Где искать потерянные деньги

Город
Фото: Елена Родионова

Велосипеды, костыли, детские коляски, чемоданы, рюкзаки, автомобильные покрышки, аккордеон, сноуборд, конечно же, зонтики, перчатки и даже банка соленых огурцов — тысячи забытых в столичном метро вещей пылятся на складе, а владельцы многих из них даже не догадываются, что потерю можно вернуть. Новый склад забытых вещей открылся в ноябре на станции «Котельники». О том, где искать пропажу и как ее вернуть, а также о том, что забывают пассажиры по всему миру — в репортаже МОСЛЕНТЫ.

«В последние недели к нам поступают целые потоки гаджетов — телефоны, планшеты, нетбуки, ноутбуки, — рассказал МОСЛЕНТЕ ведущий специалист службы пассажирских сервисов московского метрополитена Дмитрий Скорняков. — Если телефон, например, не разряжен, мы сами звоним и сообщаем о пропаже. Вчера я таким образом нашел владельцев пяти «мобильников». Они были шокированы, но приятно удивлены».

Главные «завсегдатаи» склада забытых вещей — зонтики и перчатки, они исчисляются десятками. Но вообще «ассортимент» весьма разнообразен: детская машина, мультиварка, игрушечная парковка с машинками, компьютерный монитор, портфели, чемоданы, клетчатые сумки «челночников», набор чайных чашек с блюдцами, самокаты, скейты, велосипеды, детская коляска, плюшевый медведь, скатерть, тепловой вентилятор, матрас из кожзама, минисейф для монеток, шуба из искусственного меха, ковбойская шляпа, переноска для кошки, овощерезка, детский развивающий коврик, затирка для плитки, автомобильные покрышки, весы, ковер, перфоратор, бейсбольная бита, костыли, детский надувной круг, школьная тетрадь по французскому языку, отрывной календарь «Травник» за 2008 год, аккордеон, один кроссовок, набор гаечных ключей…

Ac2d8de40a18b9660f2614d7e9317d4251206c34
Фото: Елена Родионова

Это лишь малая часть вещей, потерянных в московском метро. На склад сотрудники обязаны принять все. Ну или почти все. Продукты питания, например, не принимаются, но и тут есть исключения: на днях на склад поступила трехлитровая банка соленых огурцов. Потом она все же была уничтожена. «Животные и дети к нам, слава богу, не поступают», — искренне радуются хранители потерянных вещей.

Найденные документы всегда сдаются в полицию. А вот деньги переводятся на специальный расчетный счет метрополитена (как правило, дня через два-три после находки), и если в течение полугода их владелец не нашелся, они становятся «доходом метрополитена».

— Сколько метрополитен «заработал» таким образом?

— Не имею права об этом говорить! — категорично заявил Дмитрий Скорняков, добавив лишь, что это «незначительная сумма в масштабе метрополитена».

Ежедневно на обновленный склад «Котельников» приносят до десяти вещей. Обнаружив забытый предмет, служба безопасности вместе с представителями полиции тщательно ее изучают и отправляют на склад. Там она вносится в электронную базу и хранится в течение полугода. У потерянных вещей нет ни определенной локализации (их обнаруживают на всех линиях метро без исключения), ни сезонности (рассеянные граждане одинаково забывчивы в любое время года). Разве что есть гендерное отличие — по статистике, чаще других свои вещи теряют мужчины.

Многие пассажиры, потерявшие какую-то вещь, и не подозревают, что она может дожидаться их на далекой станции «Котельники». «Нам часто звонят наобум, не надеясь ни на что, и оказываются шокированы, особенно когда находятся дорогие вещи», — рассказали МОСЛЕНТЕ на складе.

Человека, обратившегося на склад, тщательно расспрашивают о предмете поиска и требуют предъявить удостоверение личности или хотя бы копию, если документы утеряны. Если же владелец не нашелся в течение шести месяцев, вещь утилизируется, иначе говоря — уничтожается. Под зорким контролем специальной комиссии. Такая участь ждет и планшет, и старую сумку, и потрепанный зонтик, и велосипед.

2e2822713cee2197d7ed94f6a906d682a87d33aa
Фото: Елена Родионова

«Бывают у нас и скандалы, — призналась сотрудница склада Екатерина, — один раз к нам обратился человек, потерявший дрель, а она к нам судя по описанию не поступала. Так он стал угрожать, говорить, что все записывает на телефон, что мы его обманываем, грозить полицией…».

Случаются и казусы. Например, однажды пассажир столичной подземки искал зубной протез. Не нашел, поскольку такие вещи на складе в Котельниках — диковинка.

А вот полки бюро находок Лондона видели и десятки вставных челюстей, и протезы рук и ног, и силиконовые имплантанты груди, и человеческие черепа, и даже урну с прахом. Оно существует с 1933 года, и сюда стекаются находки из подземки, легкого метро, автобусов и лицензированных такси. Ну и как же обойтись в туманном Альбионе без потерянных зонтиков и перчаток! Далекий 1954 год был рекордным по этому показателю — в бюро находок их поступило более 90 тысяч пар. Все вещи хранятся на складе в течение года, после чего выставляются на аукцион. А вырученные деньги идут на содержание, собственно, бюро находок.

В португальском городе Порту вещи, найденные не только в транспорте, но и в парках, ресторанах, торговых центрах и других общественных местах после нескольких месяцев хранения также распродают на аукционе, а деньги перечисляют в казну города. Кстати, зубной протез, оказавшийся среди найденных вещей, был продан в прошлом году за 20 евро.

В Пекине, чтобы помочь жителям в поиске утерянных вещей, все находки размещают на специальном сайте. А в Сеуле потерянные вещи, пролежавшие на складе в течение года и не вернувшиеся владельцу, передают тому, кто принес находку. По желанию, конечно. Но подарки бывают нечастыми — по статистике, 94 процента вещей возвращаются к законным владельцам.

В Нью-Йорке процент возвращения потерянных в транспорте вещей не так высок, как в Южной Корее — около 60 процентов. Нью-йоркцы забывают ножные протезы, вставные челюсти, пылесосы и даже домашних животных, чаще всего кроликов. Сами жители мегаполиса считают себя самыми рассеянными в мире и уверены, что теряют больше всех.

Если вы потеряли что-то в московском метро, позвоните по телефону 8 (495) 622-20-85. Возможно, ваша вещь найдется.

Елена Родионова