Как спасти маленьких нищих

Город
Фото: Алексей Даничев / РИА Новости

Количество попрошаек в Москве в ближайшие годы может существенно сократиться благодаря введению уголовной ответственности за вовлечение в попрошайничество. Столичные парламентарии поддержали предложения ГУ МВД России по Москве о внесении соответствующих изменений в УК РФ, а также в КоАП России. МОСЛЕНТА выяснила, как живут попрошайки в Москве и как уберечь детей от этого криминального бизнеса.

По словам депутата Мосгордумы Александра Семенникова, проблема попрошайничества в столице не новая, более того, в последние годы наблюдается некоторое улучшение ситуации. «Однако, несмотря на утверждения волонтеров и многочисленные статьи в СМИ о том, что попрошайничество в столице — это целый бизнес, за которым стоит настоящий криминал, за все эти годы ни одного уголовного дела заведено не было. А значит, бизнес процветает, вовлекая в свои сети все больше детей, инвалидов и другие незащищенные слои граждан», — рассказал он МОСЛЕНТЕ. По его словам, в настоящее время попрошайничество по сути не наказуемо. «В Москве попрошайничество является правонарушением, только если человек нарушает общественный порядок, например, хватает прохожих за руку, кричит или оскорбляет их, но таких случаев почти нет. Обычно люди тихо стоят и просят милостыню. Кроме того, попрошайничество запрещено в столичной подземке. Но полиция как федеральный орган применяет только федеральные законы, поэтому у них в отношении попрошаек по сути связаны руки», — пояснил депутат.

B0149bab84d2f5f13936947f0c54fded6c06880a

Сейчас нищих можно привлечь к ответственности, если они нарушают порядок — кричат, пристают к прохожим или оскорбляют их

Фото: PhotoXPress.ru

Он рассказал, что попрошайками сегодня в столице занимаются только волонтеры и департамент труда и социальной защиты. «По их данным, на улицах Москвы одновременно находится обычно до двух тысяч попрошаек. В течение прошлого года в социальные гостиницы были доставлены около тысячи таких людей. Там они проводят какое-то время, отдыхают, но потом возвращаются на улицы, как правило», — добавил Семенников.

В связи с этим депутат убежден, что пришло время наделить полицию полномочиями работать с организаторами попрошайничества на улицах. «Необходимо ввести состав преступления в УК РФ, тогда полиция сможет проводить все оперативные действия: вести наблюдение за передачей денег, внедрять своих сотрудников», — уверен он.

Предложенные полицией поправки в УК РФ и Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) РФ подразумевают введение наказания за попрошайничество в виде штрафа в размере от одной до пяти тысяч рублей либо административного ареста на срок до 15 суток. Вместе с тем, за «организацию занятия попрошайничеством» виновных предлагается штрафовать на сумму от 100 тысяч до 500 тысяч рублей либо лишать свободы на срок до двух лет. Если организаторы подобного бизнеса используют свое служебное положение, действуют в группе, угрожают подельникам насилием или используют инвалидов, несовершеннолетних или граждан старше 55-60 лет, то им должен грозить срок до шести лет лишения свободы. Как заявил на заседании Мосгордумы замглавы правового управления столичной полиции Владимир Шульцев, «ничего нового для попрошаек в МВД не придумывали, а лишь скопировали структуру правонарушений из статью 241 УК РФ («Организация занятий проституцией»)».

Кроме того, полицейские предложили определить список мест, где попрошайкам разрешат просить милостыню. Как заявила в среду m24.ru председатель комиссии по безопасности Мосгордумы Инна Святенко, попрошайки смогут остаться только на территориях религиозных учреждений — храмов и мечетей. «В рамках борьбы с попрошайничеством важны четкие географические ограничения. Например, если это происходит на территории храмов, то подпадает под исторически сложившуюся традицию, связанную с религиозными обрядами и воспитанием. Это должно разрешаться», — пояснила Святенко, добавив, что традиция подавать милостыню во время крупных праздников существует также у мусульман.

Как рассказал МОСЛЕНТЕ участковый одного из районов Москвы, в настоящее время попрошайки остаются проблемой вокзалов и метро. «На улицах, в подъездах или дворах они почти не встречаются. Обычно если мы видим такого человека, мы его задерживаем и доставляем в отделение, где устанавливается его личность. Дальше полиция направляет информацию в управу, и те уже могут попрошаек штрафовать... Рублей на 200», — пояснил он.

Участковый отметил, что попрошайки действительно часто работают на бандитов, хотя встречаются и те, кто вышел на улицу по нужде. Кроме того, побираются еще и наркоманы.

Я
Я никогда не даю деньги. Лучше не давать. Вдруг они собирают на ИГИЛ

«Я никогда не даю деньги. Лучше не давать. Вдруг они собирают на ИГИЛ», — отметил он. Кроме того, по его мнению, необходимо работать не над системой наказания для попрошаек, а над их реабилитацией. «Попрошайки, как и бомжи, — это уже психология, образ жизни. С такими людьми надо работать», — считает участковый.

