«Это было, как рок-концерт»

Умберто Эко
Фото: Luca Bruno / AP

В пятницу, 19 февраля, на 85-м году жизни в Милане умер итальянский философ, писатель и историк-медиевист Умберто Эко. В 1998 году известный тогда уже на весь мир Эко приехал с лекцией «Автор и интерпретация» в Российский государственный гуманитарный университет (РГГУ) в Москве. МОСЛЕНТА нашла тех, кому посчастливилось побывать на лекции великого философа, и собрала их впечатления.

Ee4b0cf52278df68f562e11340d43e30bf4badcf

Умберто Эко

Фото: Christian Kruppa / face to face / Globallookpress.com

Роман Волобуев, журналист и сценарист

В 1998 году Эко читал в РГГУ лекцию, и маленького меня вдвоём с Лёшей Муниповым [директор по спецпроектам просветительского проекта «Арзамас» Алексей Мунипов] отправили брать у него интервью для «Известий». К нему скопилась огромная очередь. Я саму лекцию не помню, потому что она была как рок-концерт такой, — была куча народу — все смотрели на него, открыв рты. Он был приятный, смешной, шутил.

Э
Это было, как если бы Пол Маккартни приехал, — люди на люстрах висели...

Там были все, мне кажется. На эту лекцию пошли, как на концерт Rolling Stones. В основном были студенты РГГУ, но она была открытая. Никого на самом деле не интересовало, что он говорил, потому что он был звездой, и все на него просто смотрели.

Во время интервью он сидел в какой-то крохотной комнатке, куда к нему все лезли с диктофонами. Я даже не помню по-английски мы говорили или по-итальянски, но, кажется, что все же по-английски. Чуть ли не сама Костюкович [российско-итальянский писатель и переводчик Елена Костюкович] была там.

Мы пытались поговорить с ним про возвращение в Средневековье, это такая важная для него тема, а он сказал что-то типа: «Ребят, поставьте мне бутылку водки, и я вам проведу параллели между любыми эпохами».

0e431434e36fa5849482967197a08fee2aa7d3a6

Умберто Эко

Фото: Andrea Comas / Reuters

Алексей Мунипов, директор по спецпроектам просветительского проекта «Арзамас»

Это было почти 20 лет назад. Лекцию я помню очень смутно , и о чем мы с ним говорили [во время интервью] — тоже. По-моему, наша начальница еще и не очень знала, кто это вообще. Насколько я помню, тогда были изданы только романы «Имя розы» и «Маятник Фуко», но в общем, информации было не слишком много, интернет был в зачаточном состоянии. Хотя, конечно, о нем достаточно писали, были переводы каких-то интервью в журналах типа «Искусство кино». Но понятно, что он был нашим кумиром. «Приехал жрец».

Мы, кажется, страшно нервничая, переводили вопросы на английский, но это не понадобилось. Но если сам разговор из памяти как-то улетучился, то ощущение от самого Эко я помню очень хорошо.

В крохотной студенческой аудитории, после лекции, он был явно уставшим, интервью ему приходилось давать одно за другим, но никакой проблемы в том, что он отвечает на вопросы двух 20-летних студентов, он явно не видел — это было короткая, но очень четкая, в высшей степени профессиональная и при этом очень дружелюбная беседа.

И
И он точно среагировал на слово «Известия», даже произнес по-английски старую шутку «There’s no pravda in Izvestia, and no izvestia in Pravda».

В общем, он выглядел одновременно как такой идеальный лектор, идеальный профессор и идеальный же собутыльник — как-то сразу чувствовалось, что он любит поговорить за накрытым столом, и за этим столом ужасно хотелось оказаться. И до сих пор хочется, честно говоря.

Карина Бабкина, фотограф

Когда Умберто Эко приезжал в Москву, я ещё училась в школе. Я им восхищалась, хотя кроме «Имя розы» и «Маятника Фуко», кажется, ничего и не читала. Мне тогда было всего четырнадцать лет, и сейчас уже даже не помню, как узнала про его лекцию в РГГУ, и совершено не помню, как мне удалось туда попасть, но мне хватило наглости пробраться к первому ряду и гордо сесть на ступеньках.

Я
Я умудрилась подсунуть под нос великого писателя диктофон и всю лекцию больше старалась не шевелиться, потому что Эко периодически столь пристально на меня смотрел, что мне казалось, будто меня сейчас попрут из зала вместе с моим диктофоном...

В довершение всего я сунула ему на подпись пухлую тетрадь со своей писаниной, ибо ничего другого под рукой не было. В ответ Эко возмущённо развёл руками, но и это пережил. В общем, классный был мужик.