Как москвичи меняют пиво на алмазы

Город
Фото: Егор Рогалев / МОСЛЕНТА

В сентябре отпраздновал 20-летие главный Московский клуб автостопщиков — Академия вольных путешествий. МОСЛЕНТА побывала на юбилее и поговорила с бывалыми кругосветчиками и транс-африканцами о заирских велосипедистах-дальнобойщиках и русских авантюристах.

С 1995 года в двухкомнатной квартире Антона Кротова на Ленинградском проспекте регулярно собирается по 30, 40, а в рекордные дни и по 80 путешественников. Главное, ради чего сюда приходят и, оставив обувь в заваленной туристическими ботинками прихожей, протискиваются в комнату с картой мира на стене — это автостопные байки.

МОСЛЕНТА публикует несколько самых интересных историй, привезенных московскими автостопщиками из дальних стран и впервые озвученных на собраниях Академии вольных путешествий.

Антон Кротов, 39 лет, активно путешествует с 1991 года, посетил 96 стран, автостопом проехал более 800 000 километров. Основатель Академии вольных путешествий

3dd9be2d8bcd4a2b7415fc9ddf9fc2dfcc274c47
Фото: Егор Рогалев / МОСЛЕНТА

Антон — автор десятков книг о своих путешествиях, фрагменты которых выложены в его ЖЖ. Вот выдержка из одной из них: «200 дней на юг, или Незаконченная кругосветка», где он пересказывает истории, рассказанные русским консулом, проработавшим 15 лет в столице Анголы городе Луанде.

Про моряков

В Луанде, как и в Намибии, очень много русских моряков. Большинство работает на рыболовецких судах или танкерах, возит нефть. Бывает, что и пароходы угоняют, за прошлый год с нашими было шесть таких случаев.

Вот, например, случай: везли нефть в Кабо-Верде, танкер арендованный, срок аренды кончается, последний рейс. Хоп, поплыли в Европу, нефть продали (на два миллиона долларов), танкер продали, а сами разбежались в разные стороны. А еще делают и так: плывут в Намибию, там, в Уолфиш-Бее, кораблю оформляют другие документы, липовые, перекрашивают, дают другое название, и он плывет куда-нибудь на Тайвань под флагом Панамы или Белиза — и продают его там.

Поэтому ангольцы сейчас купили несколько быстроходных сторожевых катеров. Если видят, что ночью пароход огни погасил и сматывается, они сразу за ним, сигнальная ракета: всем стоять! Он не останавливается — выстрел по курсу, что служит сигналом «если не остановитесь, буду стрелять по рубке»! Тут у них голова проясняется, и они останавливаются.

Один русский деятель нашел трофейный пароход, выпущенный еще в царской Болгарии. Его покрасили, а дырки заклеили газетой и так закрасили с обеих сторон — а дырки были здоровые, так, что голова могла пролезть. Выше ватерлинии, конечно. И продал этот пароход как новый какому-то нигерийцу. Тот купил и обнаружил подставу. Продавца судили, еле удалось выручить его и отправить на родину.

А вот вообще необычный случай. Задержали пароход наших, которых нанял один итальянский мафиозо для организации переворота в Экваториальной Гвинее. Но по ошибке они приплыли в Анголу, в город Кабинда. Их арестовали, а они говорят: «Не знаем, что везем, нам сказали, что это сельхозоборудование». А на ящиках написано: Guns. Made in USA. А также: Ammunition. Made in USA. Капитану грозило 25 лет тюрьмы, но и его удалось отмазать и отправить на родину.

Про летчиков

Русские летчики, летающие в Анголе, регулярно падают, и вот почему это происходит. Покупают где-нибудь на свалке в Магадане старый самолет за 30 тысяч долларов, чинят кое-как, перегоняют в Киев (причем там его только летчики-испытатели могут пилотировать), а потом в Анголу. На него делают новые документы, и он летает как новенький.

Недавно правительство Анголы подписало указ о запрете русской авиации, оттого что ее самолеты все время падали. Один самолет упал прямо на городской рынок в Луанде, погибло больше ста ангольцев — и тогда нашим летать запретили. Сразу в восточных провинциях цены взлетели вверх: банка пива, которая в Луанде стоит полдоллара, там она до пяти долларов подскочила. На машинах-то не увезешь! Но наши быстро перекрасились: сделали документы, что у них не российские самолеты, а из Сан Томе и Принсипи (там, на островах, местные авиаторы сидят под пальмами и выдадут любые документы). Под этим флагом и летают, и проблем никаких.

