Зачем летние деревья меняют на зимние

Город
Фото: Артем Житенев / РИА Новости

В Москве началась сезонная замена деревьев. Как сообщает столичный департамент природопользования, на место 60 лип, которые украшали Тверскую улицу, привезут 30 елей и 30 туй. МОСЛЕНТА расспросила экологов, зачем нужна такая смена городских декораций.

Сменить деревья на Тверской улице достаточно легко — высажены они в кадки, а не непосредственно в грунт. Как объяснила МОСЛЕНТЕ ландшафтный архитектор Таисия Вольфтруб, это связано, прежде всего, с обилием подземных коммуникаций.

«Впереди зима, а всем хочется, чтобы улицы оставались зелеными. Я бы сказала, что это сочетание экологического ума и дизайнерского решения. Это профилактика. Весь мир пользуется контейнерным озеленением в тех случаях, когда нельзя посадить деревья «естественно». А на Тверской — нельзя, там под асфальтом на тротуарах слишком много коммуникаций», — объяснила Вольфтруб.

Те липы, которые сейчас уберут с Тверской, отправятся на передержку в питомник. Там деревья ждет реабилитация.

«В центре города тяжелая экологическая обстановка. Люди выдерживают, а вот деревья — нет. Они нуждаются в лечении. Поэтому на сезон их перевозят в питомники, где удастся подкормить и подлечить деревья. Все правильно», — подтвердила в разговоре с корреспондентом МОСЛЕНТЫ Таисия Вольфтруб.

И специалисты в области охраны природы, и простые москвичи вспоминают — вплоть до середины 1990-х годов Тверская улица была засажена липами. Росли они непосредственно в грунте, без всяких кадок. Однако в 1995 году от такого варианта озеленения главной московской улицы отказались. По мнению эколога городской среды Антона Ястребцева, причина кроется в использовании соляных противоледных реагентов, которые обрели популярность как раз двадцать лет назад.

«
«В центре города тяжелая экологическая обстановка. Люди выдерживают, а вот деревья — нет. Они нуждаются в регулярном лечении»

«На самом деле, я не вижу здесь другого объяснения, кроме дизайнерского. С точки зрения защиты природы, никакой необходимости тут нет. Кроме того, ели могут засохнуть. Дело в том, что хлориды-реагенты, которые используются в Москве, для хвойных деревьев губительны. Они подвержены оксидам серы и оксиду азота — то есть получается, что на них воздействует не только реагент на почве, но и его испарения в городе», — заявил МОСЛЕНТЕ Ястребцев.

48022c04d64d6e57727a304bbb44695b3c80bf93

Хвойные деревья лучше переносят холод, поэтому для зимнего сезона выбрали их

Фото: Артем Житенев / РИА Новости

По его словам, еще одна причина, погубившая липы на Тверской, — правило собирать опавшую листву.

«Если корни укутать листьями, да хотя бы даже сугробами, липы простоят дольше. По природе своей они более живучие, чем хвойные», — считает он. В нынешней же ситуации получается, что город вынужден платить дважды: за уборку сухих листьев и за сезонную смену деревьев.

Экологи сходятся в одном: не стоит ожидать, что 60 деревьев, высаженных в кадках вдоль самой оживленной улицы города, смогут очищать воздух и спасать москвичей от вредных выхлопов.

«Деревья в кадках — все равно что искусственные. Глупо думать, что они действительно помогут сделать так, чтобы на проезжей части легче дышалось. Просто не справятся. Не нужно требовать от них невозможного. Это всего лишь декорации для урбанизации. И если рассуждать так, то зимняя замена лиственных пород на хвойные вполне оправдана», — поделился с МОСЛЕНТОЙ своими соображениями эколог Антон Хлынов.

4f60d527dc0f75703120ff715e8c211e79c3a9a6

Деревья на Тверской высаживают в кадках, поскольку под тротуаром проложено множество коммуникаций

Фото: Артем Житенев / РИА Новости

Впервые сезонную смену деревьев на Тверской улице провели в мае 2013 года. Спустя несколько месяцев после этого в столице стартовала акция «Миллион деревьев», направленная на озеленение жилых дворов и окраинных районов города. По словам главы департамента природопользования Антона Кульбачевского, после того, как будут выполнены все работы во дворах, можно будет заняться улучшением качества зеленых насаждений на центральных улицах. Сейчас замены или серьезного лечения требует около 40 процентов зеленого фонда Москвы.