"Нас будут избивать арматурой в открытую"

Журналист Александр Горохов на пикете около здания администрации президента
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

В четверг, 10 марта, около здания Администрации президента прошла серия одиночных пикетов в поддержку избитых в Ингушетии журналистов и правозащитников. Коллеги пострадавших и неравнодушные москвичи держали в руках плакаты, призывающие расследовать произошедшее. МОСЛЕНТА узнала у пикетчиков, что они думают по поводу случившегося и какой реакции ждут от президента.

Вечером в среду, 9 марта в Ингушетии, на границе с Чеченской Республикой, на автобус с журналистами и правозащитниками из «Комитета по противодействию пыткам» (КППП) напали неизвестные люди в масках. Пассажиров насильно вытащили на улицу, уложили на землю и избили палками. После этого нападавшие подожгли автобус и скрылись.

В числе пострадавших оказались пресс-секретарь КППП Иван Жильцов, юрист-международник Екатерина Ванслова, корреспондент норвежского издания Ny Tid Ойтен Уинстад, Лена Мария Перссон Лоефгрен из «Шведского радио», корреспондент «Медиазоны» Егор Сковорода, журналист New Times Александра Елагина, фотограф Михаил Солунин и экс-сотрудник «Коммерсанта» Антон Прусаков.

«Они кричали: «Вы террористы! Вы защищаете террористов! Вы помогаете убийцам моего отца», - рассказал «Медиазоне» Егор Сковорода, добавив, что до этого за журналистами и правозащитниками следили несколько дней подряд.

Сейчас четверо пострадавших в результате нападения остаются в больнице. У них диагностированы черепно-мозговые травмы и сотрясения разной степени тяжести. Речь идет о журналистах Ойстане Виндстаде и Марии Перссон Лефгрен, юристе Екатерине Ванслове и водителе Башире Плиеве.

Всю ночь на месте происшествия во главе с Министром внутренних дел Республики Ингушетия Александром Трофимовым работала следсвенно-оперативная группа. Возбуждено уголовное дело о хулиганстве и уничтожении чужого имущества.

Анастасия Зотова, журналист газеты Новые Известия

D8565f8f56075577073728fa233b4c38481f5416
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

"Я пришла сюда, потому что мне не все равно, потому что сегодня подожгли одну машину с правозащитниками и журналистами, а завтра подожгут другие. Потом нас будут избивать арматурой в открытую. Это просто недопустимо. Наше правительство, в том числе Медведев и Путин, неоднократно говорили, что нужно защищать труд журналистов, что нужно особенно расследовать преступления, которые совершаются против них.

Я считаю, что все журналисты, и не только, должны быть солидарны. Нужно понимать, что СМИ – это четвертая власть. Это то, почему пока еще существуют права человека в нашей стране".

Павел Никулин, спецкорр издания Такие Дела

81d47e4c7e2a62ada16b1a1e657581c1618b94bb
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

Если сделать вид, что нам – журналистам и обычным людям – все равно, от этого явно не будет лучше. Хотя у меня нет никаких иллюзий, что эти ребята могут на что-то повлиять, но в любом случае я делаю это не ради реакции, а ради того, чтобы показать этим людям, что они не одни. Я делаю это для того, чтобы продемонстрировать профессиональную солидарность в первую очередь.

Петр Верзилов, общественный активист

C03e182d04b5fe8ef8dd84c3c2117fa43e81c2fa
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

"Мы надеемся на инициативу властей Ингушетии, чтобы сдвинуть расследование с мертвой точки. Я говорил с Егором Сковородой, он рассказал, что они много работали с ингушскими следователями. Они попытались профессионально подойти к расследованию, подготовить ряд документов.

Мы считаем, что Администрация президента должна скоординировать, во-первых, расследование, во-вторых, формальное разбирательство между руководством Ингушетии и Чечни, остановить тех, кто считает, что может сжигать машины журналистов, выбивать им зубы и заниматься терроризмом на Северном Кавказе"

Полина Немировская, журналист издания Открытая Россия

Aa1b67d225b3d1fac0ecf748dcdbe5dd0211f2f8
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

Если эти правозащитники не будут следить за соблюдением прав человека в регионах Северного Кавказа, все может обернуться очень печально. Ни для кого не секрет, что к правам человека там относятся, мягко говоря, пренебрежительно.

Сергей Миненко, журналист издания Мел

E2f1b6c15b0922766ab42b0d0d16c46f476c997a
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

"Я хочу, чтобы власть обратила внимание на то, что произошло на границе с Чечней. Это не первое подобное происшествие. Обычно там все остается без внимания, либо спускается на тормозах. Никогда не ищут заказчиков.

По сути, там запрещена правозащита, запрещена свободная журналистика. Произошедшее – это еще один сигнал к тому, чтобы люди, занимающиеся журналистикой и общественной деятельностью, оттуда убирались".

Артём Лоскутов, общественный активист

24ba1670b740500c26510f753256aa0ceef67270
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

"Это безобразие, и такого не должно происходить. Почему именно здесь стоят люди? Потому что в Администрации президента занимаются внутренней политикой, работают с губернаторами и президентами республик, на границе которых произошло нападение.

Я думаю, что сейчас Рамзан Кадыров должен разобраться, потому что есть ощущение, что нападавшие приехали с чеченской стороны. Тем более, что он сейчас строит себе образ человека, который победил терроризм. Но по факту произошел террористический акт, акт устрашения".

Денис Синяков, фотограф

122fea645de4f536fe939dbb896e700ecff3e05a
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

Я не мог не придти, когда мои коллеги, которые не оскотинились, здесь. Хотя мне не о чем просить Администрацию президента. Вообще никого просить не нужно. К сожалению, мы сами виноваты в том, что случилось. Журналисты сами в какой-то момент договаривались с властями, где-то молчали. Наша вина в том, что мы не едины и в некотором смысле предали профессию. Мы все виноваты в том, что допустили, что Чечня стала феодальным государством.

Филипп Киреев, Антон Кравцов