285 лет московскому фонарю

Город
Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Пятого января Москва отмечает день уличного фонаря. В ноябре 1730 года сенат Российской империи издал указ об изготовлении стеклянных фонарей для освещения Москвы в зимнее время. И уже 5 января 1731 года (25 декабря 1730 года по старому стилю) в Москве были зажжены первые уличные фонари. МОСЛЕНТА попросила рассказать об истории уличного освещения города директора музея «Огни Москвы» Наталью Потапову.

Первые фонари

Вначале на улицах Москвы было установлено 520 фонарей, которые заправлялись конопляным маслом, использовавшимся тогда и в кулинарии. Задачей фонарщиков было заправлять их и зажигать с наступлением темноты. Когда стало ясно, что масло систематически подворовывают, в него стали добавлять скипидар, чтобы невозможно было употреблять его в пищу.

Вначале фонари зажигались с 1 сентября по 1 мая, 18 ночей в месяц, когда на небе не светила луна. К концу XVIII века освещение улиц улучшилось. В 1800 году общее число фонарей составило 6 559. Из них 4 614 были укреплены на столбах, остальные — прибиты к стенам домов.

В начале XIX века в фонари начали устанавливать отражатели, а их обслуживанием стали заниматься пожарные. Но затем, во время пожара Москвы 1812-го года, фонари на деревянных столбах сгорели, и после этого восстановление уличного освещения шло очень медленно.

Чтобы вновь появившиеся на московских улицах фонари светили ярче, в 1820-х их пробовали заправлять лампадным маслом, но быстро выяснилось, что городскому бюджету это обходится очень дорого. Тогда для этих целей начали использовать хлебный спирт, и в 1848 году в Москве и Петербурге начали проводить опыты по устройству спирто-скипидарного освещения. Чтобы спирт не воровали и не пили, в него начали добавлять скипидар, а все фонари стали закрывать на замки. В Москве уже разработали план замены масляных фонарей на спирто-скипидарные, но как раз в то время на мировых рынках появился керосин.

755af48d85a0cef36d0d3f466505ba71fe31ffc6

Вид Москвы из Космоса

Фото: nasa.gov

Керосин и вечерние прогулки

В результате в 1863 году, когда были объявлены торги на улучшение освещения в Москве, их выиграл француз Баталь, который предложил ввести керосиновое освещение. Его проект был признан лучшим, хотя заявки рассматривались самые разные, например, российские крестьяне представили проект фонаря, работавшего на сосновых шишках.

Керосиновые фонари давали силу света в 8-10 свечей, освещение в городе стало гораздо ярче, москвичи это заметили, стали чаще выходить на улицы и гулять по вечерам, и даже начали более модно одеваться для таких прогулок, потому что теперь уже можно было друг друга разглядеть в темноте. В дневниках все стали писать, что керосин светит как Солнце, а Москва благодаря новому освещению стала европейским городом.

Обслуживание фонарей изменилось: керосина хватало на несколько дней, поэтому фонарщики днем собирали лампы, которые на санках, тележках и даже на коромыслах относили в депо, заливали в них керосин и уже заправленными возвращали их на место. По вечерам для фонарщиков наступал самый суетный момент, так как за полчаса каждый должен был зажечь около 50 фонарей.

Московская городская дума постоянно, каждый месяц утверждала осветительный календарь, в котором для каждой ночи было прописано, с какого по какой час производить освещение. В XIX веке фонари горели всю ночь только вокруг тюрем, а по городу только часов до двух-трех. И их совсем не зажигали, если ночь по календарю была лунная. И даже если было пасмурно, тучи на небе, все равно освещение не производили.

Гиляровский писал, что в метель на улицах только изредка виднелись какие-то светлые пятна и только наткнувшись на деревянный столб, можно было удостовериться, что это уличный фонарь.

35c0b7f82bdae614e2e12eaad13426b3d627f8ce

Ильинские ворота Китайгородской стены, конец ХIХ века

Фото: ТАСС

Газовое освещение

В 1865 году, через два года после появления в Москве керосиновых фонарей, был подписан контракт с английской фирмой на устройство газового освещения. Эта компания построила в Москве газовый завод, проложила газопровод и установила три тысячи газовых уличных фонарей. Англичане объявили очень низкую цену за уличный фонарь, 14 рублей 50 копеек, и рассчитывали, что будет очень много частных потребителей и за счет этого они покроют расходы на уличное освещение. Но люди у нас во все времена были консервативными, москвичи боялись, что газ будет взрываться, что им можно отравиться. В большинстве своем люди тогда вообще не понимали, что такое газ, многие задавали вопрос, как может гореть воздух без фитиля, и в итоге желающих освещать газом свои дома и квартиры нашлось совсем немного. Сам контракт на газовое освещение был непродуманный, невыгодный. Он был подписан на очень большой срок, на 25 лет. Газ тогда получали из каменного угля, который в первое время завозили из Англии, что создавало дополнительные сложности. Поэтому, когда появилось электрическое освещение, газовым фонарям было сложно с ним конкурировать.

