этого пока удается избежать.

Несмотря на то, что пока шквала звонков от безработных экс-полицейских нет, профсоюз старается по мере сил помогать бывшим сотрудникам.

«Мы заключили договоры с тремя инспекциями по трудоустройству, создали специально для Москвы профсоюзный колл-центр, обучаем сотрудников, которые готовятся попасть под сокращения», — рассказал МОСЛЕНТЕ Лобарев.

9404e31124596c0666662cf76df8b7de0af30502

Больше всего полицейских сократят в Центральном административном округе — 2 тысячи 205 человек

Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ

Кроме того, у организации есть договоры с несколькими автошколами, где бывшие сотрудники могут получить дополнительную квалификацию в сфере перевозок.

Алексей Лобарев
председатель Ассоциации профсоюзов полиции России
М

Мы перевербовываем коллекторов, и они переходят на нашу сторону

«У нас есть договор с «Альфа-банком», они берут наших сотрудников, особенно тех, кто работал с людьми, — рассказал МОСЛЕНТЕ профсоюзный лидер. — Они берут наших пенсионеров, которые владеют методами вербальной и невербальной коммуникации. Работодатели хвалят бывших полицейских: «Очень хорошо ваши ребята работают. Молодцы! Они и граждан ведут, да и сами авторитетные такие, опрятные: галстучек, костюм. Они в рваных модных джинсах на работу не приходят».

Самое интересное начинание профсоюза господина Лобарева — так называемое «антиколлекторское агентство». Не секрет, что многие экс-сотрудники МВД находят себя в мире криминала, в частности, работают в такой сомнительной сфере, как выбивание долгов. Вместе с командой единомышленников из числа бывших полицейских Лобарев планирует убеждать «плохих полицейских» перейти на сторону добра.

«Мы перевербовываем коллекторов, и они переходят на нашу сторону — и в Питере, и в Москве уже несколько человек перешли. Вчера беседовал с одним. Он говорит: «Конечно, я готов! Лучше уж заниматься защитой граждан, чем тем, что я делал раньше», — поделился с МОСЛЕНТОЙ председатель профсоюза.