Кто отличит вандала от политика

Что происходит
Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

Распоряжение министра внутренних дел Владимира Колокольцева о расторжении с 1 ноября главным управлением вневедомственной охраны договоров с музеями выглядит особенно драматично на фоне участившихся актов вандализма в отношении произведений искусства. Последний из них произошел 14 августа в Манеже и закончился разгромом выставки «Скульптуры, которых мы не видим» — «православные активисты» посчитали, что библейские персонажи без набедренных повязок оскорбляют их чувства. Директора и сотрудники столичных музеев рассказали МОСЛЕНТЕ, чем может обернуться ситуация, когда охраной музеев будут заниматься только сотрудники ЧОП и собственной службы безопасности.

Зельфира Трегулова, директор Третьяковской галереи

14 числа, когда произошло нападение на выставку в Манеже, я сразу позвонила и распорядилась, чтобы в главном здании музея и в филиале в определенных залах, не буду говорить в каких, выставили по вооруженному охраннику — на случай предупреждения подобных акций у нас.

Сегодня сам факт присутствия полицейских в форме уже является сдерживающим фактором и для преступников, и для активистов любых движений. На входе в Третьяковскую галерею полицейский в бронежилете каждый раз спрашивает у меня удостоверение. Разумеется, меня узнают, но дисциплина есть дисциплина: и для посетителей, и для сотрудников. Я считаю, это правильно, и подобный порядок вещей должен сохраняться.

Надеюсь, что вневедомственная охрана не уйдет из музеев: слишком уж велики риски и тяжелы возможные последствия. Кроме того, это однозначно будет дороже для государства, потому что именно оно покрывает наши расходы на охрану.

17f52a158598e367fedf1527d1f33e4e3955f168
Фото: Григорий Сысоев / ТАСС

И дело даже не в том, что любой серьезный ЧОП стоит в разы дороже, чем полиция. Просто полицейский с оружием — это иная степень защиты, чем ЧОПовец без оружия, да еще и без полномочий. Если говорить об изменении их полномочий, то это длительный процесс, а сейчас сотрудник ЧОП может только оттеснить нарушителя и вызвать охрану.

Вадим Гончаров, заведующий отделом по охране и безопасности государственного музея «Усадьба Кусково XVIII века»

Изначально у нас на территории было пять постов вневедомственной охраны, потом осталось три, последний пост сняли год назад. Теперь территория музея-усадьбы охраняется только ЧОПом. Ежегодно проходит открытый конкурс, в результате которого выявляется победитель, и он нас охраняет. График у охранников — сутки через трое. Цена контракта предусматривает только возможность оплаты порядка 1100-1400 рублей за сутки. В нашем случае это люди пенсионного и предпенсионного возраста из далекого Подмосковья и ближайших областей.

Г
Группа быстрого реагирования за пять минут приезжает ночью, а днем, особенно по пробкам, время ожидания может составить и 15 и 20 минут

В случае необходимости пресечения правонарушений мы можем ожидать лишь помощь от группы быстрого реагирования: за пять минут они приезжают ночью, а днем, особенно по пробкам, время ожидания может составлять и 15, и 20 минут. А когда полиция была на территории, они всегда были в двухминутной доступности от любого очага нарушения. И даже само присутствие полицейского на входе уже сильно дисциплинировало посетителей.

Наше законодательство так построено, что любой посетитель музея имеет больше прав, чем сотрудник ЧОПа, находящийся при исполнении. Мы обращались во все возможные инстанции с просьбой вернуть вневедомственную охрану, но все впустую.

Пресс-секретарь музейно-выставочного объединения «Манеж» Елена Карнеева

После инцидента, который произошел у нас 14 августа, мы опасаемся, что такое может повториться. Мы считаем, что полицейскую охрану в музеях надо не снимать, а, наоборот, ставить там, где ее до сих пор нет.

Манеж охраняет ЧОП, у сотрудников которого, разумеется, нет полномочий ни скручивать нарушителей, ни надевать на них наручники. Применять такие меры можно только в случаях, когда преступник, например, кидается с ножом на произведение искусства или посетителей. Функции сотрудников ЧОП сводятся к наблюдению, предупреждению ситуации и своевременному уведомлению полиции о случившемся. Наши охранники так и сделали: не применяя физической силы, блокировали зачинщиков конфликта, оттеснив их в начало выставки, и быстро вызвали полицию.

Алина Сапрыкина, директор Музея Москвы

Музей Москвы в Провиантских складах и шесть его филиалов охраняет ЧОП, выигравший конкурс, с ним заключен госконтракт на год. Вместе с тем, сотрудники полиции всегда помогают нам при проведении массовых фестивалей в День города, на Ночь в музее и других. В такие дни рядом с музеем усиливается городская охрана и работа смежных служб, типа скорой помощи. Такая поддержка очень важна для нас, надеюсь, здесь не произойдет никаких изменений, и мы можем рассчитывать на такую охрану и в будущем.

С
Случай, происшедший 14 августа в Манеже, должен стать поводом для принятия мер, направленных на сохранение и даже усиление охраны музеев, а никак не на ее снятие

Очевидно, что при возникновении внештатных ситуаций, как во время крупных событий, так и при текущих выставках, любой музей будет делать все возможное для обеспечения сохранности своей коллекции, экспонируемых материалов и безопасности посетителей. Считаю, что случай, происшедший 14 августа в Манеже, должен стать существенным поводом для принятия мер, направленных на сохранение и даже усиление охраны музеев.

D6d6c8bae3043ba20889309dbf3b47ae2b320207
Фото: Антон Тушин / ТАСС

Исполнительный директор Союза музеев России Борис Аракчеев

События развиваются так, что музеям теперь приходится учиться защищаться. Если ситуация не изменится, нужно срочно разрабатывать способы защиты, которые носили бы системный характер. В связи с этим Союз музеев России предложил провести совместные учения и отработать защиту экспозиций от хулиганов. Пока это был лишь призыв: системы или конкретного предложения у нас нет. Сами, конечно, организовать такие учения мы не можем. Если это будет делаться, то совместно с охранным ведомством.

В
Вандализм приобретает системный характер, и не все общество возражает против подобных выходок активистов. Сильно настораживает то, что у людей в сознании размылась грань между вандализмом и политическими акциями

Такие предложения высказываются в связи с уже не первым случаем вандализма в отношении музейных предметов. Нас беспокоит, что вандализм приобретает системный характер, тем более что, скажем так, не все общество возражает против подобных выходок активистов.

Сильно настораживает то, что у людей в сознании размылась грань между вандализмом и политическими акциями. А музеи должны быть неприкосновенны, и никакие политические акции в их стенах происходить не должны. Дискуссии мы приветствуем, а для того, чтобы митинговать и протестовать, есть другие места.

Директора, которые сейчас ожидают снятия своих музеев с охраны, разумеется, бьют тревогу, потому что опасаются: ЧОПы будут безответственны в нынешней правовой ситуации и не смогут обеспечить необходимую охрану ни экспозициям, ни фондам.