724c3d6557d1f224269ffa588849202bb50f3ec8

Попрошайки действительно часто работают на бандитов, хотя встречаются и те, кто вышел на улицу из-за нужды

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Согласилась с ним и председатель Национального родительского комитета, эксперт Общественно палаты РФ Ирина Волынец, которая заявила МОСЛЕНТЕ, что наибольшее беспокойство вызывает влияние такого образа жизни на детей, вовлеченных в этот криминальный бизнес. «Во-первых, дети-попрошайки не могут получать нормальное образование, а во- вторых, у них деформируется картина мира, они привыкают, что деньги можно получить нетрудовым путем», — отметила она. По ее данным, в основном просить милостыню на улицы выходят дети из неблагополучных семей, поэтому она обратила особое внимание на необходимость введения ответственности для их родителей, которые, очевидно, не справляются со своими родительскими обязанностями. «Это должно караться самым жестким образом», — уверена Волынец.

Координатор общественного движения «Дети-рабы в руках попрошаек» Павел Прошкин рассказал МОСЛЕНТЕ, как живут дети-попрошайки на улицах и как устроен этот бизнес в Москве. «Дети, используемые в целях попрошайничества, находятся в категорически неприемлемых условиях на улице. Груднички и малолетние дети нередко больны, такие случаи нами зафиксированы, но их дальнейшая судьба неопределенна и не отслеживается. Более взрослые дети, в возрасте от четырех-пяти лет и старше, активно вовлекаются в попрошайничество, например, ходят со стаканчиком для сбора денег. Эти дети не посещают ни детских садов, ни учебных заведений, не наблюдаются у врачей. По сути, этот теневой бизнес растит плеяду новых преступников», — рассказал он.

730115e22b7ea3ebf645cb33cc8932cbd7a25a1d

Дети-попрошайки не посещают ни детских садов, ни учебных заведений, не наблюдаются у врачей

Фото: Андрей Рудаков / РИА Новости

Волонтер пояснил, что сегодня даже полиции не удается по сути защищать таких детей. «Установить, является ли грудничок ребенком той женщины, которая держит его на руках в переходе, невозможно. Тест ДНК можно провести только по решению суда либо с согласия родителей. Часто такие женщины не могут толком назвать имя или возраст ребенка или достают несколько разных свидетельств о рождении, что говорит о том, что ребенок не их, но доказать это очень сложно», — рассказал Прошкин. Более того, полиция даже не может толком задержать женщину с ребенком, поскольку в ответ могут поступить ряд обвинений из прокуратуры, связанных с нарушением прав ребенка. «Поэтому в основном полицейские даже не связываются с ними. Для них это пустая трата времени: пока доставят в отделение, пока установят личность, доставят в инспекцию по делам несовершеннолетних, потом проведут беседу — и все — женщина опять возвращается в переход», — пояснил он. Кроме того, когда такой женщине выписывают штраф, то если она прописана, скажем, в Астрахани, то этот штраф даже и оплачен никогда не будет, отметил волонтер.

Ч
Часто такие женщины не могут толком назвать имя или возраст ребенка, они достают несколько разных свидетельств о рождении, что говорит о том, что ребенок не их, но доказать это очень сложно

Он убежден, что абсолютное большинство попрошаек работают на криминальные шайки. «В результате рейдов, которые мы проводили в прошлом году у храма Святой Матроны, совместно с обществом Офицеры России и полицией, мы смогли убрать оттуда около 30 женщин с детьми, просящих милостыню. При этом мы обнаружили, что их, совершенно очевидно, охраняют некие люди, — рассказал Прошкин. — Кроме того, мы очень часто участвуем в задержании таких женщин полицией. В отделении мы всегда предлагаем им помощь — одежду, жилье, социальные центры, даже трудоустройство. Они всегда отказываются. Понятно, что если бы они действительно нуждались, они бы эту помощь принимали». Вместе с тем, по его словам, эти люди живут по сути в рабстве, работая за еду и жилье. «В среднем женщина с ребенком на улице ежедневно зарабатывает от 1 500 до 5 000 рублей, но судя по их одежде и состоянию здоровья — очень многие, очевидно, голодные, особенно дети — из этих денег они получают какие-то крохи или вообще ничего», — сказал он.

55ce53fe5fc7fa5f93ec06b3ddc61f036ca9fc68

Московские нищие по сути живут в рабстве, работая за еду и жилье

Фото: Василий Федосенко / Reuters

Волонтер убежден, что ужесточение наказания для организаторов попрошайнического бизнеса не принесет быстрых результатов. «Полиция будет каждого организатора искать по пять лет. Здесь надо начинать с улиц и достаточно изменить лишь одно слово в УК РФ. Так, 151-я статья Уголовного кодекса гласит о вовлечении детей в попрошайничество. Слово вовлечение необходимо заменить на слово использование, и мы быстро закроем проблему попрошаек навсегда», — уверен Прошкин. Он пояснил, что сейчас вовлечение очень сложно доказать. «Для этого, например, нужно, чтобы о факте вовлечения свидетельствовал сам ребенок. Но по факту дети не дают показания против родственников, особенно если они напуганы. Более того, категория детей до осознанного возраста, то есть дети до четырех лет, выходят за рамки этого закона, поскольку они не способны что-либо осознавать в принципе. Если бы закон наказывал за использование детей в целях попрошайничества, проблема была бы решена после нескольких уголовных дел, когда за это правонарушение посадили бы на пять лет несколько таких “матерей”», — резюмировал он.