Как превратить Тверскую в Елисейские поля

Город
Йохан Уг
Фото: Артем Житенев / МОСЛЕНТА

Директор французской компании Blachere Illumination Йохан Уг, разработавший рождественское световое оформление Кузнецкого Моста, Столешникова и Камергерского переулков, рассказал МОСЛЕНТЕ, почему он решил украсить пешеходные зоны Москвы «кругами на воде» и «люстрами Лафайет» и как он делал подсветку Диснейлендов в Париже и Орландо.

— Вы впервые в Москве?

Я сюда приезжаю уже пять лет подряд, но впервые участвую в таком масштабном фестивале.

— Вы замечаете, что город и его освещение меняется? Как предновогодняя Москва выглядит на фоне европейских городов, которые вы тоже украшаете к Рождеству? Можете сравнить ее с Парижем, Веной, Амстердамом?

Да, конечно, перемены видны: в центре появились новые пешеходные зоны, многие улицы реконструировали, улучшилась подсветка фасадов зданий. А сравнивать Москву с европейскими городами особого смысла нет, у вас не тот масштаб. Москва — огромна, это мегаполис. Что такое Париж с населением в шесть с половиной миллионов человек против московских 13 миллионов? Я, например, наблюдаю, как в Париже медленно происходят перемены, крупный город трудно «раскачать»: пока примут решение, пока начнут его реализовывать, проходит много времени. На этом фоне меня, конечно, впечатляет, как быстро меняется Москва, которая в разы крупнее.

— Как вам предновогоднее освещение московских улиц? Если, как в школе, по пятибалльной системе?

На четверочку. Всегда есть, что улучшить, а в среднем уровень приличный, даже высокий. Все хорошо централизованно организовано, есть общая концепция. Я принимал участие в круглом столе, посвященном праздничному освещению Москвы, на котором присутствовали представители московского правительства, и это тоже хороший знак. Потому что чиновники часто смотрят на такие мероприятия свысока и только отдают распоряжения, а сами в процесс никак не включаются. У вас все не так.

— Что скажете о 17-метровом светящемся шаре на Манежной площади?

Мне понравилось. Я смотрю на это с технической точки зрения и, да, могу сказать, что впечатлен. Мы сами все больше и больше используем программируемую подсветку, это высокие технологии, и за ними — будущее праздничного освещения на ближайшие десять лет.

П
Перед нами поставили задачу — сделать оформление максимально разнообразным, чтобы провоцировать людей гулять по центру. Поэтому мы создали нечто вроде лоскутного одеяла, где все куски — разные

Мы сейчас активно работаем в этом направлении: большие стены, фасады и даже целые здания покрываем светодиодами, программируем многоцветные изображения, которые на них транслируются. У этого рынка большие перспективы.

— Кто в Blachere Illumination разрабатывал решения по световой декорации Кузнецкого Моста, Столешникова и Камергерского переулков? И почему вы предложили Москве именно эти темы: «круги на воде» и «люстры»?

Это мои работы. Когда делаешь праздничное оформление на улицах, есть, в принципе, два пути: ты либо отталкиваешься от архитектуры зданий, подчеркиваешь их особенности, обыгрываешь цвета фасадов, либо делаешь что-то отвлеченное, необычное, привносящее атмосферу праздника. На фестивале «Рождественский свет» перед нами поставили задачу сделать оформление улиц разнообразным, чтобы провоцировать людей гулять по центру. Когда за каждым углом, на каждой улице или в переулке ты видишь что-то новое, то становится любопытно, что там дальше, это вдохновляет на длинные прогулки.

86e41c2d4cc03e15269d1fac9a11c70605f7d033

Камергерский переулок, украшенный «Кругами на воде» в рамках фестиваля «Рождественский свет»

Фото: Артем Житенев / МОСЛЕНТА

Например, в Вене исходя из самой архитектуры и улиц центра световое оформление делается в едином стиле: классическом имперском. И это задает центру приятную, теплую, праздничную атмосферу. Но там под световую декорацию отдано шесть улиц, а в Москве под фестиваль «Рождественский свет» нам предоставили 38 улиц и переулков. К тому же не забывайте, они у вас такие длинные, что для меня по объему работы одна московская улица равняется шести венским.

Тему «круги на воде» я придумал давно и рад, что смог воплотить ее здесь. Мы старались создать иллюзию того, что, прогуливаясь по улице, ты как будто оказываешься под водой, на которой сверху расходятся круги.

Идея декорировать Столешников переулок огромными светящимися люстрами возникла оттого, что переулок прямой, недавно реконструированный, поэтому выглядит новым. И у меня появилась мысль добавить к атмосфере этого места ощущение старины, уюта. Так появились люстры, которые мы в Blachere Illumination назвали «Лафайет». Мы сделали визуализацию, послали организаторам, получили «ОК». Так все и сложилось. Да, и на Кузнецком Мосту мы выставили алюминиевые деревья в светодиодах. Сделали это, чтобы разнообразить место, задать ему непривычный, неожиданный вид.

