«Московская школа стала богатой»

Дети
Школа №2098, построенная с использованием нанотехнологий
Фото: Агентство городских новостей «Москва»

Александр Гаврилов, заместитель руководителя столичного департамента образования рассказал МОСЛЕНТЕ, зачем объединились школы, сколько стоит один московский ученик, как родители могут управлять обучением и что ждет наших детей в следующем году.

— Какие главные изменения ожидают московских школьников в следующем году?

Можно сказать, что кардинальных изменений не будет. Модернизация системы образования в Москве началась около пяти лет назад. Некоторые результаты из этих преобразований мы видим уже сейчас, другие станут видны через несколько лет. Но уже можно сказать: московская школа стала другой.

Что представляла собой московская школа пять лет назад? Московское образование считалось хорошим: наши школьники побеждали на олимпиадах, успешно поступали в вузы. Но! Как правило, все эти высокие достижения были у ребят из 20-30 школ, которые носили статус «лицей» или «гимназия». Финансирование «статусных школ» было в два раза выше, чем обычных. И они занимались отбором детей, безжалостно оставляя за дверью тех, кого считали бесперспективными.

Задача родителей состояла в том, чтобы устроить ребенка в «хорошую» школу, и это считалось гарантией успешности. Это тянуло за собой и другие неприятные эффекты: «первоапрельские костры», когда родители ночевали у школы в ночь перед записью, ну а некоторые попадали в «статусную» школу, «договариваясь с администрацией».

Поэтому и была поставлена задача создать такую систему, при которой качественное образование в городе было бы доступным для всех.

7ddd92fbc4eda181f2361a9f24f252560c4f7d33

«Чем лучше работает учитель, тем лучше образование в школе, тем больше желающих прийти учиться в эту школу, а значит и финансирование будет больше»

Фото: Дудукин Николай / PhotoXPress.ru

— Разве это возможно за несколько лет переделать такую консервативную систему, и уж тем более менталитет наших родителей, для которых часто статус важнее реального образования?

Хорошие результаты ЕГЭ и олимпиад показывают, что качество образования московских школьников за эти несколько лет повысилось, но главное — теперь победителей дает не небольшое число школ, хорошее образование стало доступным всем.

Р
Раньше школы не были заинтересованы в каждом ребенке: Ваня шел в лицей, и на него государство выделяло одну сумму, а Петя — в обычную школу, поэтому его обучение стоило в два раза меньше

Важным шагом, который запустил механизмы изменений, стало введение нормативно-подушевого финансирования — в Москве пилотный проект был запущен в марте 2011 года. Раньше школы не были заинтересованы в каждом ребенке: Ваня шел в лицей, и на него государство выделяло одну сумму, а Петя — в обычную школу, поэтому его обучение стоило в два раза меньше.

Сейчас вне зависимости от того, в какую школу ходит ребенок, на него выделяется равная сумма, и деньги следуют за ребенком.

Очень важно, что это финансирование увеличено более чем в два раза. Например, сейчас норматив на каждого старшеклассника 123 тысячи рублей в год.

Школа теперь заинтересована в каждом ребенке, в ее интересах не отобрать детей, а работать с каждым. Кроме того, у коллектива школы появилась заинтересованность в результате своего труда.

Чем лучше работает учитель, тем лучше образование в школе, тем больше желающих прийти учиться в эту школу, а значит и финансирование будет больше.

Александр Гаврилов
заместитель руководителя департамента образования Москвы
О

Очень важно, что это финансирование увеличено более чем в два раза. Например, сейчас норматив на каждого старшеклассника 123 тысячи рублей в год

Второй механизм, который работает на результат, — это рейтинг. Московские школы занимают серьезное место в рейтинге 500 лучших школ России. А лучшие в московском рейтинге 170 школ получают гранты мэра Москвы. И это дополнительные серьезные финансовые средства.

В прошлом году почти 90 процентов родителей московских первоклассников выбрали школу в своем районе — это говорит о том, что качественное образование стало доступно рядом с домом, и больше нет необходимости возить детей через весь город ради хорошей школы. Почти половина первоклассников перешла из дошкольных групп, которые входят в одну большую школу, — это тоже говорит о доверии. Родителей-то обмануть нельзя, в плохую школу они детей не отдадут.

85b1ec715669a2b44c7d63c1bf03ffaa5edf659e

Выбор направления обучения теперь происходит не между несколькими школами, а внутри одной большой

Фото: Максим Шеметов / Reuters

— Процесс объединения образовательных учреждений, как говорят, практически завершился. Было много споров, страхов, что исчезнут уникальные школы и детские сады: для детей с особенными потребностями и способностями, например. Можно ли сегодня подвести какие-то итоги? 

