Как трансгендеры относятся к 8 марта

Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

В Международный женский день 8 марта МОСЛЕНТА попросила трёх трансгендеров - людей, которые ощущают себя другим полом, отличным от биологического - рассказать о себе, отношении окружающих и этом празднике.

Веда, 35 лет

C8d8cc7927eed28733c61d365661e4c1088f5c8d
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

Это скорее внутреннее ощущение, что ты хочешь быть не как мальчик, а как девочка. Из этих ощущений и делается такой вывод. Пришло такое ощущение ко мне уже давно. Как я себя помню, мне в детстве всегда нравилось залезать в мамин шкаф, достать какую-нибудь помаду и накраситься.

С моей девушкой мы познакомились случайно, так получилось, что она у меня единственная за всю мою жизнь. У нас появился ребёнок, и мы поженились. Уже после свадьбы жили вместе, всё было хорошо. Я это всё скрывала, подавляла в себе.

Но где-то после двух лет совместной жизни я ей всё рассказала. Вначале, когда я предпринимала попытки жить в соответствии со своими ощущениями, это, конечно, поставило наши отношения на грань разрыва. И я всё-таки пошла ей навстречу, начала поступать так, как ей хочется.

Когда у нас появился третий ребёнок, у моей жены обнаружилась болезнь. Это ещё один стресс, я уже просто не смогла выдерживать и стала вести себя более открыто. Мы с ней долго разговаривали, она поняла, что это очень важно для меня, что иначе она просто меня потеряет. А сейчас мы даже вместе мне одежду выбираем.

Моя жена, конечно, не говорит, что приобрела себе лучшую подругу, но судя по тому, как она себя ведёт, не выглядит грустной, а выглядит счастливой, всё хорошо.

С детьми я как-то не говорила на этот счёт. Они воспринимают меня, как папу. Второй ребёнок прикалывается, конечно: «мадам, под ручку». Но это всё по-детски. Всё как-то удачно получается, никаких конфликтов у нас на эту тему не было. В семье абсолютно здоровая атмосфера, мы все друг друга поддерживаем, любовь-морковь и так далее.

Если мои дети скажут мне о своей нетрадиционной сексуальной ориентации, что, вообще говоря, маловероятно, я постараюсь объяснить, что свои чувства можно держать под контролем, независимо от ориентации. Нужно не наделать глупостей, связанных, в первую очередь, со здоровьем.

Еще все зависит от того, насколько осознанно человек об этом заявляет, и готов ли он нести ответственность. Ну и, конечно, это меня расстроит, поскольку в нашем обществе такое заявление может принести много проблем и огорчений, а хочется, чтобы было счастье.

Когда в самом начале у нас с женой был раздрай, у меня были мысли, чтобы завести отношения с мужчиной. Но когда я себя проанализировала, я поняла, что это просто стремление к смене роли, а не моя ориентация. Она меня даже и не интересует, важен сам человек.

Я работаю на одном месте ещё с 2003 года. Меня там знают как хорошего специалиста. Конечно, какие-то изменения они видят, но никто ничего не говорит об этом. Только когда у меня волосы начали отрастать, они прикалывались надо мной. Но потом это прошло.

Камин-аут делать страшновато, с жильём есть некоторые проблемы, нельзя рисковать работой. Конечно, хотелось бы, чтобы ко мне обращались в женском роде. Когда-нибудь это случится, но должна быть какая-то уверенность и стабильность.

На работе я иногда говорю о себе в женском роде, иногда в мужском. И все нормально реагируют. Я просто не акцентирую на этом внимание, ну оговорился человек, с кем не бывает.

Друзей-трансгендеров у меня нет. По крайней мере, лично я не общаюсь ни с кем, только в сети. Мои друзья в обычной жизни называют меня старым именем, они ничего обо мне не знают, потому что я только недавно начала это движение к себе.

А женский унисекс в одежде их не смущает. Конечно, платья мне бы тоже хотелось носить, но мы всё-таки планируем свои финансы исходя из ситуации, в которой находимся, а не исходя из моих личных потребностей. Поэтому не набралось достаточное количество гардероба.

