«Страшно говорить по-турецки»

Город
Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

После беспорядков у турецкого посольства в Москве многие опрошенные МОСЛЕНТОЙ турки, живущие и работающие в столице, признались, что больше не чувствуют себя здесь в безопасности. Бизнес, по их словам, встал. После сообщений о том, что несколько турецких граждан развернули на границе, некоторые боятся, что их не пустят в Россию, хотя здесь их семьи и работа. Московские турки рассказали МОСЛЕНТЕ о том, как изменилась их жизнь в эти дни.

Каан, бизнесмен

Ситуация стала очень напряженная, даже психологически. Теперь боязно выходить лишний раз из дома, после бесчинств в посольстве страшно вообще говорить по-турецки, гуляя по улице. Школа, где я учу русский язык, находится недалеко от посольства, на прошлый урок из нашей группы никто не пришел, и я тоже не поехал, потому что страшно. Сейчас надо выехать на родину ненадолго, но есть опасение, что обратно просто не пустят и развернут на границе. Работа встала, что дальше делать — непонятно.

Мустафа, филолог, переводчик

Конечно, все это очень печально. Я живу в России со времен СССР, я свидетель того, как развивалось современное российское общество. Я прожил 90-е годы вместе с русскими друзьями, пережил первую и вторую чеченские кампании, но такого разочарования и испуга у знакомых турецких друзей и приятелей я не замечал. Я более спокоен, я филолог, знаю русский язык, у меня русская жена и дети. Я чувствую себя здесь, как у себя на родине. Но вдруг рядовой охранник, или сидящий на вахте сотрудник возмущается: «несчастный турок»... После атаки на посольство Турции, мы все получили советы и рекомендации от посольства лишний раз не ходить в многолюдные места и позаботиться о личной безопасности. Посольство второй день закрыто в Москве...

0f2b57d2c949c7e6de0f21ded16cd9d499d0e15c

После того, как активисты забросали турецкое посольство камнями и помидорами, московские турки нервничают

Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

Вчера старшая моя дочка, Дениз Айсама, гимнастка моя, ей 10 лет, по телефону говорит: «Папа ты не уезжай в Турцию, говорят, турок не пускают обратно»... Я, несомненно, очень расстроен, но рассчитываю на общечеловеческий разум.

Т
Теперь боязно выходить лишний раз из дома, после бесчинств в посольстве страшно вообще говорить по-турецки, гуляя по улице. Школа, где я учу русский язык, находится недалеко от посольства, на прошлый урок из нашей группы никто не пришел, и я тоже не поехал, потому что страшно

Эрол, бизнесмен

Я приехал в Москву несколько месяцев назад, потому что у меня здесь бизнес и потому что я всегда с восхищением относился к русской культуре и истории. В Москве жил и похоронен Назым Хикмет, очень важный для меня поэт. Я собирался выучить русский язык и рассказывать своим туркам о том, какая в России великая культура. Сейчас я стараюсь не выходить лишний раз из дома. Работа моей компании остановилась, и я не понимаю, что будет дальше.

Мустафа, бизнесмен

Что мне сказать... Я в шоке! Я думаю, что после сегодняшней трагедии будет большое давление на турецкие компании и турецких граждан, живущих в России. Теперь нам и нашим соотечественникам придется собирать чемоданы. Очень жаль. Но вы не переживайте, мы любим и поддерживаем добрых и совестливых людей.

Шюкрю, аспирант МГПИ

Во-первых, хотелось бы отметить, что в Москве живет около 40 тысяч граждан Турции. Это очень много, и большинство из них — деловые люди, у которых здесь бизнес. Они ни в коем случае не хотят ухудшения отношений между Россией и Турцией.

Я продолжаю ходить по улице и ездить в метро. Но, если честно, я ужасно расстроен, потому что турки и русские очень близки. Это плохие дни, я очень хочу, чтобы они закончилось

Да, у людей есть беспокойство, но все надеются, что в самое короткое время это закончится. Здесь есть националистические организации, но большинство москвичей были в Турции, как минимум, Аланию они любят, знакомы с турками и понимают, что никакой угрозы нет. Так что есть положительные перспективы. Я в Москве живу 10 лет, здесь окончил университет и сейчас последний год учусь в аспирантуре. Для меня все идет, как прежде. Я часто хожу в библиотеку, с людьми, которые там работают, мы давно знакомы, и после этого печального события ничего в наших отношениях не изменилось. Мы здороваемся с тетей в гардеробе и болтаем с помощником Борисом. Я продолжаю ходить по улице и ездить в метро. Но, если честно, я ужасно расстроен, потому что турки и русские очень близки. Это плохие дни, я очень хочу, чтобы они закончилось.

Да, очень надеюсь, что они скоро закончатся, и мы покажем всем еще раз, как развиваются отношения между Россией и Турцией.