Соль зимы

Город
Фото: Зураб Джавахадзе / ТАСС

В конце октября столичные власти завершают закупки антигололедных реагентов, которыми будут обрабатывать дороги и дворы предстоящей зимой. МОСЛЕНТА попыталась разобраться, какие реагенты будут применяться в городе и насколько они безопасны.

Город запах муравьями

В Москве антигололедный реагент появился в 1930 году — это была смесь хлорида натрия, то есть пищевой соли, с песком. Доля последнего составляла около 90 процентов. По данным специалистов МАДИ, до начала 1990-х годов за зиму на квадратный метр московской территории приходилось до 15 килограммов песко-соляной смеси. Промышленные объемы соли губили зелень. Плохо влияли на обувь и автомобили: «Жигули», самая массовая машина на тот момент, начинали гнить уже на третий год эксплуатации. А песок быстро забивал ливневые коллекторы.

В девяностые наступило время экспериментов. Дороги начали обрабатывать комбинированными реагентами: на основе солей натрия, калия и кальция, но без песка.

Не обошлось без скандалов. В 2007 году на складе с реагентами под названием СБГ дозиметр показал радиационное излучение в 60 микрорентген, это в три-четыре раза выше нормы. Оказалось, СБГ производился с нарушением всех экологических и технологических требований из отходов Соликамского магниевого завода, которые содержали радиоактивный изотоп калий-40.

— Лет семь назад попытались использовать органическую соль — формиат натрия, или соль муравьиной кислоты, но эксперимент дал интересный эффект — город пропах муравьями, — рассказал МОСЛЕНТЕ кандидат химических наук, обозреватель журнала «Наука и жизнь» Петр Образцов. — Такой же эффект дало использование ацетата натрия, соли уксусной кислоты. Только пропахла Москва тогда уксусом. Сейчас такие соли добавляют в реагенты, но уже в небольших количествах.

Три группы реагентов

К 2015 году в Москве сформировался список реагентов, разрешенных к применению. Вся «химия» делится на три группы: твердые, жидкие и комбинированные реагенты. К твердым относятся, например, МРКтв (многокомпонентный реагент на основе хлористого кальция), «муравьиный твердый» или МРтв (на основе соли муравьиной кислоты), ХКНтв (многокомпонентный реагент на основе хлористого кальция и натрия). Комбинированным реагентом является КР2тв — на основе карбоната кальция (мраморный щебень), формиата натрия (соль муравьиной кислоты) и хлорида натрия (пищевая соль).

Основным жидким реагентом в этом году должен стать ХКМ-БС (хлорид кальция модифицированный). Его производство началось недавно на химзаводе в Некрасовке, и Москва уже зарезервировала для себя 126 тысяч тонн раствора.

В этом году во дворах и на пешеходных дорожках будут использоваться комбинированные и твердые реагенты. А автотрассы города начнут обрабатывать ХКМ-БС в сочетании с твердыми реагентами по новой схеме.

— В снегопад дорогу обработают жидким ХКМ-БС, а поверх него нанесут один из твердых реагентов, — рассказал МОСЛЕНТЕ замгендиректора АО «ВТЕ-Восток» (химзавода в Некрасовке, где делают реагенты) Василий Цапенко. Жидкий реагент теряет свои качества через три часа, а твердый может действовать гораздо дольше. Такая схема избавит от необходимости постоянно поливать дороги, что уменьшит объемы используемых реагентов.

7891dc8bfe7d92f685bc859cc16500e80d444595

Обработка дорог противогололедными реагентами

Фото: Александра Краснова / ТАСС

Цена вопроса

В 2014 году закупка реагентов обошлась Москве в 5,5 миллиарда рублей. Тогда город впервые провел закупки по новой схеме — с запасом на зиму 2014-2015 года. По данным департамента ЖКХ и благоустройства, на складах еще с весны находится около 500 тысяч тонн противогололедных реагентов.

В этом году закупки продолжаются — в конце осени пройдет несколько аукционов. По данным сайта госзакупок, столичный департамент по конкурентной политике дополнительно закупит для ГКУ «Кольцевые магистрали» 17,5 тонны реагента МРКтв, 11,6 тонны ХКНтв, 15,8 тонны МРтв и 2,4 тонны реагента КР2тв. Согласно выставленным лотам, город готов потратить на реагенты около 1 миллиарда 400 миллионов рублей.