Скрывать себя на работе достаточно сложно, в мужской туалет ходить тоже неприятно. Хочется открыться, но нужно кормить семью, мне нельзя рисковать. Коллектив на работе по большей части мужской, так как специальность у меня техническая. Конкретно о трансгендерах они ничего плохого не говорят, но про геев шутят.

Вчера провожала ребёнка в лагерь. Подходим к руководителю, она говорит: «Вы мама?», я отвечаю: «Я не мама, я папа». Ну а зачем врать? И так всё понятно и по голосу, и по внешнему виду. Зачем выпендриваться?

Чаще всего окружающие воспринимают меня как женщину, это придаёт мне уверенности в себе, это приятно. Мои родители не знают о том, что я женщина. С отцом я давно не общаюсь, а моя мама умерла.

Для меня 8 марта - это день, который напоминает о том, что когда-то женщины не имели многих гражданских прав, но смогли этих прав добиться, и сейчас они ничем законодательно не ограничены. Это напоминание о возможности изменения стереотипов общества в отношении многих социальных групп.

И хотя 8 марта ассоциируют исключительно с женщинами, мне ближе трактовка именно как праздника гражданского и гендерного равноправия.

Инга, 27 лет

49b502e56d11439401331a9e6a81a45865a6fe70
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

Это началось очень давно. Ещё в детстве, до школы, но четкое осознание пришло позже, в классе седьмом-восьмом. Но уже где-то два года я активно работаю над собой и над своим образом.

Начинать сложно. Привести внешность в должный вид, персонально покупать вещи. Долгое время ты одеваешься совершенно не так, не умеешь краситься. Это требует определенных усилий, что-то подобрать, узнать, найти.

У меня есть подруги, с которыми я советуюсь, конечно, помощь и поддержка от них есть. И выходить в люди поначалу в одиночку было страшно. Чем дальше от дома, тем сложнее. Я живу в ближнем Подмосковье, и приехать в Москву - для меня был подвиг. Когда добиралась электричками, всегда было страшно. На своём транспорте, конечно, гораздо проще.

Куда-то выбираться я стала вообще сравнительно недавно, до этого я долго заседала дома, вообще никуда не вылезала. С тех пор, как я начала меняться, я стала куда-то выходить. Я работаю по технической специальности, у нас большой коллектив, поэтому возможности открыться и ходить так нет. В большом коллективе найдется много людей, которые не поймут.

Кто-то знает из знакомых, кому-то я открывалась, но так, чтобы глобально – нет. На работе меня скорее не поймут и кончится это не очень хорошо. Надо иметь хоть какую-то стабильность, все это требует определенных затрат, и создавать себе такие риски не в самое позитивное финансовое время немного излишне.

Родители, в итоге, так и не поняли. Они узнали случайно. Сейчас очень недовольны, но относятся к этому 50 на 50. Много было разговоров, попыток переубедить, но, к счастью, ничего особо серьезного не случалось. Я с ними, конечно, общаюсь, но это мешает, любой разговор, по большому счету, или начинается или заканчивается тем, что мне не помешало бы исправиться.

Видеться стали реже, я стараюсь как-то не появляться в таком виде. Я и на работу не хожу в таком виде, хожу в мужской одежде.

Каминг-аут - это риск. Надо иметь отходной вариант, возможность куда-то уйти. Кто захочет взять на работу такого человека с мужскими документами? Смена документов не такая простая затея, для начала надо пройти медицинскую комиссию, с психиатром, эндокринологом, очень много врачей, сексолог тот же, и прохождение комиссии уже дает справку на хирургическую коррекцию пола. Только после операции можно сменить документы.

Вопрос туалета в общественном месте действительно очень сложный и острый. Хожу в женский, потому что в мужском опасно. Обычно, я стараюсь избегать таких ситуаций, тем более, есть много заведений, где туалет общий для всех. Иногда я даже выбираю место, исходя из этого. Мне самой не хотелось бы доставлять каких-то неудобств. Но в таком образе я спокойно могу зайти в женский туалет. Мне не страшно выходить на улицу в таком образе, я чувствую себя более-менее уверенно, образ по-моему достаточно неплохой. По крайней мере, те, с кем я общалась, отзывались позитивно. Люди определяют друг друга довольно стереотипно: серьги, волосы, со спины так вообще без проблем. Работа над голосом тоже дает какие-то результаты.

