«Празднуйте, как хотите»

Город
Празднование 800-летия Москвы
Фото: Эммануил Евзерихин / ТАСС

Москва отмечает свой 868-й день рождения. Когда начались празднования Дня города, кто был инициатором торжеств и как они проходили, — МОСЛЕНТА, опираясь на исторические факты и свидетельства современников, восстанавливает события разных лет.

«Вот небеса мои родные!»

Празднование юбилея Москвы вполне могло бы состояться при Елизавете Петровне — москвичке, имевшей пристрастие к праздникам и увеселениям. Но 600-летие Москвы в 1747 году не отмечалось. Возможно потому, что блистательный Санкт-Петербург — молодая, ветреная столица Российской империи — уже затмевал патриархальную Москву.

О 700-летнем юбилее Москвы заговорили в начале тридцатых годов XIX века. Причем, в рифме. В стихотворении Николая Языкова «Ау!», опубликованном в журнале «Европеец», были такие строки:

Я здесь! Да здравствует Москва!

Вот небеса мои родные!

Здесь наша матушка Россия

Семисотлетняя жива!

Здесь все бывало: плен, свобода,

Орда, и Польша, и Литва,

Французы, лавр и хмель народа.

Все, все!.. Да здравствует Москва!..

Но стихами дело на многие годы и ограничилось. Лишь в 1844 году историк Петр Хавский предложил отметить 700-летие древнего города. Но и на сей раз идея повисла в воздухе. Общество определенно зашевелилось, вдохновленное предложением, но никто не спешил, хотя юбилей неуклонно надвигался.

В 1846 году в «Московских ведомостях» появилась статья поэта и публициста Константина Аксакова «Семисотлетие Москвы». В ней он писал об историческом значении города и даже высказал мысль о переносе столицы из Санкт-Петербурга обратно в Москву. В тех записках были такие строки: «Много совершила Москва. Что совершит она еще? В одном твердая уверенность: если вновь налетит беда на Русскую землю — она вновь спасет Русскую землю. Любовь к Москве есть любовь к русской земле, потому что Москва имеет в себе не местное, а общее значение и единство всей земли Русской».

В том же 1846 году историк Михаил Погодин изложил — не дожидаясь реакции императора Николая Первого — программу московских торжеств. В частности, он предложил создать фундаментальный труд по истории города, составить описание московских святых, монастырей и церквей, рассказать о городских обычаях и нравах, составить летопись и рассказать о возникновении памятных мест — Московского университета, Почтамта, Английского клуба, Воспитательного дома.

Погодин призвал живописцев внести свою лепту в юбилей — написать полотна с видами Москвы, портретами знаменитых горожан. Однако историк не очень верил, что юбилей состоится. «Мы поговорим теперь, покричим, — сетовал он, — еще с большим удовольствием поспорим, а дело сделать не поспеем». Как в воду глядел.

Высочайшая царская ревность

В августе 1846 года в Москву заглянул царь. Улучив момент, московский генерал-губернатор Алексей Щербатов испросил у него разрешения устроить в Первопрестольной праздник. Тот ответил, что не против торжеств, и начертал резолюцию: «Празднуйте, как хотите и делайте что хотите».

6c75b15692b546c5f0232391309d80fc76ac0f2a

Портрет императора Николая I

Изображение: РИА Новости

Обрадованные москвичи немедля приступили к составлению юбилейной программы. Решили праздновать 700-летие Москвы, начиная с 4 апреля 1847 года: впервые в этот день в 1147 году Москва была упомянута в летописи. Гулять намеревались аж целых три дня, да с невиданным размахом.

В первый день собирались устроить церковное торжество с иллюминацией. Во второй — «торжество ученое» в Московском университете и бал у генерал-губернатора, тоже с огнями. Третий день отводился на «торжество народное» с обильным угощением. А для дворян и купцов должен был прогреметь бал в Благородном собрании. И про иллюминацию не забыли.

В общем, все предвкушали дивный юбилей. Иные даже сравнивали его с пиршеством древних русских князей. Может, так бы и получилось, если бы не царский указ, переданный Щербатову через военного министра Александра Чернышева.

Кстати, домчала та важная бумага в Белокаменную из Санкт-Петербурга 31 декабря 1846 года, за несколько часов до Нового года. Николай Первый «высочайше повелеть соизволил» праздновать юбилей Москвы один день — 1 января 1847 года. Монарх ограничил празднование «по случаю зимнего времени» и позволил устроить лишь торжественное молебствие в соборе и иллюминацию в городе.

Почему царь так поступил? Приревновал Москву к Санкт-Петербургу? Посчитал, что таких торжеств достоин лишь величественный град Петров? Очень может быть — в столичных кругах к историческим претензиям Москвы относились холодно, а порой и враждебно.

Мороз трещал, народ гулял

Центром юбилея стал Чудов монастырь в Кремле, где прошел главный праздничный молебен. Утром 1 января святитель Филарет, митрополит Московский, прочитал молитву, составленную им к 700-летию Белокаменной. А потом раздался торжественный звон колоколов. Прошли молебны и в других московских храмах.

