Когда Москва перейдет на самообеспечение

Город
Висенте Гуайарт
Фото: Michael Goldenkov / Strelka Institute

Самым именитым архитектором, посетившим Московский урбанистический форум, стал Висенте Гуайарт — главный архитектор Барселоны в 2011-2015 годах, глава бюро Guallart Architects и основатель Института передовой архитектуры Каталонии. В интервью МОСЛЕНТЕ он рассказал, когда Москва станет самодостаточным городом, как проводить редевелопмент промзон и рынков и зачем возвращать природу в город.

— Некоторые русские эксперты считают, что разработанная вами концепция самодостаточного города — Self-Sufficient City — к Москве не применима. Что вы думаете об этом?

Конечно, применима. Идея самодостаточного города относится к городам XXI века, описывает, какими они станут в будущем, и у Москвы есть все шансы перестроиться таким образом, чтобы обеспечивать себя всеми необходимыми ресурсами: и энергией, и водой, и продуктами, и даже обувью и одеждой. Москва уже была самодостаточным городом — в XVIII веке.

— Но ни население, ни площадь современной Москвы не сопоставимы с тем, что здесь было 300 лет назад.

Разумеется, индустриальная революция дала городу стимул к росту, к развитию производств и новых структур: транспорта, управления. И вопрос заключается в том, сумеем ли мы сегодня развить новые, более интеллектуальные системы жизнеобеспечения города. Например, в результате уже запущенных программ Копенгаген станет самодостаточным городом к 2020 году. Идея о том, что город выходит на самообеспечение энергией, начинает сейчас реализовываться по всему миру, это мировой тренд. Это не чисто барселонская история или моя личная теория.

П
Природу надо возвращать в город, тогда останется в прошлом современная система, при которой городская семья стремится содержать загородный дом и тратит массу ресурсов, чтобы ездить туда по выходным

Идея организации малых производств, нацеленных на обеспечение города одеждой, обувью, электромобилями, будет воплощаться по всему миру, потому что это — часть новой экономической системы. Новые высокотехнологичные стартапы, основанные на современных технологиях, уже вовсю меняют жизнь городов. Посмотрите, например, как во всех мегаполисах меняется система пользования и заказа такси. То же самое происходит и в индустрии звукозаписи, и уже вскоре будет касаться самых разных областей, включая производство обуви и одежды. Всюду сценарий один: группа интеллектуалов, желающих обогатиться, изобретает новую технологию в какой-то конкретной сфере производства или услуг. Они реализуют эту новую систему в своем городе, и если она доказывает свою эффективность, выживает, то начинает внедряться по всему миру.

— То есть у Москвы нет другого выхода, и рано или поздно наша столица тоже станет городом самодостаточным?

Да. И дело не в том, как будущее вижу лично я, это глобальный процесс. А что я делаю в своих работах, так это всего лишь указываю на десяток новых тенденций, трендов, которые уже меняют жизнь городов по всему миру, но пока разрозненно. Я же предлагаю наладить их взаимодействие, интегрировать их в городскую систему, которая будет делать города самодостаточными.

П
Процессы, которые сделают Москву самодостаточным городом, займут около 40 лет

— Такие преобразования обычно растягиваются на десятилетия. Существуют ли исследования, которые определяют для Москвы сроки, когда она выйдет на самообеспечение энергией, локальными производствами?

Нет, и именно поэтому я сейчас начинаю совместный проект с Высшей школой экономики в Москве: чтобы привнести новые технологии урбанистического управления. Если эта работа пройдет успешно, то процессы, которые сделают Москву самодостаточным городом, займут около 40 лет. И это не такой уж большой срок, город — это такая среда, которой требуется время на перестройку. И надо понимать, что все урбанистические решения, которые принимаются в Москве сейчас: программы развития реки, уменьшения количества автомобилей в городе, развития удобной инфраструктуры городского транспорта — они все работают на ту же идею, о которой я говорю. Это уменьшение потребления энергии и в целом количества усилий, которые тратит город и его жители на обеспечение собственной жизнедеятельности.

5f2c09f16661a86783bfc6127e56befd1f09d0a6

Вид на Москву с башни Федерации

Фото: Павел Головкин / AP

— Москву сложно сравнивать с Барселоной. А в каком современном мегаполисе ситуация напоминает московскую и как там решаются те же проблемы?

