Когда тепло придет в московские квартиры

Город
Фото: Berliner Verlag / Global Look Press

После рекордно теплого сентября погода в Москве вернулась к климатической норме. Примерно через неделю температура может опуститься до отметок, соответствующих нормативам отопительного сезона, но пока этого не произойдет, городские власти не собираются подавать тепло в жилые дома и на другие городские объекты. МОСЛЕНТА разобралась, при каких условиях подается отопление и почему система централизованного отопления остается оптимальной и экономически обоснованной в условиях столицы.

В Министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ подготовлен законопроект, подразумевающий, что сроки подачи тепла в дома в каждом регионе будут определяться на местном уровне и зависеть от фактической погоды. Однако пока он не вступил в действие, тепло подают согласно федеральным нормам.

Холодные батареи еще минимум неделю

«У нас есть норматив, по которому мы включаем отопление. Среднесуточная температура наружного воздуха на протяжении пяти суток должна быть ниже восьми градусов тепла», — пояснил МОСЛЕНТЕ заместитель мэра столицы по вопросам ЖКХ и благоустройства Петр Бирюков.

«Мы полагаем, что относительно теплая погода для этого времени года продлится как минимум неделю, а может быть и больше», — отметил чиновник.

Он подчеркнул, что как только начнется похолодание, отопление в столице начнут включать.

Больницы и школы в первую очередь

С
Сначала отопление включают в детских садах, школах, больницах и на социальных объектах. Затем его подключают в жилых домах. В последнюю очередь тепло запускают на предприятиях

Работы по подготовке к зиме зданий, оборудования и коммунальных сетей ежегодно проводятся с мая по август. Их летний ремонт заканчивается к началу сентября. С приближением температурных показателей к тем, при которых необходимо подключение отопления, в учреждениях и домах начинается пробная подача тепла. Как правило, включение отопления происходит в последнюю неделю сентября (как, например, в прошлом или позапрошлом годах).

Сначала отопление включают в детских садах, школах, больницах и на социальных объектах. Затем его подключают в жилых домах. В последнюю очередь тепло запускают на предприятиях. Если у жилого дома есть собственная котельная, то сроки подачи тепла определяют жители на общем собрании.

D063e12e0149c3d65000fe0a0a6a1363749d01d4

Отопление включают, когда среднесуточная температура не превышает восемь градусов тепла в течение пяти дней

Фото: Игорь Зарембо / РИА Новости

В начале отопительного сезона жители домов (особенно на верхних этажах) часто отмечают, что батареи в разных частях квартиры прогреваются неравномерно, а какие-то из них остаются холодными. Как правило, причиной является образование воздушных пробок, засоров или не полностью открытой регулирующей арматуры. В таких случаях жильцам стоит обратиться к специалистам управляющей компании или председателю ТСЖ (все нужные контакты обычно можно найти на информационном стенде на первом этаже дома).

Отключают отопление в обратном порядке: по существующим нормативам, среднесуточная температура воздуха в течение пяти суток должна держаться на уровне восьми градусов тепла. Процесс его отключения в столице происходит поэтапно и занимает до пяти дней (чаще всего энергетикам удается справиться быстрее). Сначала перестают отапливать промышленные предприятия, потом жилой сектор, а в последнюю очередь социальные объекты (больницы, школы детские сады).

Норма из СССР

Постановление российского правительства о том, что отопительный период должен начинаться тогда, когда среднесуточная температура воздуха на улице в течение пяти суток подряд не превышает плюс восемь градусов, своими корнями уходит в нормы Санпина, установленные еще во времена СССР.

«Эта достаточно давняя норма, перекочевавшая в постановление из Санпина. Ее определяли медики, и она достаточно хорошо отработана. Если речь вести о Москве, где достаточно ровный климат и резких колебаний температуры нет, то это нормально. Однако в других местностях страны, конечно, может быть некомфортно», — считает ведущий юрисконсульт фонда «Институт экономики города» Дмитрий Гордеев.

«Конечно, оптимальный вариант, если бы каждый дом мог сам решать проблему — включать отопление или нет, но сегодня, на мой взгляд, это технически невозможно сделать в существующей системе», — отмечает директор направления «городское хозяйство» фонда «Институт экономики города» Владилен Прокофьев.

Экономическая обоснованность

По мнению Прокофьева, несмотря на прелесть децентрализованной системы отопления, на сегодняшний день переход на нее в столице является нереализуемым.

«В таком большом городе, как Москва, изменить систему невозможно и дорого, и место под это нужно определенное — нужно буквально перекопать весь город», — заверяет Прокофьев.

Применение децентрализованного отопления на сегодняшний день возможно только на окраинах города, в Новой Москве. Однако процент зданий, отапливаемых подобных образом, остается ничтожным.

«Даже если есть какие-то котельные, то переход на индивидуальные котелки в многоквартирных домах — это практически нереализуемая вещь. Централизованная система отопления обоснована экономически и альтернативы ей в Москве я не вижу», — отмечает эксперт.

Владилен Прокофьев
директор направления «городское хозяйство» фонда «Институт экономики города»
Н

Нужно, чтобы каждый москвич понимал: чем раньше нам включат отопление, тем оно будет дороже для нас стоить

По словам Прокофьева, если анализировать международный опыт, то там граждане, наоборот, стараются максимально оттягивать период начала отопительного сезона, чтобы меньше платить.

«В министерстве рассматривается возможность сокращения пятидневного периода, допустим, до двух дней. Можно так сделать, можно даже до одного сократить, просто нужно, чтобы каждый москвич понимал: чем раньше нам включат отопление, тем оно будет дороже для нас стоить. Это одна сторона медали. Вторая сторона — если нам вдруг включили отопление, а потом стало тепло, отключить его будет крайне сложно. Наши квартиры будут отапливать, и мы будем платить за отопление, даже когда наступит бабье лето, — заключил Прокофьев.