«Непонятно, что с этими зданиями в итоге делать»

Город
Фрагмент скульптурной композиции на фасаде
Фото: Филипп Киреев / МОСЛЕНТА

В минувшие выходные на Солянке прошел субботник – десятки волонтеров объединились, чтобы спасти знаменитый «дом с атлантами» (бывший доходный дом купцов Расторгуевых, сейчас просто дом №7 по Солянке) от вандалов. Активисты заколотили дверные и оконные проемы, а также перекрыли свободный доступ во двор.

В начале этого года у исторического здания, которое пустует уже десять лет, появился новый собственник. Неравнодушные москвичи опасаются, что из-за разрушения дома вандалами, он может потерять статус объекта культурного наследия, после чего пойдет под снос.

«Молодежь тусуется»

Когда-то внутри дома были шикарные квартиры, но теперь посетителей встречает огромное количество мусора, пыль, граффити и неприятные запахи. При этом еще месяц назад рисунков на стенах не было.

Главный вход в здание закрыт, на двери табличка: «При проникновении внутрь посторонних звоните 112». Вокруг суетятся волонтеры, носят доски и забивают окна. Прохожие останавливаются, чтобы посмотреть на раскрашенных черной краской атлантов, которые подпирают осыпающийся балкон.

Чтобы попасть в дом, его нужно обойти вокруг. За черной калиткой – разрисованная арка, которая ведет ко второму входу. Все стены во дворе расписаны уличными «художниками», многие стекла разбиты, недавно кто-то тут развел костер. Рядом стол и стул, неподалеку - молодые ребята с бутылкой водки и пакетом сока.

Пройти в здание самостоятельно в первый раз не просто. Света почти нет. При выходе на улицу в коридорах иногда путаются даже волонтеры. Они постоянно спотыкаются о сплошной мусор на полу. Парадная лестница вся в граффити, краска даже на лепнине.

«Мы сидели тут почти до часу ночи, и то не все успели сделать. А сегодня мы уже доделали. Ну понятное дело, что консервация – это не надолго, и все это выломают еще раз. Видимо, субботник придется повторять», – рассказывает МОСЛЕНТЕ журналист и активист движения «Архнадзор» Андрей Новичков во время импровизированной экскурсии по дому. Волонтеры собрались здесь, чтобы изолировать здание от вандалов.

На втором и третьем этажах разобраны полы, в стенах зияют дыры, многие окна разбиты. В другой части здания лестничную клетку подпирает бревно. Если подняться чуть выше и пройти по темному коридору, чувствуется запах гари. Судя по всему, недавно там был пожар. В соседних помещениях можно найти лавочки, столики с пустыми бутылками и даже диваны. Лифты не работают, волонтеры и журналисты ходят по лестницам с фонариками.

«Сейчас тут в основном тусуется молодежь, которая просто тупо развлекается, и по факту уничтожает объект культурного наследия. Видишь, все эти полы разобраны? Это все было выковыряно с конца января. Кто-то тут ищет монеты. Поскольку дом старый, иногда бывает, что монеты закатываются в деревянный пол. Печи ломают, чтобы получить изразцы, чтобы их домой себе забрать», – говорит Новичков.

По его словам, на месте «дома с атлантами» уже давно планируется построить какое-то другое сооружение, но собственникам, бывшему и нынешнему, мешает статус памятника. Если прошлый владелец здания – ЗАО «ЕвроСтрой» – пытался урегулировать спор в судебном порядке и проиграл, то нынешний, судя по всему, просто решил запустить внутрь вандалов, отмечает градозащитник. Если дом будет находиться в плачевном состоянии, его легко можно будет лишить статуса объекта культурного наследия, а после этого снести.

«
«Он это специально и устроил, специально открыл здание, снял с него фасадную сетку и теперь ждет. Здесь планируется построить то ли офисный комплекс, то ли что-то такое. Мэрия не согласовала строительство, потому что это памятник и теперь собственник вот таким образом добивается сноса здания», – объясняет активист.

Новичков говорит, что в теории на всех, кто рисует в «доме с атлантами» граффити и разбирает там полы, могут завести уголовное дело, но никто не знает, кто эти люди и полиция сюда не вмешивается.

«Если все так и будет продолжаться, то от здания ничего не останется, – продолжает он. – Мы сейчас выполняем работу департамента культурного наследия, который сам должен всем этим заниматься, сотрудники департамента получают деньги, чтобы держать такие здания в определенном состоянии».

Снести нельзя оставить

«Дом с атлантами» получил статус памятника в 2004 году, в то же время его приобрела компания «ЕвроСтрой», которая планировала провести глобальную реконструкцию здания. На месте дома хотели построить гостинично-деловой центр с подземной парковкой. По проекту, от оригинального строения должен был остаться только парадный фасад.

Однако статус выявленного объекта культурного наследия не позволял проводить в здании работы по реконструкции. Собственник всячески пытался доказать, что дом не является памятником и хотел исключить его из реестра объектов культурного наследия. Свои требования он обосновывал тем, что интерьеры и фасад здания сохранились лишь частично, и восстановить их нельзя.

Судебные органы всех инстанций ответили собственнику отказом. Начать строительство компании так и не удалось, а в начале этого года у здания сменился хозяин.

Первый заместитель руководителя департамента культурного наследия Сергей Мирзоян рассказал МОСЛЕНТЕ, что новым собственником является ОАО «Дирекция единого заказчика застройщика» (ДЕЗЗ).

