Постник «Барма» и Василий Блаженный

Город
Изображение: РИА Новости

Большинство людей знают этот собор не по официальному названию — Покровский собор, а по имени похороненного в нем Василия Блаженного. Этот храм стал символом Руси, олицетворением ее духа, хотя его нельзя назвать типичным и традиционным. И до сих пор остается загадкой, кто же построил это удивительное сооружение.

Его облик знают все более или менее образованные жители планеты, даже те, кто никогда не бывал в России. Успенский или Архангельский соборы могут не признать, Большой театр спутать с Пушкинским музеем, а Василия Блаженного — определят сразу. Это всемирно признанный символ нашей страны, как Эйфелева башня — символ Франции, Парфенон — Греции, Колизей — Италии, а статуя Свободы — Америки. Точное название самого Покровского собора могут не знать, но слова Москва и Россия, глядя на него, произнесут непременно. Как и название Красной площади, которая именно благодаря стоящему на ней храму получила негласный статус главной в стране.

К
Кому же нарушать царские указы, как не самому самодержцу!

Храм Покрова Богородицы, что на Рву, а именно так официально величается этот собор, был построен примерно на полвека позже знаменитых кремлевских соборов — Успенского, Архангельского и Благовещенского. Причина создания была вполне значительная — взятие Казани и присоединение Поволжья к Московскому государству. Это было событие огромного значения. Во-первых, захват Поволжья очень существенно увеличил территорию страны и вывел Россию в ранг крупнейших стран Европы, одновременно открывая путь на восток. А во-вторых, взятие Казани было важнейшим символическим актом: триста лет наши предки возили туда дань, а теперь Казань сама стала подданной Русского царя! Согласитесь, событие такого масштаба должно было найти монументальное отражение, а поскольку иные формы триумфов (ворота, памятники и прочее) тогда были не приняты, решили возвести храм. В официальном названии собора есть слово «обетный» — дело в том, что Иван IV еще до волжского похода пообещал отблагодарить всевышнего строительством большого храма (то есть дал обет) и слово сдержал.

39afb43227f794b61cf14c8fcf78a0f202ed785f

План Кремля, гравюра Килиана, 1610 год

Изображение: Владислав Осипов / Фотобанк Лори

Почему было решено строить не в Кремле, а за его стенами? Свободного места в Кремле было не так много, а новых больших соборов — в достатке. Храм не задумывался как главный или кафедральный, посему вполне мог быть несколько отдален от центра. К тому же появилась возможность возвести его на очень удобном месте — большой торговой площади за «алевизовым» рвом, между Ильинкой и Варваркой. Раньше здесь строить было запрещено по соображениям фортификации — перед кремлевскими стенами должно было оставаться свободное простреливаемое пространство. Но в 1538 году было закончено строительство мощной Китайгородской стены, так что восточная часть укреплений Кремля (теперь дополнительно прикрытая Китай-городом) свою оборонительную функцию несколько утратила, и решено было запретом пренебречь. В конце концов, кому же нарушать царские указы, как не самому самодержцу!

По традиции принято считать, что храм сначала был деревянным. По одной из версий, изначально были возведены несколько деревянных церквей, а потом на их месте был построен один каменный собор. С реальностью эти «легенды» согласуются довольно слабо и имеют лишь косвенные подтверждения, даже намеки.

Главная загадка собора — это вопрос авторства: мы точно не знаем, кто же построил это чудо. Причем, дело даже не в имени мастера или мастеров (хотя это тоже важно), а в воссоздании их творческого пути и биографии.

Раз зодчему доверили строительство такого значимого объекта на Красной площади, значит он был хорошо известен. Но тогда должны быть свидетельства о его ранних постройках, сделавших его знаменитым. Ничего подобного мы не наблюдаем, хотя очевидно, что над Покровским собором работал опытный, зрелый мастер. Естественен и второй вопрос: а куда пропал этот удивительный мастер (или мастера) после строительства Покровского храма? Что он строил потом? Точного ответа тоже нет. Видимо, это загадочное обстоятельство и породило огромное количество поздних легенд, самая известная из которых гласит, что грозный царь ослепил мастеров, чтобы они не могли создать ничего равновеликого. Но это, конечно, лишь легенда: Иван IV, несомненно, тот еще был «душегубец», но все же, не до такой степени…

Итак, во всем, что связано с Покровским собором, легенд гораздо больше, чем точных данных. Главная причина — отсутствие современных ему письменных источников, которые или не существовали, или погибли. Виной тому и регулярные пожары, и сложные отношения Ивана с церковью (а летописание по большей части велось в монастырях), и «опричнина», когда царский двор с канцелярией выехал из Кремля, и последующие неурядицы Смутного времени. В некотором смысле можно говорить, что строительство Покровского собора стало символом наивысшего подъема Московской Руси, он как бы увенчал вековой цикл создания государства и ранний этап правления Ивана IV. Может быть, этим и объясняется неподражаемое величие храма: он был построен как бы на пике, за которым последовал спад, а потом и смещение культурных акцентов. Понятно, что в период внутренних распрей и Смуты было не до большого строительства.