Первое время был довольно сильный страх, что я встречу кого-то с работы, потом я успокоилась. Нельзя же прятаться постоянно, я уже достаточно долго просидела дома, не выходя никуда. Имеется в виду, что я уходила на работу, приходила с работы и все. Ни в кино, никуда.

Когда я захожу в магазин, или еще куда-то, со мной общаются как с девушкой. Периодически, даже в мужском образе такое случается. Мне это приятно. Как минимум, это говорит о том, что я чего-то добиваюсь, у меня получается, я иду к цели, и всё это не зря.

Мой ли праздник 8 марта? Вообще это довольно сложный момент, потому что долгое время мне очень хотелось, чтобы он был моим, но он был совершенно не моим. Я воспринимаю 8 марта как праздник женщин и хочу, чтобы он был мой.

В большинстве случаев, люди даже не понимают, что что-то не так, поэтому дискриминации я не чувствую. В этом плане все более-менее нормально. Бывают, конечно, ситуации… Например, общение с Госавтоинспекцией или ДПС, это довольно интересно.

В большинстве случаев это обходится довольно мирно, они могут улыбнуться и не придавать значения. В большинстве случаев все проходит в рамках приличия, но были и неприятные ситуации, когда инспектор с документами на руках начинает задавать вопросы, совершенно не относящиеся к транспорту. Про ориентацию, как я, с кем я и куда, да и вообще что я там себе отрезаю или пришиваю.

Это всё очень не приятно. Особенно когда ты понимаешь, что перед тобой стоит человек, которому ты ничего и сделать не можешь.

Если мои дети столкнутся с такой же проблемой, как и я, будет грустно. Им через многое придется пройти, и мало хорошего на пути ожидается. Не все люди хорошо реагируют, если кому-то открываешься, не все могут правильно понять.

Старые знакомые, по большей части, называют меня старым именем. Есть шанс попасться на глаза другим людям, которые об этом не знают. Лишняя оговорка была бы ни к чему. Конечно, неприятно, когда меня не воспринимают как женщину, ну а что делать, надо от этого абстрагироваться, прошедшие годы не вычеркнешь.

Джеймс Кори Эллис, 21 год

73abd1c02ee90ad52f0504e41e867b8aceec3d97
Фото: Антон Белицкий / МОСЛЕНТА

Трансгендерный мужчина – это мужчина, который был рожден с ХХ-хромосомами и который имеет мужскую гендерную идентичность. Трансгендерная женщина – это женщина, которая была рождена с ХУ – хромосомами, но имеет женскую гендерную идентичность. Она может делать или не делать операцию, это не важно, но она в любом случае остается женщиной.

Каждый узнаёт по-своему, соответствует ли он своему хромосомному полу: кто-то с детства, а кто-то позже делает сознательный выбор. Ощущаю я себя скорее мужчиной, мне довольно комфортно в этой идентичности.

Я начал говорить о себе сразу в мужском роде. Родители меня били. Мой отец умер, когда мне было 10, я его очень любил. Я знал, что у меня такая идентичность, но чувствовал, что куда бы ни пошёл, я буду не нужен и не важен. Настоящий я никому не был интересен.

Но потом в 19 лет я понял, что я больше не могу так жить и сделал камин-аут уже сознательно, в семье. До этого я сделал камин-аут в институте, за этим последовала страшная травля, это привело меня к депрессии. Я жил в ней несколько лет, несколько раз лежал в больнице, мне пришлось лечиться. Я до сих пор принимаю антидепрессанты. Сейчас уже всё намного лучше, потому что я ищу работу.

Потом, когда я уже ушёл из института, я отправил письмо в «Дети 404», потому что уже не знал, куда мне ещё написать. Это сообщество помогло мне найти друзей. Сейчас в этом плане я очень счастливый. У меня очень много хороших и настоящих друзей. Для человека, у которого 19 лет практически вообще друзей никаких не было, это огромная радость.