— Если бы вам дали возможность декорировать светом любой объект в Москве, что бы вы выбрали? Кремлевские башни, сталинские высотки? Белый дом? Один из мостов?

Было бы интересно сделать Тверскую, но уж слишком она длинная, широкая и без деревьев.

— Неужели из нее никогда не получится при помощи новогоднего освещения сделать такую же узнаваемую визитку Москвы, какой для Парижа стали Елисейские поля, украшенные рождественской иллюминацией?

Начнем с того, что на Елисейских полях проезжая часть обсажена деревьями и к арке идет подъем. там перспектива интересная, а Тверская — плоская и деревьев на ней нет. Если бы я как архитектор решал задачу, что сделать, чтобы визуально улучшить Тверскую, я бы начал с расширения пешеходной зоны, высадил бы деревья вдоль домов, или поставил скульптуры. Убрал бы все провода. И уже после этого стал бы декорировать Тверскую при помощи освещения, тогда уже можно было бы добиться интересных эффектов .

060d1ef70e5bfe9441b1470ab2c088c5c43be6ee

Рождественское световое оформление Елисейских полей, 2015 год

Фото: Panoramic / Zuma Press / Global Look Press

А в целом, если выбирать, за какой объект я взялся бы в Москве, то, думаю, Красную площадь интересно было бы оформить, предложить неожиданный новый образ. Например, создать на ней огромный светящийся сад. Москвичи могли бы гулять там среди светящихся деревьев, это было бы непривычно и здорово.

— Неожиданно. Я-то, зная, что вы делали рождественское световое оформление Диснейленда в Париже и Орландо, думал, что вы назовете собор Василия Блаженного.

Это же храм, не хотелось бы оскорбить чьи-то религиозные чувства. Конечно, это очень интересный и сложный объект. И первое решение, которое приходит в голову: обыграть привычные цвета куполов, стен. В ночи за счет освещения им можно задать совершенно неожиданное новое цветовое решение.

— Вы же в Blachere Illumination трудитесь больше 20 лет, ваша компания работает в 150 странах, так что опыт у вас уникальный. Расскажите, какой самый интересный проект вам пришлось делать за все это время?

Да, я всегда с гордостью говорю, что это мое первое и единственное место работы: я пришел в компанию дизайнером по свету, когда мне было 20. Самый интересный проект — это, конечно, Диснейленд. В этой истории вообще было много и смешного, и трудного.

А
Арт-директор студии Диснея обмакнул кисточку в краску, несколькими быстрыми движениями сделал эскиз и говорит: «Ок, я хочу, чтобы вы сделали то же самое светом. Спасибо, до свидания», — собрался и ушел

Дело было так: в 2007 году мы получили заказ и сделали рождественскую подсветку парижского Диснейленда. И когда во Францию приехал управляющий главного Диснейленда, который находится в Орландо, во Флориде, и увидел нашу работу, то очень разозлился. Он вернулся в штаты, срочно собрал на совещание своих инженеров-осветителей и сказал: «Почему я еду в Париж и вижу, что там сделано то, чего я от вас добиваюсь много лет, а вы постоянно рассказываете, что это невозможно? Делайте что хотите, привлекайте французов, но чтобы на следующее Рождество и у нас в Орландо замок в Диснейленде сиял, как в Париже!»

700ec813b8cef39827af657f18ffdab3e9091fb5

Световые инсталляции в рамках Международного фестиваля «Рождественский свет» на Кузнецком Мосту

Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

На следующей же неделе нас вызывают на встречу в Америку, и осветители из Орландо говорят: «Приглашаем вас сделать рождественское освещение нашего Диснейленда, давайте подпишем договор». Вначале мы отказались: объект огромный, сроки сжатые, в США другие условия и стандарты работы, мы решили, что просто не сможем этого сделать. А они нам говорят: «Ребята, вы — осветители, и мы — осветители. Войдите в наше положение: нас тут всех уволят, если вы это не сделаете. Пожалуйста, возьмитесь за эту работу!» Деваться некуда, мы согласились, заключили партнерский договор.

Постановка задачи выглядела следующим образом. Пришел арт-директор студии Диснея, закрепил на стенде лист с изображением главного замка Диснейленда в Орландо, достал кисточку и спрашивает: «Ок, ребята, все собрались? Смотрите». Обмакнул кисточку в краску, несколькими быстрыми движениями сделал эскиз и говорит: «Ок, я хочу, чтобы вы сделали то же самое светом. Спасибо, до свидания», — собрался и ушел.

И мы справились, хотя требования были очень высокие. Например, от нас требовали, чтобы в дневное время все наши провода были незаметны на фасадах. И мы замучались сличать красители по лекалам и закрашивать нашу проводку во все цвета радуги, еще и сложных оттенков. Но в итоге и анимацию, и программирование, и монтаж светодиодов мы сделали так, что и заказчик, и мы сами остались довольны. Теперь рождественское освещение Диснейленда — одна из наших визитных карточек, да и саму историю вспомнить приятно.