Объединение шло снизу, по инициативе коллективов, не было никакого плана всех собрать в большие комплексы. Но в создавшихся условиях повышения качества образования и роста числа желающих его получить, многим школам стало тесно, им не стало хватать собственных площадей, а рядом стояли полупустые, не востребованные ни родителями, ни учениками образовательные учреждения.

При этом бюджет большой школы складывается из бюджета всех школ и детских садов, которые вошли в комплекс. И распоряжается им сама школа.

В таком объединении есть очевидные плюсы: ну, например, в одном микрорайоне была физико-математическая школа, английская, обычная, но с бассейном, обычный и логопедический детские сады. Теперь они все стали одной большой школой, ресурсная база у них тоже стала общая — теперь все могут пользоваться бассейном, и логопед может заниматься с большим числом детей.

Выбор теперь происходит не между разными школами, а внутри одной большой, где есть разные профили: например, ребенок в пятом классе решил стать лингвистом, а в седьмом решил, что его призвание медицина. Сейчас ему не надо менять школу, все есть в своей.

У большой школы есть возможность много параллелей открыть: гуманитарный, математический, экономический, кадетский, медицинский или химический классы, учитывая все интересы и предпочтения.

Александр Гаврилов
заместитель руководителя департамента образования Москвы
С

Сегодня из желающих пойти работать в школу стоит очередь, среди учителей появилась конкуренция. Зарплата московского преподавателя — 70 тысяч рублей в месяц

Количество учителей тоже увеличилось. Был один физик в школе, а теперь их пять — практически целая кафедра физики. И для профессионального роста учителей, и для повышения качества образования это очень важно.

— Но не произошло ли усреднения? Раньше в этой физико-математической, например, школе учились 25 вундеркиндов, был уникальный коллектив учителей-физиков, а в школе рядом физичка отрабатывала свои часы. Каким образом они будут работать вместе?

Понимаете, школа стала заинтересована в общем результате — а это сумма усилий всего педагогического коллектива. Поэтому она не будет терпеть неуспешных педагогов, которые формально «отрабатывают часы».

Сегодня из желающих пойти работать в школу стоит очередь, среди учителей появилась конкуренция. Зарплата московского преподавателя — 70 тысяч рублей в месяц. Школа стала богатой, и она может себе позволить купить любого специалиста, в том числе из вуза.

Школа стала хозяином, она сама распоряжается бюджетом в рамках закона. И ей никто не указывает, на что тратить деньги: она может нанять любого преподавателя.

439650ba9869a0edc12e1d1b997e1804065676eb

Судя по результатам ЕГЭ, хорошее образование перестало быть уделом нескольких элитных школ и стало действительно доступно всем

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

— Иногда учителя жалуются на излишнюю бюрократизацию труда. 

Департамент образования не запрашивает у учителей никакой отчетности, все бумажки, которые они заполняют — это бюрократическая самодеятельность школы. Зачастую страхи избыточны.

На сайте департамента на главной странице была одно время вывешена «книга жалоб» для учителей на избыточную отчетность — жалоб было единицы. При этом всю необходимую для управления информацию о школе департамент получает из информационных систем, в которых она агрегируется автоматически.

— Сегодня у родителей появилось много возможностей участвовать в жизни школы и даже в учебном процессе. Несколько раз в год мы принимаем участие в каких-то голосованиях. Но на практике это демократия превращается зачастую в ругань, когда побеждает самый громкий.

Школа — это только отражение общества. А то, что нашему обществу всему нужно учиться совместному управлению и принятию общих решений, это точно. Управляющий совет школы — институт очень молодой.  

В управляющий совет школы, у которого сегодня достаточно полномочий, наравне с представителями из коллектива администрации избираются и представители от родительской общественности. Через них проходят многие важные решения: например, то, какие в школе сроки каникул. Многие предложения администрации согласовываются с управляющим советом.

Н
Но надо понимать, что всю власть советам невозможно отдать: как и прежде, всю ответственность за жизнь ребенка, всю финансовую ответственность несет директор школы

Но надо понимать, что всю власть советам невозможно отдать: как и прежде, всю ответственность за жизнь ребенка, всю финансовую ответственность несет директор школы.

Точно можно сказать — система образования стала открытой. Большинство решений в системе принимаются и обсуждаются в открытом режиме на селекторах и совещаниях, которые транслируются в открытом доступе в сети интернет. Онлайн родительские собрания, аттестация директоров — все это и многое другое можно увидеть на сайте департамента образования в разделе «Открытый департамент». Еще одним каналом информации о системе образования города для жителей стал «Московский образовательный канал», который начал свою работу с сентября этого года.