«Если у нас собирается команда, мы обыгрываем этих студентов»

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Олег Большаков, 75 лет, баскетболист

Дело в том, что старость — это болезнь такая, уже не проходящая. И в ней надо себя найти. Вот некоторые мои ровесники зарываются в норочку и доживают. А от нас очень много зависит, чтобы остаток своего пути активно прожить. И если ты чем-то увлекаешься, то это и семье легче, и тебе хорошо. Чувствуешь себя полноценным.

Как только ты куда-то там зарылся в свою норочку, ушёл, сразу болячки начинают одолевать. Вокруг меня сейчас пустота. У меня от институтской группы осталось четыре человека. Все ушли по разным причинам, но в основном, я считаю, это неактивный образ жизни.

Если я играю с молодыми, то я стараюсь обыгрывать их головой, тактически. Он десять движений сделает, а я одно. Тут опыт очень помогает. И, как правило, если у нас собирается команда, мы обыгрываем этих 18-летних студентов.

Я хожу в спортзал МИФИ три раза в неделю, эти тренировки я называю «теорией». Тут я оттачиваю навыки, бросаю, а физикой, нагрузками я в других местах занимаюсь. Зарядку я делаю обязательно — гантели и прочее.

К
Каждый должен знать свои слабые места, чтобы их от противника скрыть, а достоинства проявить. Это очень важно...

Раньше, когда я был руководителем сборной, я всегда ребятам после игры мозги вправлял. Сейчас мои ученики играют и в ЦСКА, и в «Химках», на высшем уровне. В общей сложности я играю в баскетбол уже 57 лет. Начал играть ещё в школе, в восьмом классе. Я работал в московском «Спартаке», потом ушёл в «Динамо», потом в «Химках» лет 15 ещё работал.

Родные поощряют моё увлечение. Мало того, они мне помогают с поездками, потому что сейчас время тяжёлое в финансовом плане. Я сейчас на пенсии, и для меня единственный выход поддерживать форму и здоровье — это спорт.

Есть такая организация FIMBA, она объединяет всех ветеранов баскетбола. Проводит раз в год чемпионат Европы, раз в два года — чемпионат мира и раз в четыре года — Олимпийские игры. И если есть своя команда, можно подать заявку и выступить там. Это всё проводится в разных странах мира, но в нашей стране ещё ни разу.

191dc57a813c11e6cee60692008b108d2be7079f
Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Я был в Северной и Южной Америке, ездил по всей Европе, а на следующий год Олимпийские игры будут в Новой Зеландии. Вот если удастся мне денег собрать, то поедем, это очень дорогая поездка.

Раньше, когда были олимпийские чемпионы, к примеру, Вольнов [Геннадий Георгиевич Вольнов, знаменитый советский баскетболист, чемпион мира] нам здорово помогал, федерация помогала. А сейчас каждый ищет себе спонсора. Есть ребята, которые богатые, они едут.

Первый чемпионат мира у меня был в 1995 году, в Хельсинки. Мы стали тогда чемпионами мира. Там очень сильная команда была. Дальше в 1998 году в Портленде были Олимпийские игры. Там мы, к сожалению, золото не взяли, третьими стали. Дело в том, что обычно организуются городские команды одного возраста.

Н
Но я в Москве один в таком возрасте могу бегать, поэтому играю уже за сборную России...

После Портленда начались чемпионаты мира, мы в Бразилии стали серебряными призёрами. Через год я трижды был чемпионом Европы, последний раз в том году в Анталии золото взяли. В 2012 году в Турине на Олимпийских играх мы взяли серебро. И вот в этом году у нас будет чемпионат Европы в Хорватии.

Когда я поехал в Финляндию, я играл за команду в возрасте от пятидесяти. Сейчас уже играю от семидесяти пяти. Потолка нет. Сейчас я играю, в основном, с ребятами 45-50 лет. Если я чувствую, что не справляюсь или тяну команду назад, то перехожу в более старший возраст. Но по моей физике 45-55 лет — это мой коридор.

У меня внуки все в спецшколе учатся с английским уклоном. Старшая внучка уже в университете, а младшие… Несмотря на то, что у одного два метра рост, а у другого — метр девяносто пять, не лежит у них душа.

Двухметровый в волейбол ещё пытается играть. А второго к технике тянет, компьютеры там, ну понимаете, как сейчас. Дело в том, что мы живём отдельно, если бы мы жили все одной семьёй, я может быть и подтянул бы сюда кого-то из них.

Е
Есть спортшколы, но я их называю «школой дураков», там расписание подстраивается под баскетбол...

Это палка о двух концах. Если учесть, что в большой баскетбол попадают один-два процента из всех этих ребят, то родители очень рискуют. Он заканчивает школу дураков, ничего не получая, в университет поступить сложно, и в баскетбол он не пошёл. Это большой риск для родителей отдавать детей в спортшколу. Поэтому я не жалею, что мои внуки не спортсмены.

1557922df9443b6b4a04dd2faf143b6b97a81a05
Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Иногда у меня возникает такое чувство, что ездить одной и той же дорожкой, играть в МИФИ мне надоело. Но только стоит мне прийти в зал и раздеться, как это ощущение проходит. Это и разрядка, и физическая нагрузка. Поэтому между «надо» и «хочу» у меня некая дилемма. Но пока я только хочу.

На той неделе я потерял своего друга, мне страшно от того, что я не смог ему помочь. Его за четыре дня скрутил свиной грипп. С другой стороны, четыре дня — это хорошо, не мучить близких.

Я
Я себя сейчас очень хорошо чувствую, и на фоне ребят, которые меня на десять лет моложе, я себя отлично чувствую, это я не хвастаясь говорю. Мне сложно представить себя без баскетбола. Ну а что ещё делать? Дома сидеть, дача, компьютеры меня не интересует, телевизор тоже.

Я наладил себе все спортивные каналы и то смотрю выборочно: только где прямая трансляция идёт. Даже не представляю, чем бы я ещё занимался, жене бы помогал… Не знаю.

Хочу сказать всем пожилым людям, чтобы они не сидели на месте и не ждали, когда с косой к ним придёт, надо активно жить. И быть немножко интересным нужно своим родственникам, родным, друзьям и товарищам, это тоже связано с твоим здоровьем.


Чтобы прочитать истории других спортсменов, щелкайте по значкам на картинке