Вечером началась праздничная иллюминация. Озарились огнями кремлевские стены, памятник Минину и Пожарскому, дом губернатора на Тверской улице, здание Московского университета, Новодевичий монастырь. На Красной площади соорудили трафарет «1147–1847», составленный из огненных цифр. Несмотря на сильный мороз, московские улицы были заполнены гуляющим народом.

Очевидец праздника, москвич Ф. Гиляров вспоминал: «Вечер. Я стою за воротами нашего домика на Малой Царицынской улице... Ярко пылают 2-3 сальные плошки. Я понимаю и радуюсь: это празднуется 700-летие Москвы».

Одна из жительниц города записала в своем дневнике: «Мы должны порадоваться, что общее мнение и желание жителей Москвы взяло верх над невниманием и неприязненностью Петербурга».

Вечером в домах состоятельных горожан гремела музыка, хозяева и гости за обильными столами поднимали бокалы с шампанским за расцвет и благоденствие города. Ну а народ попроще, победней, отмечал праздник чем бог послал. Впрочем, некоторые даже не поняли, что нагрянул юбилей Москвы. Они решили, что праздник устроен по случаю нового, 1847 года. Ведь царский указ был напечатан в газетах уже… после торжеств.

По воле вождя

Свой следующий, 800-летний юбилей, Москва отметила спустя столетие, в 1947 году, по личному распоряжению Сталина. Это был уже совсем другой город — столица великого государства, недавно победившего в тяжелой и кровопролитной войне.

Сначала власти хотели отметить памятную дату в январе, как и предыдущую. Потом событие перенесли на апрель, но, в конце концов, остановились на седьмом сентября — в то время завершилась уборка урожая, и трудящимся можно было позволить хотя бы небольшой отдых.

Американский писатель Джон Стейнбек, который в те дни находился в столице СССР, изложил свои впечатления в книге «Русский дневник»: «Москва пребывала в состоянии лихорадочной деятельности. Многочисленные бригады развешивали на зданиях гигантские плакаты и портреты национальных героев. По мостам протянули гирлянды электрических лампочек. Кремлевские башни и даже зубцы стен тоже были украшены лампочками. На площадях были сооружены танцевальные площадки, а кое-где стояли маленькие киоски, похожие на сказочные русские домики, в которых собирались продавать сладости, мороженое и сувениры…

В город въезжали вагоны и грузовики, нагруженные продовольствием, капустой, дынями, помидорами, огурцами — подарками колхозов городу на восьмисотлетие».

Везде проходили шумные гуляния. Духовые оркестры исполняли патриотические песни, бравурные марши. Музеи были переполнены, в театрах царило столпотворение. Здания были увешаны огромными портретами Сталина и его сподвижников. О значимости события свидетельствует учрежденная тогда медаль «В память 800-летия Москвы».

Венцом Дня города стал праздничный салют с фейерверком. Аэростаты подняли в небо над Москвой огромное изображение Сталина, которое освещали мощные прожекторы.

К юбилею Москва похорошела — на ее улицах высадили 124 тысячи деревьев, обновили фасады многих домов. 7 сентября 1947 года были заложены восемь московских высоток. И это было символично — свое 800-летие столица отмечала, устремляясь ввысь.

Правда, в итоге построили семь многоэтажных зданий. Высотку в Зарядье, по соседству с Кремлем — так и не возвели. На ее фундаменте выросла крупнейшая в Европе гостиница «Россия».

Во время 800-летия Москвы состоялось еще одно знаменательное событие: на улице Горького — нынешней Тверской — перед зданием Моссовета состоялся многотысячный митинг, посвященный закладке памятника «первому москвичу», князю Юрию Долгорукому. Ранее на этом месте находился постамент герою русско-турецкой войны, освободителю Болгарии генералу Михаилу Скобелеву.

Монумент был снесен в мае 1918 года во исполнение ленинского декрета «О снятии памятников царям и их слугам».

Начало традиции

В третий раз Москва отметила свой юбилей в сентябре 1997 года — столице России исполнилось 850 лет. В празднике, прошедшем с невиданным размахом, приняли участие президент страны Борис Ельцин, мэр столицы Юрий Лужков, Патриарх Всея Руси Алексий Второй. В честь события была выпущена медаль «В память 850-летия Москвы».

Праздничные мероприятия, продолжавшиеся три дня, начались с концерта звезд мировой оперной сцены на Соборной площади в Кремле. Затем на Тверской площади состоялась церемония открытия праздника. На другой день на Красной площади прошел фестиваль «Славянский базар приветствует Москву» и состоялся большой концерт. Завершились торжества спектаклем-дивертисментом «Москва на все времена» в Лужниках. Но это была лишь небольшая часть праздничной программы. Разнообразные мероприятия проходили в каждом районе, для людей любого возраста…

С 1997 года День города в столице России отмечают ежегодно. По традиции, праздник открывается торжественной церемонией возложения венков и корзин с цветами к Могиле Неизвестного Солдата, памятнику маршалу Жукову, обелиску «Москва — город-герой». Открытие праздника начинается ровно в полдень на Тверской площади.

Валерий Бурт