«Тревога висит над городом»

Город
Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

Московский хореограф Алла Сигалова сейчас работает в Париже. Взрывы прервали репетиции в Парижской опере, где она вместе с латвийским режиссером Алвисом Херманисом ставит оперу «Осуждение Фауста». МОСЛЕНТА расспросила хореографа о том, как сейчас живет французская столица.

— Алла, после этих нападений в «черную пятницу» что изменилось в Париже?

Дети гуляют как всегда, гуляют и взрослые, точно так же все сидят в кафе, переполнены рестораны. Но в городе поселился страх, и это самое главное. Люди стали тревожно реагировать на каждую проезжающую машину с мигалкой — это такая маленькая деталь, но она о многом говорит. Какая-то тревога прямо висит над городом. И даже в кафе… Мы с друзьями были в кафе вечером, и к нашему удивлению в половине восьмого нас попросили заканчивать ужин — сказали, что будут закрываться. Это странно, потому что известный факт: в Париже работают допоздна все кафе и все рестораны.

— Как вам кажется, вернется ли то ощущение комфорта, которым всегда славился Париж?

И президент республики, и руководитель правительства назвали произошедшее определенным словом — они оба несколько раз произнесли слово «война». Когда произносятся такие слова — трудно говорить про перспективы. В общем, очень невесело.

Dba1b5ddb4bb4b5cd82f82481c998040f81f534a

У Нотр-Дама после терактов

Фото: imago stock&people / Global Look Press

— Как отреагировал театр?

Парижская опера закрыта, в субботу и воскресенье все было отменено — были отменены репетиции, был отменен спектакль. В понедельник мы с Алвисом Херманисом снова приступаем к репетициям «Осуждения Фауста», а вечером должна быть предпремьера балета «Баядерка». Я не знаю, будет она или нет — станет ясно, только когда приду в театр. Официальных объявлений на сайте театра нет, но ведь предпремьера — это внутреннее дело театра, на нее билеты не продаются.

— Есть ли в Парижской опере какие-то меры безопасности на входе?

Есть, но совсем минимальные. Театр, как весь город, — он не защищался, и он не защищен. Сейчас, я думаю, будут, вероятно, какие-то меры приниматься.

— Как вам кажется, может ли из соображений безопасности вернуться давным-давно отмененная во Франции цензура в печати и в театре?

Извините, я политические вопросы ни с кем, кроме как с близкими друзьями, не обсуждаю.

2fde2348ca595ddbd1f18278f465070e65bbfed9

Военный патруль у Эйфелевой башни

Фото: Peter Dejong / AP

— Может ли все произошедшее как-то повлиять на спектакль, который вы с Алвисом Херманисом ставите в Парижской опере и премьера которого должна быть уже в начале декабря?

«Осуждение Фауста» в связи с этими событиями становится еще более актуальным. Я не могу рассказать вам о том, как именно опера Берлиоза будет связана с сегодняшними событиями в мире, потому что для этого я должна вам рассказать замысел спектакля, который мы ставим, а я не имею права этого делать. Но в истории Фауста мы абсолютно точно будем говорить про сегодняшний день.

Анна Гордеева