Зачем Павленский поджег ФСБ

Город
Изображение: Марина Лаба / МОСЛЕНТА

Петербургский художник Петр Павленский был задержан в понедельник, 9 ноября, в Москве после того, как ночью поджег двери одного из входов в здание ФСБ РФ на Лубянке. Вместе с правонарушителем в ОВД России по Мещанскому району Москвы были также доставлены двое журналистов, присутствовавших на акции, — корреспондент «Дождя» Владимир Роменский и фрилансер Нигина Бероева. МОСЛЕНТА выясняет, зачем Павленский поджег дверь и что ему за это будет.

В своем аккаунте в Facebook Павленский назвал горящую дверь Лубянки перчаткой, «которую бросает общество в лицо террористической угрозе. Федеральная служба безопасности действует методом непрерывного террора и удерживает власть над 146 миллионами человек». «Страх превращает свободных людей в слипшуюся массу разрозненных тел. Угроза неизбежной расправы нависает над каждым, кто находится в пределах досягаемости для устройств наружного наблюдения, прослушивания разговоров и границ паспортного контроля. Военные суды ликвидируют любые проявления свободы воли. Но терроризм может существовать лишь за счет животного инстинкта страха. Пойти против этого инстинкта человека заставляет безусловный защитный рефлекс. Это рефлекс борьбы за собственную жизнь. А жизнь стоит того, чтобы начать за нее бороться», — написал он.

Ночной перформанс «Угроза» длился меньше минуты. На видео, размещенном также в аккаунте Павленского, видно, что художник облил двери бензином из канистры и быстро их поджег, после чего встал перед полыхающим пламенем для эффектного фото. Почти сразу он был задержан полицией.

249d5d365f454a978dd35a6ef611656f9eb2af41

В мае 2013 года Павленский протестовал против ужесточения законодательства в Петербурге, завернувшись в колючую проволоку перед зданием городского законодательного собрания

Фото: Artur Bainozarov / Reuters

Павленский и журналисты Роменский и Бероева были доставлены в ОВД «Мещанское». На художника был составлен протокол по статье 20.1 КоАП — «Мелкое хулиганство». Журналистов попросили выступить свидетелями. В своих объяснительных они написали, что не знали о содержании предстоящей акции. После этого их отпустили по домам, сообщает издание «Медиазона». От комментариев для МОСЛЕНТЫ журналисты отказались.

Вместе с тем, по данным адвоката Павленского, художник все еще находится в отделении полиции, хотя начальник пресс-службы ГУВД Москвы эту информацию МОСЛЕНТЕ не подтвердил. «Я звонила в ОМВД «Мещанский», он находится там. Сейчас я пытаюсь добраться до места», — цитирует адвоката ТАСС.

По словам журналиста «Эха Москвы» Владимира Варфоломеева, который побывал на месте происшествия в 6 утра, «старые деревянные двери первого подъезда — те, что выходят на площадь, и рядом с которыми висит мемориальная доска Андропова — очевидно были подпалены». «Они частично обгорели или покрыты копотью. Рядом на асфальте — белые следы работы порошкового огнетушителя. Тут же стоят двое караульных. В остальном все спокойно», — написал он в своем аккаунте в Facebook. По последним данным, в настоящее время обгоревшие двери закрыли металлическими листами.

В
В данном случае художник вышел слишком далеко в пределы общественного пространства, поэтому эту акцию можно воспринимать сугубо в политическом поле

Поджог дверей ФСБ вызвал противоречивые мнения в культурной среде. «В перформансе Павленского я не вижу художественной составляющей, которая обычно присутствовала в его предыдущих акциях. Он ничем не отличается от обычного поджога. В данном случае художник вышел слишком далеко в пределы общественного пространства, поэтому эту акцию можно воспринимать сугубо в политическом поле, — рассказал МОСЛЕНТЕ владелец галереи Рop/off/art на «Винзаводе» Сергей Попов. — Думаю, действия художника будут расцениваться с точки зрения российского законодательства, а не в пределах художественного сообщества, как это было с подобными акциями ранее».

«Я бы сурово дистанцировался от художественной части этого «перформанса», поскольку это потянет в подобную сторону вообще все художественное пространство. Кстати, в обычном режиме Павленский в этом пространстве фактически не присутствует», — подчеркнул он.

Художник Александр Шилов вообще отказался комментировать акцию Павленского, подчеркнув в беседе с МОСЛЕНТОЙ, что «на эту тему даже говорить мерзко».

Вместе с тем солистка группы Pussy Riot Надежда Толоконникова заявила МОСЛЕНТЕ: «Я восхищена акцией и рада, что есть такие, как Павленский, которые могут научить меня смелости, художественной точности и искусству попадания точно в цель. Павленский — наши глаза, руки и совесть».

А
А есть активистское искусство, иконами которого в России как раз и являются Петр Павленский, Pussy Riot и арт-группа «Война»

Одобрил перформанс и архитектор, куратор и коллекционер современного искусства Петр Войс. «Акция Павленского является замечательной с точки зрения активистского искусства. Существует искусство ради искусства, за которое художники получают премии Кандинского, например. А есть активистское искусство, иконами которого в России как раз и являются Петр Павленский, Pussy Riot и арт-группа «Война». О том, что Павленский, безусловно, является художником, свидетельствует, во-первых, то, что он проводит свои акции последовательно, во-вторых, продуманно, а в-третьих, на хорошем художественном уровне. С точки зрения искусства в его авангардной форме эта акция — замечательна», — пояснил он.

По мнению Петра Войса, эта акция по своей силе может встать в один ряд с акцией Pussy Riot в храме Христа Спасителя. «Сила активистского искусства заключается в провоцировании общества. Ведь художник не занимается захватом власти или собственности. Художник просто высказывается в такой резко-провокационной форме. Таким образом художник привлекает к акции внимание», — заявил он.

Впрочем, эксперт уверен, что «с точки зрения Уголовного кодекса у правоохранительных органов найдется несколько статей, чтобы на пару лет изолировать его от общества».

К
Культура — это не только разговоры о прекрасном, это не подушка под бок

Согласился с ним и русский художник и теоретик Анатолий Осмоловский: «Скорее всего, Павленскому придется отвечать по закону. Ему, наверняка, будут «шить» терроризм, которого в данном случае не было. Здесь, конечно, речь может идти только о порче госимущества».

«Целью Павленского было — создать визуальный образ, а порча госимущества просто сопутствовала этому образу. Но искусство и не должно вписываться в Уголовный кодекс. Культура — это не только разговоры о прекрасном, это не подушка под бок. Настоящее актуальное искусство — это нечто другое, затрагивающее вопросы общества, болезненно реагирующее на происходящее в мире. Павленский и подобные ему активисты демонстрируют такими акциями, что в культуре сегодня у нас не все благополучно. Эти жесткие меры — единственный способ привлечь внимание к этой проблеме», — уверен Осмоловский.