Например, власти Пекина проводят крупномасштабные городские программы, потому что там уже стало очевидно, что с такими пробками город больше не может полноценно функционировать. Здесь как в биологии: если клетка становится слишком большой и перестает проводить энергию от периферии к центру, она делится, и между новыми клетками возникают новые связи. Так устроена не только природа, но наша культура, цивилизация. И этот процесс работает, несмотря на то, что многие эксперты говорят: это тупик, дальнейшее развитие невозможно.

При этом подчеркну, что я всегда с большим уважением отношусь и к местным архитекторам, и к местным инженерам, которые прекрасно знают свой город, их мнение всегда очень важно для меня.

— Вы уже видели московские улицы, благоустроенные в этом году? Побывали на них?

Да.

— В Барселоне подобная программа осуществлялась, когда вы были главным архитектором города в 2011-2015 годах: вы тоже расширяли пешеходные зоны за счет сужения проезжей части, озеленяли улицы. Можете сравнить результаты с московскими?

110d66bfa62ce5f84e0899f3c0b8341c43afc065

Большая Никитская улица, открытая после реконструкции 31 августа 2015

Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

В этом случае не имеет смысла говорить только о двух городах: Москве и Барселоне. Такие городские программы реализуются сейчас по всему миру: в Бостоне, Нью-Йорке, Лондоне…

— И все же вы — международного класса эксперт — как оцениваете результаты?

По-моему, Москве не хватает деревьев на больших проспектах. У вас широкие проспекты, прекрасные здания, но без зелени они смотрятся странно и на проспекты не похожи.

Я вообще считаю, что природу надо возвращать в город, тогда останется в прошлом современная система, при которой городская семья стремится содержать загородный дом и тратит массу ресурсов, чтобы ездить туда по выходным.

— Следующий вопрос — о промзонах. В Москве запланировано много крупных проектов по их редевелопменту. Ваш подход — развивать их всесторонне, возводя там жилые кварталы, создавая производственные пространства, коворкинги, высокотехнологичные мастерские, на базе которых могут развернуться собственные производства и стартапы, обеспечивающие город. На что стоит обратить внимание московским девелоперам?

В первую очередь в них должна создаваться инфраструктура для полноценной жизни всех членов семьи, где помимо работающих супругов-родителей есть еще дети и старики. Это не только жилые кварталы, но и медицинские, досуговые, торговые центры, библиотеки, школы. Это — задача номер один. Задача номер два — расположить в этих кварталах еще и рабочие пространства: инновационно оборудованные офисы и производственные площадки. Если в новых кварталах все это будет находиться в зоне шаговой доступности, жителям всех возрастов, например, не нужно будет перерасходовать время, силы и другие ресурсы на ежедневные поездки по городу.

— Московские власти из года в год благоустраивают общественные пространства: начали с парков, сейчас преобразуются улицы, некоторые эксперты считают, что на очереди городские рынки. В Барселоне проведена большая программа по модернизации рынков, что можете посоветовать Москве? У нас, к сожалению, не все рынки так хороши с архитектурной точки зрения, чтобы рядом с торговыми рядами устраивать музеи.

С
Современный рынок — это еще и рестораны, и супермаркет, отлаженная логистика, парковка

У нас тоже хватает рынков, не имеющих ни архитектурного, ни исторического значения. В любых стенах можно сделать хороший проект: наполнить его качественными архитектурными решениями как снаружи, так и внутри и сделать его многофункциональным.

Современный рынок — это еще и рестораны, и супермаркет, отлаженная логистика, парковка. Для этого разрабатывается, просчитывается и воплощается самодостаточная модель, которая копируется потом по всему городу. Во всяком случае, в Барселоне мы поступили именно так.

— Вы уже не первый раз в Москве и хорошо представляете себе, какими темпами какие изменения происходят в этом городе. Как вы их воспринимаете, для вас это что-то спонтанное и диковатое, наподобие процессов, происходящих в китайских городах? Или Москва вполне вписывается в общемировые урбанистические процессы?

7b1f23eaf3cf90ae0d483da1185d4c314937f9cc

Макет развития Москвы-реки, представленный на V Московском урбанистическом форуме

Фото: Егор Рогалев / МОСЛЕНТА

Я не слышал, чтобы в китайских городах осуществлялись такие проекты, как объявленная сейчас в Москве программа развития реки, например. На мой взгляд, у вас сейчас принимаются вполне современные городские программы. Развитие Москвы-реки, кольцевой железной дороги и редевелопмент промзон — все это фундаментальные, долгосрочные проекты, которые требуют своего решения. И я наблюдаю, что они прорабатываются вашими урбанистами и запускаются в виде больших, долгосрочных городских проектов по тому же алгоритму, по которому такие крупные проблемы решают сейчас все крупные мегаполисы мира.