Как Coursera заставляет профессоров учиться

Город
Дафна Коллер
Фото: TED Conference / flickr.com

Дафна Коллер — президент и сооснователь Coursera, одной из крупнейших в мире платформ онлайн-образования. МОСЛЕНТА публикует ответы Дафны на самые интересные вопросы московской аудитории, заданные после лекции о развитии интернет-образования в институте «Стрелка».

— Заместит ли онлайн-образование традиционное оффлайн-образование?

Наши курсы никогда не задумывались как замещение оффлайн-образования. Поверьте, я очень рада за тех, у кого есть возможность получить оффлайн-образование, но для большинства людей на Земле это невозможно. Кто-то живет в такой стране, где нет университетов, у кого-то нет возможности оплачивать учебу, кто-то уже окончил университет, и ему некогда получать второе очное образование и нужно находить другие способы обучения.

Естественно, оффлайн-образование будет меняться благодаря доступным онлайн-курсам. Это мотивирует профессоров на то, чтобы приходить и рассказывать что-то новое, а не повторять ту лекцию, которая уже лежит в высоком разрешении в онлайн-университете. Мне кажется, что благодаря доступному онлайн-образованию общий уровень образования в мире станет выше.

3014f58280e4219ab8c45f2590f1f288d7d9ac45

Сооснователи Coursera: профессора Стэнфордского университета Эндрю Ын и Дафна Коллер. Калифорния, август 2012

Фото: Jeff Chiu / AP

— Coursera не нацелена на получение большой прибыли, каким образом вы финансируете свой бизнес?

У нас всегда были инвесторы, которые видели в нашей платформе большой потенциал. Этих инвесторов становится все больше, потому что они видят, что технологии меняют как сферу образования, так и бизнес.

Конечно же, наша бизнес-модель эволюционировала, потому что с самого начала мы даже не представляли, как она может функционировать. И, как вы видите, мы закрываем необходимые лакуны, такие как профориентированные курсы, и теперь работодатели находят наши сертификаты очень полезными. Они понимают, что знания, полученные на нашей платформе, могут пригодиться им как работодателям. Например, различные бизнес-организации действительно стали для нас источником дохода, потому что чем больше профориентированных курсов мы создаем, тем больше людей с профессиональными навыками может получить эта профессиональная область.

— Мотивирует ли Coursera педагогов менять способ презентации курсов?

Конечно же, мы не принимаем видеоуроки, снятые в низком разрешении в непонятном классе. Мы предоставляем нашим будущим преподавателям референсы и видео, которые сами считаем классными, хорошо сделанными. Мы ищем харизматичных преподавателей, которые смогут заинтересовать в своем курсе студентов. Это необязательно должно быть видео со спецэффектами, снятое на дорогую камеру. Мы считаем, что любые преподаватели могут сделать свой курс интересным, потому что если бы они этого не могли, они бы не стали преподавателями в топовых университетах мира.

Ea91f284a8e0cbabd5b43c5f2cb23d1e20d7d6ee

15 ноября 2012, Филадельфия. Профессор Питер Страк готовится к записи лекции по греческой мифологии для Coursera

Фото: Matt Slocum / AP

— Если бы вы делали сейчас новую платформу, какой бы она была?

Я бы создала платформу, у которой в основе заложена идея о том, что для многих людей получение степени магистра или какой-либо степени недоступно и что обучение должно становиться более гибким, должна меняться сама система степеней и сертификатов об окончании курса. Мне кажется, все обучающие платформы должны меняться именно в этом направлении.

Если бы я выбирала новую область, в которой сейчас возникают основные тренды, то, как мне кажется, очень большие возможности есть в области персонализации обучения. Там, где идет проработка того, чтобы это обучение было эффективно в плане затрат и финального результата.

— Вы говорили о том, что в онлайн-образовании очень не хватает интерактива. Есть ли в Coursera момент интерактивности?

Мне кажется, не существует недостатка интерактивности на нашей платформе. Например, в каком-нибудь классе, аудитории, в которой сидит 150 человек, там тоже не так много интерактива с профессором. Одна из моих любимых цитат звучит так: «Удаленное образование начинается в третьем ряду лектория». Если подумать о том, что происходит на небольших семинарах, на которых сидит 12 человек, то это уже ближе к формату общения, которое происходит на онлайн-курсах. Но онлайн-образование дает людям, которые не так хороши в общении, возможность самим достичь уверенности в себе. Что нам хотелось бы встроить в онлайн-окружение на данном этапе, так это большую возможность для интерактива.