Про алмазы

В Замбии двое наших купили грузовик, наполнили его консервами, одеялами, мылом и повезли в Восточную Анголу. Там обычно хозяйничают повстанцы, но это как раз был момент, когда правительство и УНИТА старались создать совместную администрацию. А те въехали безо всякой визы и прибыли в самые алмазные провинции. Там алмазов море, а денег нет, и ничего нет. Они и стали менять, например: одеяло — один алмаз, другой алмаз — две банки сгущенки. Мало? Дадим три банки!

И вот полицейские приходят, видят: две белых физиономии устроили базар, пиво на алмазы меняют, и грузовик стоит. Пытались арестовать их, но наши полицейским морду набили. Те подкрепление вызвали. Арестовали-таки и отвезли их в Луанду, поскольку тогда было перемирие с повстанцами. Судили по сорока статьям уголовного кодекса. С большим трудом консулу удалось отвести от алмазных бизнесменов карающую руку ангольского правосудия и отправить их домой. Перед отлетом он их спрашивает: «Ну, а теперь куда, ребята?» — Те: «Как куда? в Анголу опять поедем!» — «Зачем?» — «Мы там алмазы кое-где заначили, поедем доставать!»

Сергей Лекай, 40 лет, активно путешествует автостопом с 1997 года, посетил более 50 стран, проехал автостопом более 300 000 километров

Fc163d4ff386d376c5c3bf17a9e5534d3699ad91
Фото: Егор Рогалев / МОСЛЕНТА

Про велосипедистов Заира

В Заире было много всего интересного. На большой территории там нет асфальтированных дорог, только тропы через джунгли на большие расстояния. И все населенные пункты, включая небольшие городки, снабжаются велосипедистами-дальнобойщиками, которые передвигаются караванами по несколько десятков человек.

Мы шли пять недель по этим тропам: въехали из Уганды в Заир и направлялись в Кисангани — большой город в центре Конго на одноименной реке, оттуда можно дальше плыть на барже. Пока шли, мы в деталях ознакомились с тем, как устроена транспортная сеть в Заире. Для велосипедистов-дальнобойщиков в любом населенном пункте есть зона отдыха, в которой они ночуют: навес с костром. В каждой деревне ремонтные мастерские с услугами типа подкачать колеса, поменять камеру.

Велосипедисты с горки едут, а в горку идут, толкают свои велики. Тропа местами сильно разбита: грязь, лужи по колено. Грузят они около ста килограммов на один велосипед, грузы могут быть самые разные: 120 литров бензина, например, или сахар в мешках, пиво, кола в ящиках, мебель. Проходят 50-70 километров в день, а рейсы: по 200, по 400 километров в один конец. Загружают товар там, где кончается асфальт, и едут. Велосипеды самые простые, дорожные, китайского производства.

Существуют местные ДПС-ники, полицейские или солдаты, которые на этих тропах стоят и с велосипедистов собирают взятки, дань. Все, как на обычных трассах: зарабатываете — надо делиться.

Таким образом доставленные в глубинку товары стоят колоссальных денег: бутылочка колы 0,33 — 1,5 доллара. Это при том, что доллар в день — хорошая зарплата, если человек вообще где-то работает, потому что большинство населения только огород свой копает и больше ничего не делает. И я думал поначалу: что за глупость, зачем колу и пиво возить, все равно же никто за такие деньги не купит. Оказалось — берут, потому что для местных это способ прикоснуться к современной цивилизации, к роскоши. Они там не могут, как мы, покупать дорогие часы, смартфоны и машины, вместо этого берут бутылочку колы и пьют, обязательно на виду у окружающих. Только очень богатые могут себе это позволить: полицейские, военные, начальники местные.

В оторванных от цивилизации городках и поселках бывает по несколько машин, которые заехали туда еще во времена бельгийского правления, когда были дороги. Теперь они деградировали, превратились в тропы, мостов нет, переправы через реки — на каноэ. Богатые ездят на мотоциклах для мотокросса, а остальные ездят на велосипедах или ходят пешком.

Валерий Шанин: 53 года, активно путешествует с 1995 года, объехал 100 стран, протяженность маршрутов — около 1 000 000 километров, совершил три кругосветных путешествия. Основатель «Московской школы автостопа».