B074a6e67a929c9e197a756612ead11aad097fcf
Фото: Михаил Фомичев / РИА Новости

Электрическое освещение

В Москве первые электрические фонари были установлены в 1880 году, их было ровно 100, все они стояли в разных частях города и принадлежали частным владельцам: богатые люди освещали так свои рестораны и сады. Например, 24 электрических фонаря стояли в саду «Эрмитаж», и публика каждый вечер собиралась и аплодировала электричеству.

Сразу встал вопрос об электрическом освещении территории храма Христа Спасителя. Как раз в тот период завершалось строительство храма, которое растянулось очень надолго. В Московской городской думе обсуждалось, что храм нужно осветить только электрическими фонарями, так как считалось, что электрический свет — это дар божий, который снизошел на русского изобретателя Яблочкова, и для Бога нет ничего приятнее, чем труд человеческий.

Вот цитата того времени: «Один из гласных Думы отмечал, что устройство электрического освещения можно рассматривать как жертву Богу. Жертву Богу, которую город Москва в лице своих представителей принесет перед этим храмом. Если Бог есть высший разум, то для этого Бога ничего не может быть приятнее жертвы, приносимой ему от плода человеческого труда, разума и гения. Действительно, свет Яблочкова есть одно из великих украшений человеческого разума и его побед над материей, которая по преимуществу принадлежит нашему отечеству».

Вообще, электрическое освещение появилось раньше керосинового. Еще в 1802 году, когда на улицах горели масляные фонари, русский изобретатель Василий Владимирович Петров соорудил огромных размеров батарею и получил электрический разряд, электрическую дугу и предположил, что ее можно будет использовать для освещения темных покоев. В то же время и Эдисон сделал такое же изобретение. Поэтому в разных странах мира изобретатели и промышленники начинают пытаться приспособить электрическую дугу для освещения. Сначала эти лампы были совсем примитивными: два угольных стержня, между ними электрический разряд.

Например, в 1856 году, когда в Москве горели масловые спирто-скипидарные фонари, во время коронации императора Александра II, в Лефортовском дворце русский инженер Александр Ильич Поковский зажег десять «электрических солнц», десять ламп своей конструкции. Их нужно было зажечь много, потому что они быстро сгорали, не было электростанции, то есть нужно было еще решить проблему, как выработать электроэнергию. Существовали динамо-машины, локомобили, с помощью них вырабатывали какое-то количество электроэнергии и зажигали несколько лампочек.

Керосиновые фонари и лампы быстрее распространились, потому что керосин легко производить и он дешев. На демонстрацию первых ламп сначала ходили как в театр, «смотреть на электрический свет». А электрические лампы еще долго дорабатывались, усовершенствовались, параллельно разные изобретатели разрабатывали лампы накаливания. В нашей стране Александр Николаевич Ладыгин в 1874 году получил Ломоносовскую премию и патент на свое изобретение «Электрическая лампа накаливания».

Керосин до 1932-го

Первые электрические лампы накаливания, которые в 1880-х стали применять в Москве, были изобретением американца Томаса Эдисона. Его заслуга заключалась в том, что он начал промышленное производство ламп накаливания, построил фабрику, на которой наладил выпускать их в большом количестве, за счет чего они становились все дешевле и доступнее.

Именно лампы Эдисона горели в Кремле 15 мая 1883 года, в день коронации Александра III. Тремя годами позже первая московская улица была целиком освещена электричеством. Так как Тверская во все времена была главной улицей Москвы, все новые и самые лучшие фонари в первую очередь всегда устанавливали на ней. Поэтому 1 мая 1896 года началось электрическое освещение Тверской, на ней было установлено 99 боковых фонарей.

Если масляные и керосиновые фонари стояли на деревянных столбах, то газовые, электрические устанавливали уже на литых чугунных колоннах. Московские фонари в основном были довольно скромными и лаконичными по форме.

Газовые, керосиновые компании, ощутив конкуренцию с производителями электрических ламп, начали внедрять изобретения, которые значительно улучшили уровень уличного освещения. Появились калильные сетки, и фонари с простыми горелками стали менять на керосинокалильные, газокалильные. На горелку надевали колпачок из сетки, пропитанной в растворе солей тугоплавких металлов, который раскалялся и давал свет силой до тысячи свечей. Они были легки в обращении и очень эффективны: одного керосинокалильного фонаря хватало, чтобы осветить зимним вечером каток или сквер, его легко было установить и зажечь там, где невозможно протянуть электрический кабель. Поэтому такие фонари использовались в Москве очень долго — до 1932 года.

Лампочки Ильича и кремлевские звезды

Целиком на электрическое освещение Москва перешла только с 1932 года. В определенной степени электрификация столицы отмечает этапы политической жизни России начала XX века.

В 1907 году городские власти приняли проект по улучшению освещения в Москве, на улицах города должно было появиться большое количество электрических фонарей с лампами накаливания. Какую-то часть проекта выполнили, но началась Первая мировая война и все эти работы были прекращены. Во время революции многие фонарные столбы были спилены, их использовали для строительства баррикад. В трудные годы последовавшей гражданской войны москвичи уносили последнее: фонарные столбы использовали для отапливания помещений, чтобы хоть как-то согреться в холодном голодном городе. Поэтому в 1919 году во всей Москве не было освещения, город как будто вернулся в средневековье.