— Есть способ проверить, не списывали ли люди во время сдачи на сертификат?

Мы справились с проблемой идентификации личности. У нас есть опция распознавания лица через веб-камеру, распознавания почерка. Конечно, это не так эффективно, как сверять отпечатки пальцев, но наш способ тоже работает. У нас есть возможность распознать, что те люди, которые сидят возле клавиатуры, — это те люди, которые сдают тест.

Конечно, всегда остается вероятность того, что с вами рядом сидят помощники, которые подсказывают вам все ответы, но даже в оффлайн-образовании есть возможность списывать. Мне кажется, самая серьезная защита, которая сейчас у нас есть, — это тот факт, что если вы прошли курс, пишете об этом в своем резюме и идете на собеседование, то работодатель в любом случае спросит вас об этом курсе. И если вы списывали на нем и не проходили его, то в реальности обязательно будут последствия того, что вы сжульничали в онлайн-мире.

1858e88c95933226ac3abc968780b737850007ef

На сегодняшний день Coursera предлагает своим слушателям 1442 курса от 130 университетов мира

Скриншот: <a href="http://coursera.org" target="_blank"> www.coursera.org</a>

— На одной из своих лекций вы говорили, что заканчивает курс порядка пяти процентов от поступивших. Получается, что работают с вами в основном очень мотивированные люди?

Я бы хотела объяснить, как возникли те цифры, о которых вы слышали, эти пять процентов. Люди, которые записываются на курсы, могут даже не прийти на первую лекцию. Некоторые, просматривая ее описание, уже понимают, что это не то, что им было нужно. Таким образом мы можем потерять 70 процентов аудитории до того, как начались наши курсы.

Многие люди просматривают курсы от начала до конца, но, например, не хотят делать домашнюю работу. Мне кажется, что и это хорошо, потому что в любом случае они изучают предмет и получают знания. Но есть студенты, которые действительно настраиваются на то, чтобы закончить конкретный курс. Из тех, кто платит небольшую сумму в 50 долларов, чтобы получить сертификат, 70 процентов этот курс оканчивают.

— Вы рассматривали какие-либо варианты, которые помогли бы использовать Coursera педагогам для обучения детей? Например, в системе смешанного обучения, когда онлайн и face-to-face соединяются?

Мы создали профориентированные курсы, примерно 70 из них нацелены на то, чтобы помогать учителям учить детей лучше. У нас, конечно, нет специальных курсов, «как учить математике», «как учить физике», но есть курсы, которые помогают, например, развивать креативность у детей в младших классах школы. У нас очень много различных программ. К сожалению, не все они на русском, потому что у нас не так много партнеров в России, которые интересуются именно этим контентом. Но все эти курсы доступны на английском, и если у вас есть знакомые, которые готовы помочь вам с переводом, то они для вас доступны.

— Как люди узнают о Coursera? Вы проводили опросы на эту тему?

Как же люди узнают о Coursera? Есть два способа: получение знаний через других людей, которые делятся опытом (чаще всего это все-таки позитивный опыт), и сарафанное радио.

Мы опрашиваем своих учеников, студентов. Более половины из них рассказывает своим друзьям о Coursera, и это доказывает, что нашим студентам нравится образование, которое они получают. Поверьте, мы не занимаемся никакой рекламой, у нас нет рекламных кампаний, и все-таки наши результаты довольно убедительные.

Cec7208c9d76939377fc023f99280478efce134f

Слушатели лекции Дафны Коллер в институте «Стрелка»

Фото: Иван Гущин / Strelka Institute

— Собираетесь ли вы как-то дополнительно конкурировать за российскую аудиторию в сложившейся политической ситуации?

К счастью, никто не говорит о том, что Coursera могут запретить в России. Мне кажется, что у многих, наоборот, очень позитивное отношение к этой платформе. Наш контент доступен всем и в России, и за ее границами, и мне кажется, что мы позволяем россиянам закрыть какие-то лакуны в обучении, профессиональных навыках. На нашей платформе предлагаются курсы, интересные не с точки зрения языка, а с точки зрения контента. Поверьте, я знаю, что российские университеты отвечают всем критериям международного образования, и мне кажется, что для них это большая возможность предоставить образование высокого уровня иностранным студентам.

Если спросить людей, слышали ли они когда-нибудь о Coursera, 40 процентов скажут «нет», а остальные скажут «да». Мне кажется, что пока существует языковой барьер, Coursera станет тем инструментом, который помогает его преодолевать.