Как работают реагенты

— Снег и лед необходимо расплавить, — говорит Образцов. — Для этого можно нагревать дорогу, но это безумно дорого, хотя, например, перед входом в здание мэрии на Тверской, где система отопления проложена под асфальтом, это сделано. Единственный недорогой вариант — понизить температуру замерзания раствора. Это называется криоскопия. Вода замерзает при нуле градусов, растворы могут не замерзнуть до минус двадцати градусов и ниже. То есть посыпая или поливая лед раствором реагента, мы этот лед расплавляем. Большинство солей обладают этим свойством. Самые дешевые — хлориды, прежде всего обычная соль (хлористый натрий). Еще сильнее снижает температуру замерзания хлористый кальций.

Если взглянуть на состав реагентов, используемых в Москве, то выяснится, что в них входят те или иные соли. Например, новый жидкий реагент из ХКМ-БС имеет формулу Са Cl2 (22%) + NaCl (6%), где Са Cl2 — кальциевая соль, NaCl — пищевая соль. Это просто смесь двух солей. Остальные 72 процента — вода.

Вредные аэрозоли

— Давно установлено, что поваренная соль, входящая и в реагенты, для человеческого организма не подарок, — рассказал МОСЛЕНТЕ эксперт ООН по проблемам химической безопасности, заслуженный профессор МГУ Валерий Петросян. — Два ее компонента — натрий и хлор — негативно влияют на здоровье человека. Натрий, попадая в организм человека, увеличивает кровяное давление, что ведет к гипертонии. А хлориды разъедают внутреннюю поверхность желудочно-кишечного тракта, что может привести к язве, а затем и к раку. Хлористый кальций, так как плохо растворим в воде, практически не оказывает влияния на человека. А хлористый калий, наоборот, способствует лучшей работе кровеносной системы.

— Соль попадает в организм в виде аэрозолей. Машины взбивают реагент, и он поднимается в воздух, — говорит врач-аллерголог Георгий Данченко. — В первую очередь страдают глаза, носоглотка, желудочно-кишечный тракт. Признаки аллергии — раздражения, воспаления. Людям, страдающим аллергией на эти вещества, надо избегать автодорог и тротуаров, только что обработанных реагентами.

D3d6726a9d4cce61104726460aa217421fa975e0
Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Экологически безупречным было бы повсеместное использование мраморной или гранитной крошки без добавления соли, но технически это невозможно.

— В Москве старая система водостока, которая не имеет необходимого наклона, чтобы щебень ее не засорял, — говорит Валерий Петросян. — Бесконечно чистить водостоки очень дорого, именно по этой причине у нас повсеместно не используют этот вид реагента. И в свое время отказались от смеси песка и соли.

Неорганические соли, хоть и способствуют коррозии металла, портят обувь, раздражающе действуют на корневую систему и растения в целом, но при грамотной дозировке серьезной опасности не представляют. В новых реагентах доля самого агрессивного элемента — пищевой соли — уменьшается. Но жалобы на антигололедную химию остаются.

Ботинки в растворе

— В прошлом году купил зимнюю обувь, но буквально через пару дней один ботинок съежился, — рассказал МОСЛЕНТЕ москвич Сергей Павлов. — Магазин провел экспертизу и установил, что повреждения произошли в результате действия реагента, но в обмене обуви отказал. Я подал в суд на магазин. Судья отказала в иске, заявив, что я обязан был прочесть инструкцию перед использованием обуви. И предложила подать иск на правительство Москвы.

В столичных организациях, защищающих права потребителей, не смогли вспомнить случая, когда москвичам удалось отсудить деньги за испорченные реагентами вещи.

— Доказать это практически невозможно, — рассказал МОСЛЕНТЕ председатель общества защиты прав потребителей «Потребительский надзор» Роман Хусаинов. – Обувь надо отдать в химлабораторию, где будет установлена концентрация реагента, которая действительно могла повредить ботинки. С этой бумагой можно идти в суд. Здесь начинается самое интересное. Например, как вы докажете, что испортили обувь именно в Москве, а не в другом городе? По этой же причине вы не докажете, что кузов или резина вашего автомобиля пострадала от московской химии. С верхней одеждой еще сложнее: в суде придется объяснить, как на шубу попал реагент.