4a4170b36d46c048b223403c2882d2213ed65b44

Строительство собора. Миниатюра Лицевого летописного свода

Изображение: ru.wikipedia.org

Современных строительству письменных данных у нас почти нет. Ни в том, что касается точных указаний о связанных со строительством распоряжениях царя, ни в отношении авторства собора. Есть лишь косвенные упоминания в текстах, прямого отношения к собору не имеющих. Например, в «Сказании о перенесении чудотворного образа Николая чудотворца» или в тексте «Русского Летописца от начала Русской земли до восшествия на престол царя Алексея Михайловича». Памятники эти довольно поздние, не ранее XVII века. В первом есть такая фраза: царь (Иван IV) после взятия города Казани «вскоре поставиша церкви древяны, седмь престолов, иже быти окрест осмаго болшаго престола, церкви каменный, близ мосту Фроловских ворот надо рвом. И потом дарова ему бог дву мастеров руских, по реклу Постника и Барму, и быша премудрии и удобни таковому чюдному делу».

Писано это минимум на сто лет позже строительства собора и основано, видимо, на народном предании. У исследователей вызвало удивление, что первый из зодчих (Постник) назван именем, второй (Барма) — прозвищем. Кстати, «по реклу» в традиции того времени и значит «по прозвищу», а не по имени. Значение и возможное происхождение прозвища «Барма» специалисты толкуют неоднозначно. Оно может быть связано с названием части торжественного одеяния царей и высшего духовенства, спускавшегося от головного убора на плечи. Подобные бармы обычно были богато украшены, так что прозвище могло свидетельствовать о художественных способностях его обладателя. Другой вариант связан с устаревшей языковой характеристикой непонятной, невнятной речи. До наших дней сохранилось схожие слова бормотать или обормот. Можно предположить, что у носителя прозвища были дефекты дикции или особенная манера говорить, скажем, какой-то диалект.

Но вернемся к источникам. У автора второй упомянутой выше летописи мы находим удивительнее утверждение: «Того же году (7068–1560) повелением царя и государя и великого князя Ивана, зачата делати церковь обетная еже обещался в взятие Казанское Троицу и Покров и семь приделов еже именуется на рву, а мастер был Барма с товарищи».

Заметьте, Постником уже и не пахнет…

А еще, до нас дошел подлинный царский указ от 15 декабря 1555 года, направленный в Новгород к дьякам Федору Еремееву и Казарину Дубровскому, в котором государь повелевал «псковскому диаку Шершню Билибину, да старостам псковским Богдану Ковырину, да Семену Мизинову, да с ними церковному и городовому мастеру Постнику Яковлеву да каменщиком псковским Ивашку Ширяю с товарыщы, к весне, в Казани новой город Казань камен делати, выбрати двесте человек псковских каменщиков, стенщиков да ломцов, сколько будет человек пригоже».

2cc31681727fd988a210d86b85b7226c5284b9ef

План второго этажа Покровского собора

Изображение: ru.wikipedia.org

Здесь «всплывает» Постник Яковлев, но нет Бармы. Но ведь речь может идти об одном человеке — Постнике по прозвищу «Барма». Тогда чередование в упоминаниях его имени и прозвища можно допустить. Есть здесь и четкое указание на псковское происхождение мастера и его работу в Казани. Это может быть ответом на многие вопросы.

Последнее документальное свидетельство относится к 1633 году. Это запись в рукописи Судебника 1550 года, которая говорит о том, где хранился сей документ у «стряпчего и слуги московские службы Дружины Тарутьева сына Постникова, по реклу Бармы». То есть, Дружина был сыном Тарутия и, очевидно, внуком Постника, по прозвищу (реклу) «Барма». И по времени все вроде бы совпадает. Еще одно подтверждение того, что Постник и Барма это, соответственно, имя и прозвище одного человека. На сегодня, эта версия считается самой вероятной. Как и то, что после работы в Москве Постник Яковлев по прозвищу Барма был командирован в Казань, где возводил крепость и соборы. Точных данных нет, но по художественному почерку историки архитектуры склонны считать его работами Благовещенский сбор и Спасскую церковь казанского кремля, а также Успенский и Никольский храмы в Свияжске. Это город, заложенный Иваном IV как форпост для взятия Казани.