Сначала я очень долго с мамой скандалил, доходило до разного. Один раз случилось такое, что моя мама травмировала меня настолько, что мне просто пришлось припереть её к стенке и сказать, что я больше не могу так жить. Но после этого она изменила к этому своё отношение.

Она не стала называть меня по имени, которое я выбрал, она вообще теперь ни по какому имени меня не называет.

Она не использует мужской род в разговоре со мной, в основном заменяет окончания глаголов прошедшего времени на деепричастия. Если «пошел» и «сделал», то это «пошедший» и «сделавший». Это довольно противно, но всё-таки я чувствую, что я вообще-то существую и могу заявить об этом.

Когда я встречаю в своем районе всяких людей из прошлого, которые не знают о том, что я сделал камин-аут, они цепляются ко мне и называют меня паспортным мёртвым именем.

Это больно и обидно, и самое противное, что как бы я ни был одет, некоторые люди до сих пор видят во мне мою старую оболочку. Тут ещё проблема в том, что я аутичен и не очень хорошо в принципе общаюсь с людьми.

Я учился в обычной школе. Это был кошмар. Навряд ли у меня когда-то будут свои дети, но если будут, то я кого-нибудь усыновлю, удочерю и сделаю всё, чтобы этот человек никогда не пошёл в обычную российскую школу.

Поиск работы для меня – это всегда страшное время, потому что каждый раз я вынужден думать, что мне делать с каждым конкретным местом. Надо думать, открываться мне или нет.

Если я не открываюсь, то не факт, что меня туда возьмут, потому что я не выгляжу как обычная девушка. И даже если я говорю о себе в женском роде, я очень плохой актер. Если я открываюсь, это влечет за собой всякие неудобные вопросы, некоторые люди прямо спрашивают «что у тебя в штанах».

Когда я устраиваюсь на работу, говорю, что меня можно звать Джеймс или Кори. Сегодня, например, когда я заполнял анкету, на всякий случай написал туда своё паспортное имя. Но на собеседовании попросил, чтобы меня не называли моим паспортным именем, так как это для меня травматично. Они отреагировали нормально.

Я не рассматриваю мир, как черно-белое пространство, делящееся на мужское и женское. Мне безразлично, какое строение тела у человека, если я люблю этого человека. Прежде всего, меня в людях привлекают моральные качества и убеждения.

Как правило, если у меня есть возможность, 8 марта я иду на митинг. Для меня это праздник феминизма, в первую очередь. Пускай у меня даже не женский гендер, это не важно. Это очень важный для меня день. Я абсолютно поддерживаю борьбу женщин и всех других людей за равноправие. Ещё очень много нужно сделать и очень многого достичь.

Я всегда хожу в мужской туалет, потому что, как ни странно, бытует мнение, что если трансгендерный человек пойдёт в женский туалет, то на него просто наорут, а в мужском его или её могут побить.

Когда я ходил в женский туалет с моей внешностью, мне задавали всякие дурацкие вопросы, типа: «Какого хрена ты мужик тут делаешь?!». В мужском мне ни разу не задали каких-то вопросов, ни разу не было никаких поползновений нехороших в мою сторону. Но я больше, конечно, люблю места, где один туалет на всех. А так я стараюсь вообще не ходить в туалет в общественных местах.

Самое неприятное для меня в обычной жизни – это утяжка. Без неё, конечно, дышится лучше. Утяжки – это такие штуки, которые одевают люди, которые были рождены с грудью, но хотят быть с плоской грудью. Есть и суровый способ – это эластичный бинт. С этой штукой совершенно нельзя дышать. Это очень травматично, в своё время я проходил так полгода.

Моё имя – это имя человека, которого я очень сильно любил. Но, когда мы были вместе, он сказал, что было бы не удобно, если бы наши имена были одинаковыми. С тех пор, я взял его второе имя – Джеймс.

Имя Кори пришло ко мне недавно, когда я думал, какое у меня будет среднее имя. Нужно же что-то написать в графе «отчество». Это ирландское имя, с одной стороны оно жёсткое, с другой стороны нежное, напоминает бельгийский шоколад.