Еще не закончилась гражданская война, когда Ленин принял план электрификации всей страны. К проекту было привлечено 200 ведущих инженеров-энергетиков, на всей территории страны запланировали построить 30 электростанций. Знаменитая лампочка Ильича в первую очередь появилась в Москве, где рабочие окраины пытались освещать электричеством, несмотря на то, что пролетарии часто выкручивали лампочки из фонарей.

Первая фабрика по производству ламп накаливания в нашей стране была открыта еще в 1906 году, на Мясницкой улице. Детали часто закупали за границей, во время революции эти поставки прекратились. Лампочки Ильича, производство которых было налажено в России после революции, были уже с металлической нитью накаливания, которая еще не была свернута спиралью. Самые яркие были 25-ваттными, но в основном их делали 16-ваттными, то есть они были довольно маломощными.

Отечественная электроламповая промышленность стала быстро развиваться в 1930-е годы. В 1937 году Московский электроламповый завод разработал лампу накаливания для кремлевских рубиновых звезд мощностью 5 000 ватт и 3 700 ватт. В каждой звезде было установлено по одной такой лампе с рефлектоотражателями и вентиляторами, а также трехслойные стекла, обеспечивающие ровное распределение света.

В тот же период на Московском электроламповом заводе начали производить первые газоразрядные лампы, ртутные и натриевые лампы низкого давления. Однако у них была очень плохая цветопередача, поэтому, когда их попробовали ставить в фонари, москвичи и в первую очередь дамы, москвички стали жаловаться на такое освещение, и их снова заменили на лампы накаливания.

Светомаскировка

C первого дня Великой Отечественной войны в Москве была введена светомаскировка. К войне готовились, еще до нее была создана централизованная система управления наружным освещением, которая позволяла за одну секунду включить и выключить все фонари в городе одновременно. До этого на то, чтобы зажечь и погасить городское освещение, требовалось два часа: электромонтеры ходили и вручную включали, а затем выключали рубильники по всему городу. Новая система состояла из одного центрального пульта, который выдавал команду.

Военные из противовоздушной обороны следили, чтобы не было световых сигналов, провокаций. Кроме фонарей погасили все московские огни, замаскировали окна домов, фары у автомобилей, светофоры, город на четыре года погрузился в темноту. Даже когда началось контрнаступление и Москву уже почти не бомбили, светомаскировка все равно соблюдалась. Отменили ее 30 апреля 1945 года, то есть фонари у нас снова зажглись всего за девять дней до победы. Пока мужчины были на фронте, фонари и вообще уличное освещение Москвы реанимировали девушки 16-17 лет. Они ходили по городу с огромными лестницами, лампами и светильниками и постепенно восстанавливали освещение. Уже 30 апреля впервые за войну зажгли все фонари, а 9 мая уже был, конечно, устроен большой светлый праздник, сопровождавшийся грандиозным салютом.

Послевоенные годы

После войны в советские годы самая грандиозная иллюминация была организована на празднование 800-летия Москвы. Весь Кремль по контуру был освещен лампами накаливания. В 1960-е годы уже начинают думать, как сэкономить электроэнергию, опять возвращаются к газоразрядным лампам, пытаются внедрять ртутные лампы низкого давления — длинные люминесцентные, дающие белесый свет. Большие светильники с ними установили на улицах, но как только пришли морозы, они стали плохо гореть, изменилась цветопередача, и как их ни пытались адаптировать, подогревать светильники, улучшить ее не удалось. Поэтому с улиц такие светильники унесли в подземные переходы.

В 60-е годы, по легенде, Никита Хрущев, в очередной раз проезжая по московским улицам вечером, решил, что в городе слишком много света и это не экономно. Он приказал убрать часть фонарей, часть из них «пересаживали», увеличивая между ними расстояние, и через некоторое время город в вечернее и ночное время стал уже совсем мрачным. Так что период хрущевской оттепели был для Москвы темным.

Яркое уличное освещение восстановили уже в 70-е годы, когда появились натриевые лампы высокого давления, которые дают желто-оранжевый свет. Они считаются энергоэкономичными и до сих пор широко используются для освещения улиц. В наши дни для уличного освещения пробуют использовать светодиоды. Жизнь покажет, насколько эти эксперименты себя оправдают.

Наше время

Количество фонарей в Москве в наши дни приближается к 500 тысячам. Централизованная система управления городским освещением, введенная до войны, действует до сих пор. Массивные, большие пульты в 90-е годы заменили на компьютеры и с их помощью управляют сейчас освещением. В компьютерах заложена схема включения в зависимости от продолжительности дня, и при этом старший диспетчер следит по фотометру за уровнем естественной освещенности: когда на улицах она достигает 20 люкс, фонари включают, 10 люкс — выключают. На подстанциях установлены специальные контролеры, которые передают диспетчерам информацию о том, что происходит на улицах, какие и где нужно выполнять работы. А в принципе, усовершенствованная система управления городским освещением, заложенная в 40-м году, работает в Москве до сегодняшнего дня.