Как дамам позволили стать легкомысленными

Город
Фото: пресс-служба ВДНХ

На ВДНХ открылись сразу три новые выставки — про моду, про авиацию и про тех художников, что создавали облик ВДНХ в середине прошлого века. МОСЛЕНТА осмотрела экспозиции, что будут доступны все три зимних месяца, и поговорила с их кураторами.

Стенды с портретами людей, создававших монументальный стиль ВДНХ, — рядом таланты и службисты, честные ремесленники и визионеры. Вот тут — Александр Дейнека и Владимир Фаворский, чуть поодаль — Александр Герасимов и Дмитрий Налбандян. Работ уцелело не так уж много — с первых дней своего существования ВДНХ (изначально ВСХВ, потому что хвастаться собирались только сельским хозяйством) перестраивалась, переделывалась, что-то сносилось и передвигалось.

Поэтому значительная часть экспозиции — это эскизы, фрагменты, документальные воспоминания о работах, что были созданы. Почти из тысячи творцов, работавших здесь в середине века, куратор Дарья Макарова выбрала два десятка человек. «Потому что они — значимые фигуры своего времени. — Говорит она. — А еще потому, что многие из этих художников руководили целыми художественными бригадами. Они не только сами работали, но и осуществляли художественный контроль над выполнением заказов ВДНХ».

265129b187c045ebc61688eefacd52b8a55d66e0

Александр Дейнека

Фото: РИА Новости

Среди самых любопытных экспонатов — эскизы диорам, что делал для павильонов национальных республик Александр Лабас. Созданные художником пейзажи сменялись тогда под музыку перед свинарками и пастухами — выставка превращалась в театр. Анималисты упражнялись в изображении колхозных овец, герои труда получали монументальные бюсты, расцвело искусство майолики — нынче каждый посетитель «Центрального» обязательно старается сфотографироваться с большим барельефом Исидора Фрих-Хара, созданным для павильона «Азербайджан», где застенчивая девушка угощает только что слезшего с лошади красавца.

«Перед мастерами тогда стояла глобальная задача — создать парадный образ Страны Советов. Задача нынешней выставки — не восхваление СССР, но показ того монументального труда, что создали художники, скульпторы и архитекторы ВДНХ», — сказала на открытии генеральный директор ВДНХ Екатерина Проничева. Задача выполнена вполне — масштаб поражает воображение.

Меньшие экспозиции — как «История моды», куратором которой стала та же Дарья Макарова, — берут другим. В павильоне №59 («Зерно», а до того — «Московская, Рязанская и Тульская области») вполне локальная история — смена рисунков на ткани — говорит очень многое о жизни страны в первой половине ХХ века и о ее искусстве. От геометрических абстракций, что разрабатываются в самом начале века, — к тканям, заполненным изображениями ткацких же станков (чтобы и на досуге женщины не забывали о производстве?). И появление цветочного принта — как знак передышки после войны, как позволение дамам быть легкомысленными.

D9c437ac58a15eb2423930ddba286138353906a8

Лиля Брик

Фото: пресс-служба ВДНХ

Среди сокровищ «Истории моды» — женский платок, добытый куратором в неназванной частной коллекции: в центре этого платка — Владимир Ильич Ленин, а по углам (композиция в точности взята с иконы «Спас в силах») вместо евангелистов — Троцкий, Калинин, Маркс и Энгельс. Вот сохранил же кто-то, не испугался — в тридцатые за такой платочек запросто можно было отправиться к Марксу и Энгельсу.

Выставка эта предназначена не только взрослым дамам, способным оценить извивы моды, но и детям: для них устраиваются мастер-классы. По словам Дарьи Макаровой, на этих занятиях, организованных в сотрудничестве с московским Музеем дизайна, дети будут «разрисовывать формы Степановой и Родченко, пытаться по трафарету сделать свои интерпретации супрематических орнаментов и в игровой форме знакомиться с законами искусства».

Точно так же не только взрослым, но и детям предназначена выставка в павильоне №67 («Карелия») — «Авиация. Утро новой эры. 1910-1935», сделанная ВДНХ вместе с Политехническим музеем. Ее куратор Сергей Рыков, с детства влюбленный в технику и в московскую выставку (уроженец Якутска, он в юные годы нечасто мог попадать на ВДНХ, но в каждый приезд в столицу мчался в павильоны «Транспорт» и «Космос»), хочет, чтобы, выходя из зала, люди думали о первых российских пилотах: «Как же они на этом летали?!»

Eab06252094ffd230d8d2b531ee3231ea3f57499
Фото: пресс-служба ВДНХ

Рыков считает, что эта экспозиция «не только про самолеты, но про судьбы людей, про интересы, про мотивации и про фантазии. Конечно, и про железо тоже — про технику, про механизмы». Хрупкие конструкции, на которых смельчаки поднимались в небо, интереснейшие проекты (один нереализованный прямо напоминает американский «Стелс», появившийся полвека спустя), документы испытаний и катастроф.

И — судьбы людей. Стандартный расклад: изобрел — арестован — приговорен к смерти — отправлен в «шарашку». Кто-то через год освобожден с крупной денежной премией — значит, его изобретение полетело.

Своеобразным филиалом выставки стал ЯК-42, стоящий на ВДНХ: внутри убрали кресла и разместили экспозицию по истории конструкторского бюро Александра Яковлева. Среди созданных им самолетов — истребители, машины, приспособленные для создания радиоэлектронных помех, палубные штурмовики и труженики-«пассажиры» (некоторые, выпущенные в 1975 году, до сих пор летают на региональных маршрутах). Если вежливо попросить девушек-смотрительниц, можно посидеть в кресле пилота и представить, как даешь команду на взлет.

«Судьба Яковлева очень интересна, — говорит Сергей Рыков. — Он родился в 1906 году, то есть не принадлежит к первому поколению российских авиаторов. Он начал формироваться уже после революции, после того, как многие уехали, многие погибли во время Гражданской войны. Он — наш герой, и то, что самолет есть на территории ВДНХ — для нас это просто удача. У нас появилась возможность сфокусироваться на конкретном конструкторе и взять историю его профессиональной жизни».

Будущие летчики с азартом обсуждают, на какую высоту могла подняться та или иная машина. Их мамы вздрагивают, глядя на «комфортабельный салон» первого пассажирского рейса Харьков — Москва 1921 года: девять мест расположены среди такого количества железяк, что кажется, будто люди сидят внутри будильника, и хохочут, читая описание отправки первого рейса Москва — Кенигсберг в 1923 году: летят Сергей Есенин с Айседорой Дункан, уже после старта поэт кричит, что позабыл взять лимоны, его приятель бегом догоняет разгоняющийся самолет, Есенин открывает окно и забирает фрукты...

Анна Гордеева