Лица московской интеллигенции

Город
Фото: Сергей Карпов для МОСЛЕНТЫ

Главное книжное событие года в Москве, 17-я Международная ярмарка интеллектуальной литературы — в самом разгаре. МОСЛЕНТА отправилась в Центральный дом художника на Крымском валу, побеседовала с интеллектуалами и выяснила, как, на их взгляд, интеллигенция, если она, конечно, еще сохранилась, справляется со своей социальной функцией.

Ерохина Мария, 40 лет, домохозяйка

5a966f9a95d0c20dc0a916f7043aab960fe66937
Фото: Сергей Карпов для МОСЛЕНТЫ

Я москвичка, но только второй раз на этой ярмарке. Последнее, что я читала — перечитывала Юлиана Семенова. Вообще, я не очень много читаю сейчас, у меня пятеро детей, поэтому некогда. Но в среднем прочитываю одну-две книги в месяц. Сегодня купила детскую литературу. Я считаю, что интеллигенцию нельзя выделять из всех остальных людей. В ней, как и во всех людях, есть что-то хорошее и что-то плохое. Есть и простые люди такие, что гораздо лучше любой интеллигенции. Сама себя я к этому классу не отношу.

Валерий Шуленин, 68 лет, пенсионер, бывший мультипликатор, живописец

9e84da3be3cb4cdd2452e3ad969f5460ec782d59
Фото: Сергей Карпов для МОСЛЕНТЫ

У меня ужасный интерес к книгам, поэтому я каждый год хожу на нонфикшн. Особенно красивые книги люблю, потому что я же художник. Любовь к книгам мне привил Бог, Бог-творец, Бог-брахман. Я сам христианин-брахман: крещен в православной церкви и исповедаю брахманизм. Последнее, что я прочел, были мифы народов мира. Сегодня купил все, что связано с красивыми видами и пейзажами.

Интеллигенция в России есть, была и всегда будет. В России прослойка эта с каждым годом все больше. Все это потому, что такого количества выставок, театров, которое есть сегодня, не было 30-40 лет назад.

Евгения, 40 лет, музейный работник

68bac03ed1ae30dcd427a32dd829a8780a36c7b5
Фото: Сергей Карпов для МОСЛЕНТЫ

Хожу на такие ярмарки раз в несколько лет, когда есть приглашение от интересных стендов с той литературой, которая мне близка по теме. Сегодня отметила «Академический проект», смотрела стенд по индологии и религиоведению. Книги люблю с детства, спасибо родителям. Последнее, что я прочла, была книга Ратханатха Свами «Путешествие домой». Сегодня я ничего не купила, но ознакомилась с книгами, которые мне интересны, встретила знакомых. Я думаю, что интеллектуал должен обладать разносторонними взглядами в разных областях, особенно в гуманитарных.

Интеллектуалы есть точно, но насчет интеллигенции сомневаюсь. Различие между ними в том, что интеллигент — это устаревшее понятие, которое также включает в себя определенную культуру поведения. Сегодня власть повернута немного в другую сторону и мало слушает творческую прослойку, а слушает людей из других областей.

Иван Шунин, 25 лет, журналист

F1165c976776b2eb656d8c765220e98a282c2dc5
Фото: Сергей Карпов для МОСЛЕНТЫ

Хожу на нонфикшн каждый год, с тех пор как приехал в Москву. Если бы ярмарка проходила два раза в год, то ходил бы на каждую. Обычно читаю около пяти книг в месяц, но сейчас в связи с работой читаю меньше. Я из интеллигентской семьи с большим книжным шкафом, поэтому мама привила любовь к книгам. Недавно прочел исследование о том, как работает голова, когда читаешь с электронного и бумажного носителя. Во время чтения с бумаги возникает пространственное измерение, которое помимо того, что ты читаешь текст, передает тебе информацию тактильно, лучше запоминаешь информацию от этого. Ну и вообще, бумажные книги — это круто, стильно, модно и по-хипстерски. А еще в книжках можно черкать, и это любимое развлечение. Последняя прочитанная книга — последняя книга Михаила Зыгаря. Сегодня купил книгу Уэльбека, а также книгу издательства НЛО о том, как становятся профессорами — «Социология академической науки». В прошлом году потратил здесь около 10 000 рублей и чувствовал себя хорошо.

Интеллектуал — это я. По большому счету, между терминами «интеллигенция» и «интеллектуал» нет никакой разницы кроме того, что у интеллигенции есть свой культурологический и исторический слой. Это люди, ведущие такой образ жизни, который заставляет других людей думать своей головой. Люди в фейсбуке тоже интеллектуалы, только не очень. Интеллигенция существует, мало того, этот пласт людей все увеличивается. Во власти, вообще-то, у нас сейчас тоже интеллигенты, они тоже там что-то читают, о чем-то думают и что-то генерят.

Владимир Иванов, 70 лет, пенсионер

F290beb973dbcc57ab439317f5bfd44bd1bd6e1e
Фото: Сергей Карпов для МОСЛЕНТЫ

На нонфикшн я уже был раз девять. Благодаря родителям я стал читать книги. Недавно перечитывал «Пять жизней Иосифа Бергера». Сегодня я купил целый рюкзак книг и немного в пакете: Михаил Зыгарь «Вся кремлевская рать», Георгий Демидов «Оранжевый абажур» и Нина Гаген-Торн «Memoria».

В настоящее время понятие «интеллектуал» практически утрачено из-за того, что образование стало достаточно широким, хотя и несколько поверхностным. Также мы утратили общие задачи по улучшению жизни людей. Стоит более суровая задача — мы вымираем! В той же Библии очень хорошо сказано, только по другому поводу: «Злая собака лучше, чем мертвый лев».

В России осталось не много интеллигентской прослойки, хотя образованных людей значительное количество. У нас нет тех задач, которые могли бы людей сплачивать. У нас нет пресса государства и нет противодействия общественного мнения. Поэтому умных людей достаточно много, среди которых встречаются и порядочные, но это не часто.

Ольга, 29 лет, работает в Российской государственной детской библиотеке, пишет про детские книги

Eaec07656c9918b961c35dcd374fb2d504a7d73c
Фото: Сергей Карпов для МОСЛЕНТЫ

Мне по роду занятий пристало ходить на подобные мероприятия, поэтому стараюсь не пропускать. Нонфикшн — главная книжная ярмарка в году. Я вчера тут была и купила книжку Игоря Холина, поэта-прозаика 70-х. Уже начала ее читать в метро. Я покупаю много книг, но часто они стоят на полке до момента, когда руки дойдут. Я очень много читаю, потому что работа такая. Недавно делали книжный обзор, в котором было 40 книг. Чтобы его сделать, я прочла больше. Кроме работы, я прочитываю три-четыре книги в месяц. Мне гораздо легче читать бумажные книги, мне приятно их держать в руках и больше вероятность, что я не брошу книгу.

Интеллектуал это человек, который очень много знает. Но для меня это очень абстрактные понятия — «интеллектуал» и «интеллигенция». Наверное, можно людей объединять в такие классы, но я бы так не делила. Это для меня не самые важные понятия, не хочется проводить такую разделительную линию.

Два года назад казалось, что можно что-то поменять в стране, а сейчас политическая обстановка другая. Нужно не быть равнодушным, высказывать свое мнение и ничего не бояться, тогда все будет хорошо.

Сергей Карпов