Как лекарства станут отечественными

Город
Фото: Донат Сорокин / ТАСС

Дмитрий Медведев подписал постановление, ограничивающее государственные и муниципальные закупки импортных лекарств. Если у препарата есть два аналога в ЕАЭС, то иностранное средство врачи вообще не должны рассматривать. МОСЛЕНТА выяснила, как постановление о «третьем лишнем» скажется на столичном здравоохранении.

Новый закон вступит в силу 9 декабря 2015, но до 31 декабря 2016 года никак существенно не отразится на жизни московских больниц и поликлиник. До этого срока зарубежные лекарства, упакованные в России, будут считаться отечественными. В дальнейшем западным компаниям, всерьез намеренным работать в стране, нужно будет подумать о «локализации», то есть о переносе части производства в Россию.

Врачи чрезвычайно прохладно воспринимают любые инициативы по импортозамещению в медицине.

«С одной стороны, это вопрос национальной безопасности, мы должны производить качественные лекарства. С другой стороны, эти лекарства действительно должны быть качественными, а не десять таблеток антибиотика за 9 рублей 90 копеек вместе с блистером, упаковкой и инструкцией. Сразу возникает вопрос, а сколько у вас тогда вообще стоит одна таблетка? Ее стоимость не может быть настолько низкой», — поделилась с МОСЛЕНТОЙ старший научный сотрудник медико-генетического научного центра РАМН Виктория Никонова.

B445a8a026530afb5334d501645e13059d25eebc

Врачи прохладно относятся к идее импортозамещения в сфере фармацевтики

Фото: Александр Кряжев / РИА Новости

Никонова занимается лечением детей, больных муковисцидозом, и часто сталкивается с тем, что российские аналоги зарубежных препаратов не только неэффективны, но и небезопасны.

«К сожалению, многие отечественные препараты недостаточно эффективны. И вот почему — для их производства используются дешевые лекарственные субстанции, которые могут содержать до 80 процентов примесей. Может быть, одному пациенту с острой патологией и хватит 20 процентов действующего вещества. Но для пациента с серьезным хроническим заболеванием это может оказаться фатальным», — сказала врач.

Виктория Никонова
старший научный сотрудник медико-генетического научного центра РАМН
В

В Российской детской клинической больнице был случай, когда сестры в ампулах с венным антибиотиком стекла находили

Если верить Никоновой, препараты, которые позиционируются в качестве российских аналогов дорогих западных лекарств, зачастую только упаковываются в России, сами же субстанции, как правило, низкого качества, могут привозить из Индии или Китая. Это относится, например, к ферментным препаратам, которые используются при лечении муковисцидоза.

«Побочных эффектов регистрируется крайне много. Родители не выдумывают их из головы. Это то, что видно сразу. Если фермент не действует, у ребенка начинаются серьезные нарушения со стороны стула. Невозможно пропустить», — сказала Никонова.

Специалист по муковисцидозу крайне скептически относится к российской фармацевтической промышленности. «В Российской детской клинической больнице был случай, когда сестры в ампулах с венным антибиотиком стекла находили. Их можно было увидеть невооруженным глазом. Они не стали вводить это в вену ребенку, потому что они увидели эти стекла. Хорошо, а если бы стекла были мелкодисперсными? А потом — от чего умер пациент? От того, что новорожденный ребенок стекла в вену себе получил?», — рассказала врач.

«
«Я уверена, что есть хорошие отечественные лекарства. Зеленка, например, прекрасный отечественный препарат»

Никонова также рассказала о том, как в центр муковисцидоза приходила представитель российской фармацевтической компании «Курган Синтез»: «Говорит: «Наше лекарство отличное!», раскрывает упаковки и — сама в шоке, глаза у нее округляются, потому что ампула полностью запаянная, упаковка целая, а лекарственного вещества в ампуле нет. Она говорит: «Это случайность», открывает вторую — а там то же самое».

При этом Никонова вовсе не склонна огульно очернять все российское. «Я уверена, что есть хорошие отечественные лекарства. Зеленка, например, прекрасный отечественный препарат. Между прочим, работает как раз очень неплохо, и это доказано временем. Физиологический раствор во флаконах тоже очень неплохой», — сказала врач.