О
Он обличал воров и казнокрадов, делился скудным подаянием со страждущими, исцелял тела и души людей. Говорят, его боялся сам Иван Грозный

Но вернемся к Покровскому собору. По начальному замыслу, он должен был включать несколько (вроде бы, восемь) приделов, каждый из которых символизировал важнейшие события казанской баталии и благодарил святого покровителя конкретного дня. В день поминовения Александра Свирского и Трех Патриархов Константинопольских (12 сентября по новому стилю) была одержана победа над войском царевича Епанчи, спешившего из Крыма на помощь татарам. В день Григория, просветителя Великой Армении, (13 октября по новому стилю) произошел взрыв Арской башни. Ну а в день Киприана и Иустины (15 октября по новому стилю) начался последний штурм Казани. Еще три придела по аналогичным причинам посвящены Николаю Великорецкому, Варлааму Хутынскому и празднику Входа Господня в Иерусалим. Центральный же престол назван в честь Покрова Богородицы, ибо в ее день — 14 октября был главный штурм Казани.

Зодчий (с некоторой долей условности, все же будем именовать его Постником Бармой, сыном Якова) решил объединить все пределы в одном здании, сохранив относительную независимость каждой церкви. Так получилась эта удивительная форма — один центральный купол, четыре купола поменьше по сторонам света и еще четыре по диагонали. Могло получиться нагромождение и хаос, но благодаря изумительным пропорциям вышел настоящий шедевр. Храм получился изящный, легкий, в то же время замысловатый и сложный. Он несет явные черты деревянного зодчества, перекликаясь с мотивами резных церквей русского севера. Если все соборы Кремля крестово-купольные, то Покровский храм создан в новом шатровом стиле. Нам известны лишь два более ранних подобных каменных сооружения (в Коломенском и Александровой слободе), но они не сопоставимы по масштабу с Покровским собором. Этот новый стиль станет определяющим на долгие годы, но создать что-то более величественное, нежели Покровский собор, не удастся. Он так и остался эталоном шатрового зодчества.

Собор построен из кирпича, что позволило богато декорировать фасады, барабаны и даже купола. Изначально, он был двуцветным красно-белым, современная яркая окраска появилась позже, в конце XVII (по другой версии, в XVIII веке, при Екатерине) века, когда храм ремонтировали после пожара. Тогда же галереи, или «гульбище», были перекрыты и застеклены, появилось крыльцо, а колокольня была соединена с основным зданием.

За годы жизни собор несколько раз достраивался, посему в нем сейчас не изначальные девять, а одиннадцать куполов. Первая «модернизация» относится к 1588 году и связана с именем Василия Блаженного.

Василий Блаженный — фигура подлинная и удивительная. В шестнадцать лет бывший подмастерьем у сапожника юноша обрел прозрение и дал обет юродства. Он отказался от всех материальных радостей жизни — постоянно соблюдал пост, ходил в лохмотьях и босиком, спал на паперти. При этом он был чрезвычайно популярен в народе. Ему приписывают множество чудес и поступков, которые можно назвать нравственным подвигом. Он обличал воров и казнокрадов, делился скудным подаянием со страждущими, исцелял тела и души людей. Что в этих рассказах правда, а что вымысел — сказать сложно, но фигура явно была незаурядная. Говорят, его боялся сам Иван Грозный. Во всяком случае, после смерти Василия, царь лично нес его гроб вместе с боярами, а отпевал юродивого сам митрополит Макарий. Считается, что на могиле Василия стали происходить чудеса.

В 1588 году Василий был канонизирован как блаженный, и тогда же его перезахоронили в Покровском соборе, для чего по приказу царя Федора Иоановича, был построен специальный придел. С тех пор храм в народе именуют в честь Василия Блаженного.

Спустя сто лет в соборе захоронили еще одного блаженного — Иоанна и в память о нем тоже возвели придел. Но такой известности, как Василий, он не обрел.

Это удивительно, но в памяти народной Покровский сбор чаще ассоциируется с Иваном Грозным и Василием Блаженным, а не с его создателем Постником «Бармой», сыном Яковлевым. Долгие годы о нем вообще ничего не было известно. Первые данные о зодчем появились благодаря изысканиям священника Ивана Кузнецова, которые он опубликовал в 1896 году. Его сведениями воспользовался известный историк и москвовед Забелин, правда, он считал, что Барма и Постник это разные люди. Без всякой критики эта версия и царила до недавнего времени, кочуя по туристическим буклетам и школьным учебникам. Сейчас большинство ученых от нее отказалось. Но последнее слово в истории строительства собора и в описании трудов его гениального создателя еще не сказано, и архивы ждут исследователей наследия знатного «церковного и городового мастера» Посника «Бармы» Яковлева сына, подарившего нам истинное чудо — Собор Покрова, что на Рву.