Он объяснил, что «ЕвроСтрой», несмотря на свои планы по полной реконструкции здания, в департамент подавал только проект реставрации строения. Его согласовали еще в 2007 году, но никакие работы по ремонту собственник так и не начал. После смены собственника новый проект реставрации в департамент пока не поступал.

Мирзоян добавил, что полномочия Департамента культурного наследия ограничиваются лишь тем, чтобы следить за соблюдением законов. Самой реставрацией он заниматься не может. Однако на данный момент предписания, направляемые собственнику здания, не выполняются. В частности, департамент предписывал взять дом под охрану, но собственник этого так и не сделал.

Дальнейшая судьба дома на данный момент неизвестна. Помимо проекта реставрации должен быть разработан и проект приспособления здания. Он может предусматривать размещение здесь, например, офисов или ресторанов. Такой проект с департаментом пока также согласован не был. Сергей Мирзоян объяснил, что Департамент культурного наследия в любом случае намерен бороться за сохранение исторического памятника.

«Мы будем добиваться, чтобы в этом году как минимум были проведены противоаварийные работы на объекте, чтобы то состояние, до которого здание довел предыдущий собственник, не повлекло его утраты», – сказал чиновник.

В то же время представитель общественной организации «Архнадзор» сообщил МОСЛЕНТЕ, что ДЕЗЗ утратила право собственности на здание в феврале этого года. По данным организации, новым собственником исторического дома является государственная корпорация «Ростех».

В пресс-службе компании пояснили, что здание действительно перешло в ее собственность в середине февраля 2016 года. Прежний собственник, которым являлся ДЕЗЗ, имел долг перед государственной корпорацией, в результате суд постановил передать дом с атлантами в счет списания этой задолженности.

В Ростехе добавили, что корпорация не планировала приобретать здание, так как оно не является профильным активом компании. Информацию о дальнейших планах на здание в корпорации также не представили, сообщив только, что в ближайшее время на территории памятника будет выставлена охрана.

Искусствовед Елизавета Лихачева рассказала МОСЛЕНТЕ о трудностях содержания архитектурных памятников и о том, почему проблема сохранения дома может быть решена только в результате реконструкции всего района.

Содержание объектов культурного наследия – очень муторная и дорогая история. Чтобы начинать какой-то ремонт этого дома, нужно сначала провести изыскательские работы. Проект исследования согласовывается с Мосгорнаследием, результаты тоже нужно согласовать с ними.

После этого составляется проект реставрации. Компания, которая делает проект и осуществляет работы, должна иметь лицензию, разрешающую работу на объектах культурного наследия. План реставрации опять же согласовывается с Мосгорнаследием.

За проведением работ постоянно следят. Инспектор может приехать в любой момент и проверить, что происходит на стройке. После окончания работ, объект нужно сдать. Это тоже «танцы с бубном». Итого, чтобы отреставрировать объект, нужно получить шесть согласований. Это не только время, но и деньги. Одно только обследование дома стоит порядка двух миллионов рублей.

Эта бюрократия, конечно, иногда спасает. Но в большинстве случаев она ничем помочь не может. Собственнику проще уничтожить объект, спалить его, например. Эта схема сначала появилась в Западной Европе, потом стала популярна в Штатах, теперь получила распространение и у нас. Объект неудобный – открываются все двери и окна, рано или поздно кто-нибудь его подожжет. Таких примеров в Москве довольно много.

После этого собственник заявляет, что поскольку все интерьеры сгорели, здание будет реконструировано с сохранением исторических фасадов. Это значит, что только стены останутся. Сзади обычно начинают строить какой-нибудь торговый или бизнес-центр.

При такой стройке появляется возможность сделать подземную парковку, переустроить все внутри дома. В старый фасад встраивается новое здание. Получается фейк.

Основной вопрос в том, что делать с этим домом? Если его не перестраивать, жилье сделать не получится, потому что парковку там делать негде. Офисный центр – тоже не выйдет, в районе очень плохо с логистикой, туда сложно доехать на автомобиле.

В
Вообще главная трудность сохранения культурного наследия в том, что непонятно, что с этими зданиями в итоге делать. Как их можно использовать? Это приводит к тому, что они просто уничтожаются.

Но здесь проблема не в одном доме, а в квартале в целом, и заниматься спасением только «дома с атлантами» – все равно, что лечить палец, когда болит вся рука. Дело в том, что Хитровка – своего рода «бермудский треугольник». Никто не знает, что там происходит на самом деле.

Она находится в самом центре города, но при этом вроде как на отшибе, потому что рядом нет ни одной станции метро. Можно сказать, что район полутрущобный.

П
По большому счету со времен Гиляровского ничего не изменилось.

Что здесь будет, никто не знает, никто не видел планов развития района. Есть какие-то общие высказывания, вроде «У нас тут будет город-сад», а как и что дальше – не понятно. Нужно заниматься реконструкцией всего района, тогда получится сохранить и исторические здания. В Москве есть примеры подобных комплексных работ. Так, например, получилось с Остоженкой.

То, что активисты там все заколотили, конечно, хорошо. Но это временно. Уверяю вас, через неделю придут два таджика и откроют все обратно. Это «борьба с ветром», а с ним бороться бесполезно. Никто не будет туда ездить каждую неделю и окна заколачивать. Возможно, застройщик даже заплатил вандалам.

Решить проблему можно. Для этого нужно найти компромисс с собственником – узнать, что он хочет там сделать, и как можно реконструировать здание с сохранением всех ценностей.

Евгений Костогоров, Филипп Киреев