Впрочем, есть мнение, что слухи о вреде реагентов для обуви преувеличены.

— Белый след на обуви после намокания появится и в том случае, если погулять по мокрому снегу в лесу, где соль не разбрасывают, — говорит Петр Образцов. — Дело в том, что в самой коже содержится соль, которая водой и вымывается. А быстрая порча объясняется низким качеством обуви. Дизайнеры, работающие на обувщиков, убедили всех, особенно дам, что обувь надо менять каждый год. Пропал смысл делать качественную продукцию.

Кстати, в судах нет исков от москвичей о причинении вреда здоровью.

— Обычно ставится диагноз аллергия, а что ее вызвало, не указывается, — говорит руководитель проекта «Экологическая экспедиция» Александр Трунов. — Трудно выиграть суд на этом основании.

Пес в сапогах

1bcd5907d9eb062ded7989634acffcdb6f94a66b
Фото: Максим Новиков / ТАСС

В ветеринарных клиниках Москвы признаются, что к ним за зиму обращается минимум несколько десятков владельцев собак и кошек с жалобами на растрескивание подушечек лап и отравления.

— Любой реагент — это опасность химических ожогов, дерматитов и отравлений, — рассказала МОСЛЕНТЕ ветеринарный врач клиники «ЗооАкадемия» Лемара Войтова. — С подушечек лап, при попадании на них реагентов, слезает верхний слой кожи, появляются язвы, зуд. Наибольшей опасности подвергаются крупные длинношерстые собаки — в их шерсти застревает соль, они ее вылизывают и получают серьезные отравления. Если собаку после прогулки начало тошнить, то ей надо срочно дать абсорбенты, например, активированный уголь, и звонить ветврачу. Смертельных исходов у нас в клинике не было, но случаются очень серьезные интоксикации, после которых собаки в течение нескольких дней находятся под капельницей.

Самый верный способ избежать неприятностей — механическая защита: обработать лапы перед прогулкой специальным воском. Или купить для своего пса прогулочные сапоги.

С антигололедными реагентами связывают и сокращение численности отдельных видов птиц.

— Есть версия, что воробьи и голуби, привыкшие пробовать все, что лежит под ногами, склевывают гранулы реагента и погибают, — рассказал МОСЛЕНТЕ заведующий отделом экологического мониторинга Института глобального климата и экологии Росгидромета и РАН Юрий Буйволов. — Но научных исследований на эту тему я не знаю. А сокращение количества воробьев в городе, скорее всего, происходит из-за майской стрижки газонов: в это время у птиц появляются птенцы, а трава, где они ищут корм, выкашивается.

Передозировки во дворах

154c61547a4aecb285af2943426e7f0124eaf3e1
Фото: Артем Житенев / РИА Новости

В департаменте ЖКХ уверяют, что поставляемые в Москву реагенты проходят обязательный контроль качества на соответствие технических, химических и экологических параметров. Контроль осуществляется спецлабораториями, имеющими госаккредитацию. Сейчас в Москве нормы применения реагентов определяются распоряжением департамента ЖКХ, где описана технология зимней уборки города. В документе для каждого температурного режима и количества выпавшего снега установлена доза расхода на квадратный метр в граммах.

— Перед снегопадом соответствующие службы получают рекомендации по использованию реагентов, в которых четко сказано, сколько реагента надо сыпать или лить в данный момент, — рассказывает Василий Цапенко.

Но с дозировкой реагентов в городе есть проблемы.

— Дворники-гастарбайтеры часто разбрасывают их бесконтрольно, — рассказал МОСЛЕНТЕ руководитель проекта «Экологическая экспедиция» Александр Трунов. — В прошлом году мы брали пробы снега в местах, где реагентов быть не должно — вдали от автострад и пешеходных дорожек. Но лабораторные исследования показали в талой воде повышенное содержания хлорида натрия, что говорит о неправильном использовании реагентов.

Богдан Степовой