Онколог Михаил Ласков в беседе с МОСЛЕНТОЙ отметил, что ограничение конкуренции всегда приводит только ухудшению качества и росту цен. Кроме того, по словам Ласкова, в более долгосрочной перспективе ограничения скажутся не только на пациентах государственных клиник, но и на всех российских гражданах.

0661fbb3f9513e3fc83d0f38948598ae6ab55f8a

До 2017 года препараты, упакованные в России, будут считаться российскими

Фото: Павел Лисицын / РИА Новости

«Некоторые лекарства, которые нужны были бы пациентам, сюда не придут, потому что затраты возрастают. Например, компания думает о том, чтобы зарегистрировать новое лекарство на российском рынке и продавать его — для них это дополнительная демотивация. Любая локализация помимо их воли — это удорожание препарата. Поэтому ограничения снижают доступность препаратов не только сейчас, но и в будущем, и уже не только для тех, кто от государства хочет их получить, а вообще для всех пациентов в России», — сказал Ласков.

Геннадий Шарапов
заведующий испытательной лабораторией фармакокинетики и контроля качества лекарственных средств ГУП «Медицинский центр управления делами мэра и правительства Москвы»
П

Попробуйте, выскажите свою точку зрения, что вы получили фальсифицированный препарат — завтра не будете заведующим

Вопрос о российских аналогах зарубежных лекарственных средств во многом сводится к проблеме качества препаратов.

«В последнее время сложилась интересная ситуация. Независимые лаборатории, которые контролируют качество лекарственных препаратов российских производителей, стали государственными. Все частные лаборатории, которые могли высказать свою точку зрения, практически исчезли с рынка контроля качества лекарственных средств», — рассказал МОСЛЕНТЕ заведующий испытательной лабораторией фармакокинетики и контроля качества лекарственных средств ГУП «Медицинский центр управления делами мэра и правительства Москвы» Геннадий Шарапов.

Шарапов убежден, что на государственные лаборатории оказывается давление. «Попробуйте, выскажите свою точку зрения, что вы получили фальсифицированный препарат — завтра не будете заведующим. Так что ограничения на закупку иностранных лекарств — это такой новогодний подарок для всех нас, спасибо Дмитрию Анатольевичу!», — сказал заведующий лабораторией.

Он убежден, что российские аналоговые препараты напоминают российские автомобили. «Есть «Лада Калина», «Приора», «Фольксваген Пассат» или что-то еще. То же самое с лекарствами. Будем кушать «Ладу Калину». Она тоже хорошая машина», — сказал Шарапов.

Николай Беспалов
директор по развитию RNC Pharma
Н

Низкое качество — это интернациональное понятие

Фарманалитики не разделяют скепсиса врачей по поводу отечественных лекарств.

«Я глубоко убежден, что вопрос качества — это не вопрос страны происхождения. Это вопрос производственной культуры на конкретном предприятии. Есть российские предприятия, которые делают некачественную продукцию, и есть такие же предприятия за рубежом. Низкое качество — это некое интернациональное понятие», — отметил в беседе с МОСЛЕНТОЙ директор по развитию RNC Pharma Николай Беспалов.

1509e1759cf1fddfa4e0e8cc8f6b631af3f00944

Иностранные производства, заинтересованные в российском рынке, должны будут вложиться в производство на ее территории

Фото: Светлана Холявчук / Интерпресс / ТАСС

По его словам, аналоги существуют практически для всех зарубежных препаратов, за исключением тех, что находятся под патентной защитой. Беспалов отметил, что локализация — это уступка, на которую западные компании должны пойти ради того, чтобы получить определенную долю на российском рынке.

Генеральный директор DSM Group Сергей Шуляк в свою очередь отметил, что представление о низком качестве российских лекарств обусловлено стереотипами.

«В любом случае есть Росздравнадзор, и в случае выявления некачественных препаратов врач обязан об этом сообщить. У нас же обычно такие заявления строятся на неподтвержденных фактах. Мы говорим о некачественных препаратах, но почему-то никто не подает информацию в Росздравнадзор», — сказал аналитик.

Он также напомнил, что Россия далеко не единственная страна, защищающая свой рынок фармакологической промышленности. «Аналогичные меры по защите национальных производителей существуют в Казахстане. Там уже семь лет действуют такие ограничения», — сказал эксперт.