5fa670fbe0381a0e543c54e071e2e9ff728b8be4
Фото: Егор Рогалев / МОСЛЕНТА

О кругосветках

На первую кругосветку я потратил 280 долларов и три года: ездил с конца 1999 до конца 2002, с 300 долларами выезжал, с 20 вернулся. Там все было по жесткой схеме: перемещался только автостопом и на попутных кораблях, на всем экономил, ночевал все время бесплатно — либо у людей в гостях, либо на природе, либо в храмах, монастырях. В некоторых местах задерживался, чтобы подработать, например, полгода в Австралии на цветочной ферме розы выращивал. При этом поселили меня в роскошном старинном доме с полной подпиской журнала National Geographic.

Во вторую кругосветку в 2007-2008 годах ходил, за 108 дней проехал вокруг света. Тогда я ездил как гид, на разных этапах ко мне присоединялись попутчики-туристы, которых я возил, за эти 108 дней мы только три раза ездили автостопом и ночевали под открытым небом, в остальное время все было очень цивильно: ночевали по гостиницам, перемещались общественным транспортом.

Самой яркой была третья кругосветка, которая шла девять месяцев: с 19 сентября 2009 года до 1 июня 2010. Проходила она под девизом «Вокруг света без виз!». Я решил показать, что с российским загранпаспортом сейчас свободно можно путешествовать по миру. Планировал проехать 48 стран, успел только 38, при этом ни разу не заходили ни в одно посольство или консульство и не получили ни одной визы. Прокатился только по безвизовым странам: Европе, Африке, Ближнему Востоку, Азии, Океании, Южной и Центральной Америке. На маршруте было 33 перелета. Я договорился с одним сайтом, отсылал им материалы, они платили мне по 25 долларов за текст. Соответственно, я без денег стартовал, без денег финишировал.

Такое путешествие, наверное, повторить никто не сможет, настолько оно было разноплановым. Там мы не ограничивали себя никакими принципами: могли утро начать в отеле, после завтрака выйти на трассу, поехать автостопом, переночевать где-нибудь на природе, утром выйти ловить крабов, сварить их на завтрак в котелке, дойти до остановки, купить билет на междугородний автобус и так далее. За день мы с попутчиками могли по два-три раза переходить с безденежного режима на буржуйский и обратно.

О транспорте

В ходе путешествий я перемещаюсь, в основном, автостопом, по трассе на попутках. Хотя временами, конечно, доводилось воспользоваться и экзотическими видами транспорта. Под конец первой кругосветки я возвращался из Эквадора в Санкт-Петербург на банановозе, три недели питался одними бананами. Двадцать лет их потом не ел. На ООНовском самолете перелетал из Восточного Тимора в Австралию. В последнем путешествии по Турции мы через всю страну, не разделяясь, ездили компанией в девять человек, стопили для этого только трактора с прицепами, чтобы все влезли.

Я иногда беру в путешествие дочерей. К моей третьей кругосветке одна присоединялась в Хорватии, другая — в Аргентине. Прилетали на самолете, пару недель со мной катались и улетали назад.

О встречах

Самая запоминающаяся встреча у меня произошла в Америке, в штате Айова: это был единственный раз в жизни, когда мне доверили штурвал и я управлял самолетом. Вышло все так: я путешествовал автостопом через США и оказался в Айове в сельской глуши: кругом — одни фермы. Садится солнце, я на трассе, думаю, ну все, ночью голосовать не буду, спать придется в кукурузе. И едет раздолбанная машина, колымага такая рабочая. Там сидит мужик: в комбинезоне, весь краской заляпан. Я ему говорю: «До города добросишь? Вывези меня из этой глухомани». Он говорит: «Окэй, поехали». Разговорились, оказалось, он — владелец компании по покраске домов, 15 человек на него работает. И он с ними тоже трудится, потому что у него есть хобби — самолет. А просто владея бизнесом и сидя на пенсии дома он якобы этого не смог бы себе позволить. Во всяком случае, он сам мне так эту ситуацию объяснил.

Встретились мы в субботу вечером и, как выяснилось, крайне удачно. Потому что он шесть дней в неделю работает и только по воскресеньям летает. Он позвал меня заехать в гости, переночевали у него и утром поехали на аэродром. Там он говорит:

— Ты в какую сторону едешь?

— В Чикаго.

— Ну, до Чикаго у нас горючего не хватит, но полдороги подброшу.

Мы сели в его маленький самолет, взлетели, на курс вышли, он передает мне штурвал и говорит: «Давай, рули по компасу». Я-то думал, он автопилот включил и подтрунивает так надо мной, поэтому взял и повернул штурвал влево. Так мы чуть в пике не ушли! Он помог выровняться, и всю дорогу я провел за штурвалом...